Портреты членов политбюро и прочих или художник ван Миревелт

Надо бы переименовать «историю искусств» в «историю изображений и украшательства». «История искусств» названием своим вводит в заблуждение и подразумевает озаренного творца, который не предал высоких идеалов и служил музам, хотя хотелось денег. Таким образом «наука» автоматически навязывает всему, что посчитают искусством, не столь давно появившиеся модные понятия: вдохновение, поиск выразительности и красоты, взаимовлияния, символику, творчество, авторство, идентичность и другие нынешние загогулины. А выходит негладко, потому что в искусство записывают объекты, сделанные всякими-разными и  по разным поводам, как то: икону, лубок, украшение портсигара, станцию метро «Маяковская», Хамершея, росписи пещер и современный концептуализм. Якобы все они то же самое и с теми же самыми симптомами-признаками. А по мне, если художник хотел есть, то какие там могут быть поиски красоты? Или авторство?  Когда в советском художественном комбинате счастливцы, получившие выгодный заказ, малевали зараз два десятка Лениных (смешиваем краску для усов и мажем двадцать усов одновременно, разводим для лысины и мажем двадцать лысин и т.д.), то тайного символического мессиджа и вдохновения там было маловато. Правда, иконография и соответствие политическим требованиям еще как были!

Я расскажу о голландском художнике 17 века, который сотнями писал тогдашних лениных, и, на мой взгляд, многим критериям искусства (в нынешнем его понимании) не соответствует.

Ван Миревелт

Михиел ван Миревелт (Michiel Janszoon van Mierevelt 1566-1641) был самым успешным голландским портретистом конца 16 и первой четверти 17 века и еще более успешным организатором производства (того же периода). И вот его портрет.

№ 1 Гравюра Виллема Делфа с картины Ван Дейка Портрет Михиела ван Миревелта между 1610-1625, 25.9х19.5 см.
001

Сначала он несколько лет писал исторические полотна (ни одно не сохранилось), но с 1590 года уже только портреты. По красивой легенде он написал их 10.000 штук, по менее красивой – всего 5.000, ученые 5.000 вполне допускают. Под именем Миревелта сохранилось 1350 картин, из них признаются вышедшими из его мастерской окло 630. В гильдию святого Луки Миревелт вступил (то есть, стал самостоятельным художником) в промежутке между началом 1583 и концом 1585 года, и если считать отсюда, то каждые четыре дня (или два, если допустить 10.000) он начинал новый портрет без заслуженных перерывов на воскресенье и Рождество.

Как обычно бывает с голландскими художниками (кроме, пожалуй, Рембрандта), его работы первых десяти-пятнадцати лет неизвестны. О картинах Миревелта более или менее с увереностью можно судить, когда он стал уже фирменным Миревелтом. Для ранних приходится на основании поздних представлять, экстраполировать, выдумывать и высасывать из пальца атрибуции первого периода его творчества.

У Миревелта два больших групповых портрета, а остальные просто портреты, 70% мужчин и 29% женщин. Такая пропорция, потому что большинство копий, которые составляли половину продукции завода, было портретами знаменитостей и политиков, то есть мужчин (Гуго Гроций, Утенбогарт, Мориц и проч.). В данной заметке я не разделяю картины на произведения самого Миревелта и на живопись его студии. Автором всех картин тут назван сам Миревелт. Так будет и справедливее, и ближе к тому, как понимали авторство в 17 веке.

Миревелт учился у художников старой школы, карьера его началась, когда Голландия, одержав несколько побед в Восьмидесятелетней войне, почувствовала себя увереннее и стала жить богаче. С 90-х годов понеслось, публика захотела искусства и целый народ начал покупать картины.

Миревелт был обычным портретистом в Дельфте, писал старомодные портреты и всегда по одинаковой схеме, нет почти отличий. Он предлагал картины нескольких размеров – голова, погрудное изображение, полфигуры, портрет до колен, портрет в полный рост. У каждой композиции твердая цена. Мужчины развернуты направо, женщины налево. Никаких новшеств – манера, тщательность, подход, техника оставались неизменными до самой смерти живописца. Несколько его картин для примера.

№ 2 Миревелт Портрет Филипса Даублета 1629, Музей Халса, Харлем, 70х58 см.
002

№ 3 Миревелт Портрет Гертруды Гюйгенс 1629, Музей Халса, Харлем, 70х58 см.
003

№ 4 Миревелт Портрет Франсуа ван Арессена 1636, Ряйксмузеум, Амстердам, 112.2х86 см.
004

№ 5 Миревелт Портрет Якоба ван Далена 1640, Метрополитен, Нью-Йорк, 69.9х58.4 см.
005

№ 6 Миревелт Портрет Маргареты ван Клоотвяйк 1639, Метрополитен, Нью-Йорк, 70.5х58.1 см.
006

Славен и знаменит Миревелт стал, когда на него обратили высочайшее внимание в Гааге. Сначала то была Луиза де Колиньи, вдова принца Оранского, для которой Миревелт исполнил в 1603 году заказ (неизвестно какой). Втиснувшись же, Миревелт из вагона не выпал, а в 1607 написал самого штатгальтера Морица Оранского, главную свою золотую картину, которая на три десятилетия сделала художника самым знаменитым голландским портретистом.

№ 7 Миревелт Портрет Морица Оранского 1607, Принсенхоф, Дельфт, 111.2х84.3 см.
007

С 1607 года жизнь расцвела лучше всякой розы, к Миревелту двинулась отара первых людей государства, потому что принцы плохого себе не заказывают. Каждый хотел и получал портрет.

Благоволение светлейших особ не исчезло и после смерти Морица в 1625, его преемник Фредерик Генрих и Амалия ван Солмс (жена Фредерика Генриха) продолжали пользоваться услугами Миревелта, покуда во второй половине 1630-х годов он не надоел и не был заменен Хорнхорстом, модным, блестящим и с загранично-итальянским прошлым. Тут же иссякли у Миревелта и столичные клиенты, но остались местные, дельфтские, которые провинциально и упрямо по-прежнему хотели портретов вышедшего в тираж живописца.

Прейскурант же был таков:

Погрудный портрет с натуры – 48-50 гульденов.

Копия погрудного портрета в два раза дешевле – 24 гульдена.

Портрет до колен с натуры – 200-300.

Копия поколенного – 75-100.

Портрет ребенка в полный рост – 150.

Копия ребенка в полный рост – 100.

Маленький портрет в полный рост – 42-48 гульденов.

Миревелт был богат, и когда в 1611 году ему понадобилась мастерская, ибо количество заказов после портрета Морица приятно увеличилось, то он смог выложить за дом 5500 гульденов. В долги не влезал.

Портреты, которые Миревелт производил, разделялись на копии и на те, которые он гордо называл «портреты с натуры». О продолжительности сеанса мы не знаем, но это был ОДИН сеанс, когда, судя по всему, очень приблизительно набрасывалось лицо модели, схематически зарисовывалась одежда. Скорее всего это был рисунок, с которого потом и писался портрет. Для копий Морица и прочих использовались полноразмерные рисунки.

Через три-четыре десятка лет после Миревелта производство портретов было еще более усовершенствовано, у художника (у Каспара Нетшера, например) хранились уже готовые изображения дам, господ, солидных дам, солидных господ и так далее, а живописец-творец, получив заказ, врисовывал лицо заказчицы или заказчика на предусмотрительно оставленное пустым место на холсте. Миревелт ни в чем подобном замечен не был.

Мастштабы производства становятся понятны из описи мастерской после смерти Миревелта. В его студии оказалось 175 картин разной степени законченности, 109 портретов разных лиц и 66 копий.

Портреты высочайших особ и самой из них высочайшей

Изображения Морица и других Оранских в разных костюмах и форматах стало основной продукцией завода Миревелта. Кто их покупал? По неведомым причинам уже много столетий считается, что если тебе дают воровать, то надо повесить на стену портрет дающего. Так рассуждали и члены голландских муниципалитетов, когда заказывали портреты принцев Оранских и их семей, так же считали и владельцы больших «частных» и «независимых» компаний, например, главы Вест-Индской компании. Ох, все же без поддержки государства большая корпорация развиваться не может…

Портретов Морица из мастерской Миревелта столько, что они постоянно встречаются и на аукционах голландской живописи и в самой Голландии.

№ 8 Старая мэрия Хасселта и копия 17 века с портрета Морица кисти анонимного художника, 105х75 см.
009

А вот картина из Ряйкса. Желающие могут сравнить ее с № 7. По размерам почти то же самое (высота отличается на 6 миллиметров, а ширина на один).

№ 9 Миревелт Портрет Морица Оранского 1607, Ряйксмузеум, Амстердам, 111.8х84.4 см.
008

А вот картина с аукциона Кристис (49.000 евро в 2013 году). Тоже можно сравнить.

№ 10 Миревелт Портрет Морица Оранского 1612, частная коллекция, 105.5х85 см.
010

Отвлекусь и отмечу, что структура и символы власти за 400 лет в Голландии не изменились: до сих пор мэров городов у нас не выбирают, а назначают король/королева, а те благодарно вешают на стены портрет монарха (о современных королевских портретах будет немного в конце этой заметки). Некоторые мэры, бывает, даже ворчат на качество официальных портретов, потому что те не отражают всей добродетельности благодетеля. И тогда наши бургомистры заказывают еще более добродетельные изображения короля местным художникам (например, в 2017 году в городе Waddinxveen) и за преданность попадают в газеты. Так как в Голландии демократия и экономия, то портреты короля покупают во всех муниципалитетах не немедленно, солидный этот процесс может растянуться на годы. Однако же читателю не стоит беспокоиться, все там будут, все. Но это так… к слову…

Да и не только партийная верхушка вешала портреты своего начальника, простые люди в 17 веке на всякий случай тоже любили соответствовать. Вот картина Корнелиса де Мана, где над камином висит маленький портрет нашего Морица, нашего принца. Интересна датировка – после 1672 года. В 1672 году олигархическую республику в Нидерландах свергли, к власти опять пришли Оранские, а шустрые обыватели вытащили из чуланов портреты знаменитых членов победившей партии и стали усиленно демонстрировать свою к ним расположенность.

№ 11 Корнелис де Ман Мужчина, взвешивающий золото ок. 1675, Голландский музей, Голландия (Мичиган), 81.5х67.5 см.
011

А вот и этот маленький портретик.

№ 12 Миревелт Портрет Морица Оранского между 1609-1633, Ряйксмузеум, Амстердам, 29.8х24.5 см.
012

И за компанию еще один. Похоже на Ленина. Вроде да…

№ 13 Миревелт Портрет Морица Оранского 1612, частная коллекция, 57х44.7 см.
013

Из 629 сохранившихся картин мастерской Миревелта принца Морица изготовлено 42 штуки, принца Фредерика Генриха 36 штук, Вильгельма Оранского 17, прочих Оранских и родственных им сиятельств более ста. То есть 29% изделий Миревелта это члены правительства, их жены, их кузены и прочие такие же.

№ 14 Миревелт Портрет Филлипа Вильгельма Оранского ок. 1608, Ряйксмузеум, Амстердам, 122.3х108.3 см.
014

№ 15 Миревелт Портрет Фредерика Генриха ок. 1638, Ряйксмузеум, Амстердам, 111.5х87.7 см.
015

Надо упомянуть, что не один лишь Миревелт писал власти, были и другие художники, которые по-разному, по-своему изображали Оранских, например, конные их портреты (на фоне победных битв) изготавливал Pauwels van Hillegaert.

Разнообразных пропагандистских картин и гравюр было в Голландии необычайно много. Они обычно смешного, низкого качества, но встречаются и дорогие, Миревелт как раз дорогой. О пропагандистском искусстве я надеюсь рассказать в одной из следующих заметок.

Большое количество портретов (и гравюр с них) заказывали активисты разных политических партий, каждая сторона стремилась прославить своего ленина – контрремостранты вешали портреты Морица и его клики, а ремонстранты противостоявшего ему Олденбарневелта с компанией. Хотя борьба шла не на жизнь, а на смерть (Олденбарневелта в результате переворота Мориц казнил), но художники никогда не считались кем-то, кто должен выбрать одну из сторон и лишь ее прославлять. Живописец мог писать и тех, и других. Живопись тогда считалась все же не совсем божественным Искусством, а во многом ремеслом. Действительно, не будут же либерал-демократы обижаться на чистильщиков обуви, что те чистят ботинки и право-центристам.

Не боялся Миревелт писать и Амброджио Спинолу (№ 33), командующего испанской армией, который совсем недавно сражался против его страны, а теперь вел переговоры о перемирии.

Регенты и прочие

Просто составить хорошее состояние трудно, а служа бургомистром или послом, гораздо проще. Регенты это как раз те, которые идут на такие службы и, стараясь на благо отечества, извлекают из этого некоторую для себя пользу. Среди самых богатых граждан таких служащих обычно бывало две трети, а оставшуюся треть составляли случайно разбогатевшие и не связанные с властями пивовары, адвокаты и торговцы. Регенты были группой закрытой, стремились к дворянству, передавали по наследству своим детям и зятьям доступ к государственным контрактам и выборным должностям. (В заметке о Терборхе я писал уже о правилах попадания в регентское сословие.)

После того, как Миревелт прославился, к нему поспешили регенты всего центра страны, а не только Дельфта. И все они были феноменально богаты. Они могли принадлежать к разным партиям (было много и противников Оранских), но заказывали свои портреты у одного и того же Миревелта. Вот небольшой и далеко не полный список этих людей с указанием примерного капитала, которым они владели. Чтобы были понятны цены – квалифицированный мастер зарабатывал чуть меньше гульдена в день, роскошный амстердамский дом Рембрандта, за который он так и не смог выплатить ипотеку, стоил 13.000 гульденов.

Корнелис ван Арессен (№ 4), состояние оценивается в 960.000 гульденов, сын секретаря Генеральных штатов (совет провинций), протеже, а после непримиримый противник Олденбарневелта (№ 20), дипломат, успешнейший взяточник (ему платили иностранные державы), что-то вроде министра иностранных дел, член ближайшего круга Морица (№ 7) и Фредерика Генриха (№ 15), покровитель Константина Гюйгенса (№ 18).

Филипс Даублет II (№ 2), 938.000 гульденов, секретарь магистрата (части городского управления) Гааги и глава налогового управления, сын Филипса Даублета I, главы того же налогового управления, муж Гертруды Гюйгенс (№ 3) сестры Константина Гюйгенса (№ 18).

Паулус ван Берестайн, состояние 900.000 гульденов, бургомистр Делфта (то есть он воровал всего лишь на муниципальном уровне). Несколько вариантов портрета и много копий (всего не менее 11 картин), портреты жены, детей, жен детей и так далее.

№ 16 Миревелт Потрет Паулуса ван Берестайна 1612, Museum Mayer van den Bergh, Антверпен, 63.5х51.5 см.
016

Якоб Катс, 381.000 гульденов, шестерка Фредерика Генриха (№ 15), занимавший разные государственные посты, в том числе и Пенсионария Голландии (глава провинциального совета), ну, и еще поэт. Кроткий человек, выступавший за терпимость и дружбу, но по указанию начальства голосовавший вполне по-людоедски, что, наряду с удачной женитьбой, и позволило заработать столь желанные деньги.

№ 17 Миревелт Портрет Якоба Катса 1634, Ряйксмузеум, Амстердам, 68х58 см.
017

Константин Гюйгенс, 300.000 гульденов, секретарь Фредерика Генриха (№ 15), сын секретаря Государственного совета, поэт.

№ 18 Миревелт Портрет Константина Гюйгенса 1641, Музей Гюйгенса Хофвяйк, Гаага, 72х57 см.
018

Генрих Хоофт, 440.000 гульденов, бургомистр Амстердама, внучатый племянник богатейшего бургомистра Амстердама Питера Корнелиса Хоофта, сына которого также написал Миревелт.

№ 19 Миревелт Портрет Питера Корнелиса Хоофта 1640, Ряйксмузеум, Амстердам, 69х60 см.
019

Йоханн ван Олденбарневелт, 250.000 гульденов, глава провинции Голландия, противник Морица (№ 7), проигравший ему и Морицем казненный. Выскочка из небогатой семьи, сделавший замечательную карьеру, несколько лет фактически стоявший во главе страны. Несмотря на огромную занятость на службе каким-то образом сумел разбогатеть.

№ 20 Миревелт Портрет Йоханна ван Олденбарневелта 1617, Museum Flehite, Амерсфорт, 63.5х51.5 см.
020

Виллем ван Лоон, 240.000 гульденов, купец. Хм… неужели не хотел быть бургомистром? Впрочем… был одним из основателей Голландской Ост-Индской компании, неразрывно связанной с государством.

№ 21 Миревелт Портрет Виллема ван Лоона 1634, Музей ван Лоон, Амстердам, 114.5х91 см.
021

Кроме регентов и политиков, портреты у Миревелта заказывали дипломаты, военные, священники и интеллигенция.

Миревелт писал свои портреты долго, это была традиционная живопись в несколько слоев, каждый слой масляной краски дожен был полностью высохнуть, лишь потом можно было прописывать детали. Заказчики ждали свои портреты по шесть, иногда по восемь месяцев. И сердились. Писали письма с требованием скорейшего завершения работы. Естественно: богатые хотят немедленно получать все на свете.

Любопытно, что многие из господ не хотели платить за работу и не платили. Список должников сохранился. Оправдания были вроде теперешних: многолетнее молчание в ответ на просьбы о деньгах (особенно это удавалось заказчикам, жившим в других странах), а еще «А я все заплатил!», «Вовсе не я должен был платить за этот заказ!», «Вторая картина была так плоха, что я заплатил только за первую!», «Картина была неудовлетворительного качества и я заплатил сообразно!».

Портрет в 17 веке

В голову к голландским заказчикам и художникам не влезть… Желали ли люди быть похожими на изображение, чтоб и через сто лет потомки глядели-восхищались бравостью, богатством и неповторимостью? Вероятно, если шли в мастерскую к художнику, чтобы портрет был «с натуры». Но что значит похожими? Похожесть определить непросто, пусть мы и только о портрете. Что живописцу нужно было изображать? Характер? Количество орденов? Величие и усатость (если то не женский, разумеется)? Морщины? Шелк и кружева, чтобы было прямо как в жизни и даже еще лучше, ново и совсем не мято? Правильные и идеальные черты лица, чтобы тоже лучше, чем в жизни?

Есть история про Карла Второго, английского короля (это всё тот же самый 17 век). Увидев свой законченный портрет (кисти John Riley, придворного живописца), он воскликнул, указывая на свое изображение: «И я на него похож? Мать честная, выходит, что я уродливый парень!» Из этого еще выходит, что на предыдущих портретах других художников король получался красавцем, а к своему отражению в зеркале независимо ни от чего относился одобрительно.

Лишь потом художники стали искать похожесть и даже характер. В 1900 году Серов писал царя в тужурке, у него не получалось и не получалось ухватить суть, но на каком-то сеансе щелкнуло и вышло столь похоже, что озверевшая толпа с винтовками через 17 лет исколола картину штыками.

Вовсе не так было у голландцев, не так в 17 веке.

В превосходной книге «De Portretfabriek van Michiel van Mierevelt» (Anita Jansen, Rudi Ekkart en Johanneke Verhave [Zwolle]; [Delft], 2011) прорись одного женского лица кисти Миревелта наложена на портрет совсем другой дамы (его же кисти), и линии совпали почти полностью. Женщины были совсем не сестры. Вот пример этих портретов, исполненных в один и тот же год по одному и тому же трафарету.

№ 22 Миревелт Портрет Корнелии Тединг ван Беркхаут 1640, Принсенхоф, Дельфт, 67х56 см.
022

№ 23 Миревелт Портрет Цецилии ван Берестайн 1640, Ряйксмузеум, Амстердам, 70.8х60 см.
023

№ 24 Сравнение № 22 и № 23.
024

У Миревелта можно найти еще немало примеров с одинаковыми лицами, а уж фигуры на его картинах одна от другой не отличаются совершенно. Манекенообразные люди лишь меняют наряды и для разнообразия двигают руку туда или сюда. Ни о какой характерной позе, сутулости, искривленности речи нет. Все красивы!

Не с натуры

Миревелт работал очень и очень напряженно, брался и за работы, которые больше напоминают ремесленную продукцию. Он (его рабочие) писал бесконечное количество копий (50% процентов продукции мастерской). Кроме лениных-оранских, это были реплики сделанных когда-то портретов, богатые люди дарили их своим взрослым детям. Если поступал заказ, то Миревелт был готов отреставрировать картины, а если ему заказывали изображение персоны, которую он никогда не видел, то он без рассуждений писал с гравюр или картин никогда не виданного им человека.

Сохранились копии и гравюра, которые были сделаны с портртета Густава II Адольфа кисти Миревелта 1633 года. Сама картина не сохранилась. Густав Адольф погиб в 1632, в Голландию перед смертью не заезжал, а Миревелт был известный домосед и дальше Гааги не ездил. А вот портрет написал.

№ 25 Гравюра Виллема Делфа с картины Миревелта Портрет Густава II Адольфа 1633, 37.8х29.4 см.
025

№ 26 Копия с картины Миревелта Портрет Густава II Адольфа 1633 или после, Ряйксмузеум, Амстердам, 39.1х28.3 см.
026

Что именно взял за образец Миревелт, неизвестно. Но он следовал одной из самых известных иконографических схем, по которым различные художники-ремесленники уже долгие годы писали шведского короля

№ 27 Jacob Hoefnagel Портрет Густава II Адольфа ок. 1624, Livrustkammaren (сокровищница), королевский дворец, Стокгольм, 64х47 см.
027

Конечно же, не с натуры был и принц Вильгелм Оранский, которого Миревелт скопировал, вероятно, с картины Корнелиса де Фисхера (Cornelis de Visscher), до нас не дошедшей. Сохранился рисунок, который изображает вроде бы Вильгельма Оранского, который вроде бы сделан Корнелисом де Фисхером и который вроде бы имеет отношение к тому портрету.

№ 28 Корнелис де Фисхер Старший Портрет Вильгельма Оранского ок. 1577, частная коллекция, 38.7х27.7 см.
028

Вот каким принц стал у Миревелта.

№ 29 Миревелт Портрет Вильгельма Оранского между 1620-1624, Принсенхоф, Дельфт, 110х84 см.
029

Как на самом деле выглядел Вильгельм Оранский не ясно. На портретах других художников лицо его тоже гуляет от южного грузина, до носатого харьковчанина.

№ 30 Приписывается Daniël van den Queborn Портрет Вильгельма Оранского ок. 1579, Siegerlandmuseum, Siegen, 100х72 см.
030

№ 31  Приписывается  Frans Pourbus (I) Портрет Вильгельма Оранского ок. 1566, Tiroler Landesmuseum Ferdinandeum, Инсбрук, 79х66.5 см.
031

№ 32  Dirck Barendsz. Портрет Вильгельма Оранского 1583, Городской музей, Алкмаар, 48х35 см.
032

Еще один портрет Миревелта, где модель не с натуры. Это портрет генуэзца Амброджио Спинолы, командовавшего испанской армией в Южных Нидерландах с 1601 по 1627. Вот портрет 1609 года, исполненный (якобы) во время переговоров о перемирии (1609-1621), которые Спинола вел в Гааге.

№ 33 Миревелт Портрет Амброджио Спинолы 1609, Ряйксмузеум, Амстердам, 119х87.5 см.
033

Художнику, смотрящему на портрет, сразу видно, что не с натуры: лицо плывет, и глаза не посажены, полное отсутствие характера и гладкость, словно двухлетняя корова лизала Спиноле голову с утра до обеда.

До нас дошло несколько портретов итальянского генерала, исполненных с натуры другими художниками, только Рубенс сделал не менее шести портретов, и четыре сохранилось, от Ван Дейка тоже дошло несколько. Вот две картины со Спинолой.

№ 34 Рубенс Портрет Амброджио Спинолы ок. 1625, Национальная галерея, Прага, 116.5х85 см.
034

№ 35 Ван Дейк Портрет Амброджио Спинолы 1627, Национальная галерея Шотландии, Эдинбург, 121.9х96.5 см.
035

Надо отдать должное Рубенсу и Ван Дейку: они тоже писали непохоже. Но все же их портреты, очевидно, изображают одно и то же лицо. А картина Миревелта – какое-то другое. У миревелтовского даже волосы иные. И не надо думать, что в молодости Спинола стригся ежиком, а к старости полюбил петуший гребень с залысинами. Нет, всегда таким и был. Вот гравюра за три года до Миревелта. Гравюры знаменитых людей всегда еще более непохожи, чем портреты, но самые главные и простые характерные признаки они передают, тут это как раз петушиность с залысинами, да и цепь ордена Золотого руна на гравюре тоже соответствует Рубенсу и Ван Дейку (а у Миревелта выдуманная).

№ 36 Криспяйн ван де Пассе Старший Портрет Амброджио Спинолы 1606, 19.2х16.4 см.
036

Да и Веласкес в «Сдаче Бреды» писал (по памяти или по изображениям других художников) Спинолу рубенсовского типа, а не как у Миревелта.

№ 37 Веласкес Сдача Бреды деталь, 1634-1635, Мадрид, Прадо.
037

Дамы в кружевах

Чтобы лучше понять портрет, нужен контекст, надо посмотреть, насколько портреты Миревелта отличаются (или не отличаются) от портретов других голландцев? Вот несколько примеров с дамами в кружевах.

№ 38 Миревелт Портрет дамы 1633, Музей Вальрафа-Рихарца, Кельн, 71х58 см.
038

Вот картины Хорнхорста, того самого, который занял место придворного живописца вместо Миревелта. Хм. Шило на мыло.

№ 39 Герард ван Хорнхорст Портрет дамы ок. 1645, частная коллекция, 74.9х59.7 см.
039

№ 40 Герард ван Хорнхорст Портрет дамы 1653, частная коллекция, 70,5 x 60 см.
040

№ 41 Герард ван Хорнхорст Портрет дамы ок. 1648-1650, Музей изящных искусств, Будапешт, 74х56 см.
Portrait of Louise Christine van Solms-Braunfels (?)

№ 42 Миревелт Портрет Агаты де Фламинг ван Аудсхоорн 1640, частная коллекция, 71.4х60.1 см.
042

Господа, которым были нужны портреты, принадлежали к одному небольшому слою, дама на № 43 это сестра дамы с № 22. Семья Тединг ван Беркхаут не угасла, а дожила до наших дней. Как и многие регенты, в 1815 после Венского конгресса, когда в Нидерландах появился король, который мог, наконец, присваивать дворянство, семья получила вожделенное место на странице в «Красной книге» (Rode Boekje – книга с перечислением всех голландских аристократических родов, публиковавшася сначала государством, а после 2014 года частной организацией, поддерживаемой королевской семьей).

№ 43 Jan Anthonisz. van Ravesteyn Портрет Гертруды Тединг ван Беркхаут 1634 Музей изящных искусств, Филадельфия, 68.3х56 см.
043

А вот и самый знаменитый из голландских художников – Рембрандт. Отличается ли он от портретов, приведенных выше и ниже? Нет. Но это я привел известный плохой портрет, который из-за качества даже иногда Рембрандтом не признавался.

№ 44 Рембрандт Портрет Петронеллы Буйс 1635, Лейденская коллекция, Нью-Йорк, 79х58.5 см.
Petronella Buys, by Rembrandt

№ 45 Jan Anthonisz van Ravesteyn Портрет 23-х летней дамы из семьи Пинто 1645, частная коллекция, 68.9 x 56.3 см.
045

№ 46 Миревелт Портрет дамы ???? год, частная коллекция, 69.9х57.8 см.
046

А вот портрет Рембрандта, который считается хорошим. Точно такой же скучный, как все портреты тут.

№ 47 Рембрандт Портрет Марии Трип Ряйксмузеум, Амстердам, 107х82 см.
047

№ 48 Nicolaes Eliasz. Pickenoy Портрет Катарины Хоофт 1636, Берлинская картинная галерея, 185.2х105 см.
048

№ 49 Рембрандт Портрет молодой женщины 1635, Музей искусств, Кливленд, 77.5х64.8 см.
049

№ 50 Dirck Dircksz. van Santvoort Портрет Агаты Геелфинк между 1637-1640, Ряйксмузеум, Амстердам, 72х61 см.
050

Картина из Будапешта (№ 51) приписывалась Рембрандту, Морелсе (в многочисленых каталогах), Моленару (так сейчас в музее) и Монограммисту JMP (так на сайте RKD). Я как раз об этом – работы, манеры, подходы иногда столь похожи, что атрибуция дается лишь на основании монограммы «JM». Рембрандт же попал в список, потому что все когда-то хотели иметь Рембрандта и объявляли им любую картину.

№ 51 Ян Миенсе Моленар Портрет дамы ок. 1635, Музей изящных искусств, Будапешт, 66.5х54.8 см.
Portrait of a Young Lady

Можно еще привести сотню-другую подобных портретов, но я, пожалуй, остановлюсь.

Отличаются ли портреты Миревелта от прочих хороших и разных? Тут к месту будет процитировать фразу Пастернака, сказанную им Науму Коржавину: «Простите, но у меня нет времени разбираться, чем Ваши стихи отличаются от стихов Евтушенко».

Что же писали на портрете?

Можно подытожить, что были нужны не портреты, а икона, каноническое, пусть и прибизительное изображение себя или кого-то другого и обязательно с правильным количеством орденов, кружевами, гербом и атрибутами. Еще важным было само наличие изображения. Порядочный человек должен иметь портрет. Похожесть, работа с натуры и другая ерунда только мешали художнику, да и публике тогда не были интересны.

Я бы сравнил портреты семнадцатого века с современными стандартными словесными описаниями человека, когда говорят о ком-то, кого не знают близко и дотошно. Этот некто обычно любит детей, занимается спортом, сам такой простой, что иногда ест жареную картошку в закусочной, знает португальский язык, любит музыку кантри и безвозмездно выступает посланником ООН в странах, которые еще не полностью справились с последствиями колониализма.

Подобная (как у Миревелта, да и у других художников 17 века) трактовка модели, это первый-второй курс советского художественного вуза (когда академическое рисование еще не было убито и похоронено). Изображения те даже бывали немного похожими на модель, но… но того, что искал (и находил!) Серов там нет. Въедливо с натуры стали писать и рисовать лишь в 19 веке. А сейчас это умение уже почти потеряно.

Нужна ли похожесть портрету? Абсолютно не нужна, если художник не стремится к ней. Важна хорошая картина, а не узнаваемость. Хотя… хотя желательно, чтобы мастер умел рисовать, почему-то лишь у профессионалов получаются хорошие пусть и непохожие портреты.

Живопись получается, да и то не всегда, лишь у тех, кто умеет, думает, не торопится и ставит перед собой художественную задачу. У Миревелта и у большинства голландских портретистов ничего из этого списка нет.

Миревелт сейчас неинтересен, однако в Ряйксе выставлено много картин из его мастерской. Просто политики до сих пор настаивают, что они занимаются чем-то важным, в качестве доказательств ими необходимы исторические герои, которых они и находят среди политиков «Золотого века». Миревелт писал как раз таких, потому-то его портреты и можно увидеть в Амстердамском музее. Картины Миревелта не отличаются от качественных репродукций с его холстов. Любителям искусств ради Миревелта можно смотреть на монитор и не торопиться ни в Ряйкс, ни в дельфтский Принсенхоф, где до сих пор миревелтовские ленины-оранские прославляют истинные голландские ценности.

Современные портреты короля

Напоследок небольшое отступление про современность. Миревелт умер, но достойные люди по-прежнему любят портреты (самих себя). Да и куда важному лицу без своей иконы? Нидерландскому же монарху этот атрибут вообще обязателен – чтобы развешиваться по мэриям, посольствам и благонамеренным конторам.

Итак, вот три нынешних официальных портрета нашего короля, исполненных голландскими художницами.

Портрет (холст, масло) кисти Фемми Оттен, 1981 года рождения. Можно заказать маленькую (43.7х54.7 см.) и большую (84х105 см.) репродукцию за 480 и 1026 евро соответственнно. На королевском сайте указана цена пересылки маленьких и больших портретов внутри королевства Нидерландов и за рубеж.

№ 52
052

Портрет (гуашь, пастель) кисти Ирис ван Донген, 1975 года рождения. Тоже высылается за рубеж и куда угодно.

№ 53
053

Фотографический портрет лизны Ринеке Дяйкстра, 1959 года рождения.

№ 54
054

Про фотографию я ничего не скажу, я в фотоискусстве не разбираюсь, а картины напомнили мне уровень не особенно талантливых учениц советской художественной школы.

Королю для этих своих портретов даже не надо было позировать, живописицы срисовали с фотографий, найденных в интернете. Для фотохудожницы, однако, королю пришлось надеть галстук, постоять и попытаться улыбнуться (первые два действия получились, последнее нет).

Вот и сами художницы (и еще непонятная кто-то) на фоне своих творений.

№ 55
055

В конкурсе участвовало 12 специально отобранных художников, три победительницы получили каждая по 75.000 евро. Организация конкурса стоила 450.000 евро.

One thought on “Портреты членов политбюро и прочих или художник ван Миревелт”

Leave a Reply

Fill in your details below or click an icon to log in:

WordPress.com Logo

You are commenting using your WordPress.com account. Log Out /  Change )

Twitter picture

You are commenting using your Twitter account. Log Out /  Change )

Facebook photo

You are commenting using your Facebook account. Log Out /  Change )

Connecting to %s

%d bloggers like this: