Чем голландцы отличаются от фламандцев

Первая часть. Пейзаж

 

Я пишу про голландскую школу живописи, значит, раньше или позже, но нужно сказать, что она такое и откуда взялась. Фламандская и голландская школы выросли из одного корня, потому я и буду говорить именно об этих двух. Отличия от итальянцев очевидны и никаких описаний не требуют. Были, правда, еще и французы с испанцами, но если механически взять в руководство перечень мировых народов, то можно докатиться до Китая и начать перечислять Рембрандтовы отличия от живописи империи Мин.

Каких художников считают голландцами

Школу живописи не так и легко ухватить. Вроде бы совсем просто: самая-самая (из известных нам) первая голландская панель № 1 (довольно скучная) произведена в 1363 году в Утрехте.

№ 1 Неизвестный художник Мемориальная панель Хендрика ван Рейна ок. 1363, Королевский музей изящных искусств, Антверпен, 133х130 см.
001

Написал ее (масляными красками!) некто, возможно, из Южных Нидерландов или же из северной Франции, которая тоже недалеко. Так что хоть и Утрехт, а не голландская живопись, и без поясняющей длинной надписи внизу Распятие это могло бы быть прописано и по фламандскому, и по немецкому адресу.

Сейчас художников четырнадцатого, пятнадцатого и части шестнадцатого века с территорий Низких земель (нынешних Нидерландов, Бельгии, Люксембурга, да и ближних к ним областей Франции с Германией) называют «ранними нидерландскими» (то есть нижнеземельными), но к знаменитой голландской школе они отношения не имеют.

Так Босх (из Хертогенбоса) – ранний нидерландский мастер, потому что родился в 1450, а умер в 1516, но Frans Sant-Acker, работавший во второй половине 17 века в том же самом Хертогенбосе, уже голландской школы. (Хертогенбос находится в нынешней нидерландской провинции «Северный Брабант».)

То есть время текло, художники работали, картины продавались, но вдруг щелкнуло, и встала целая школа живописи, доселе невиданная. Однако же, и неотрывно ведя палец по хронологической таблице, не укажешь уверенно, что, мол, с полудня такого-то числа в Хертогенбосе или Утрехте начали писать по-голландски.

Живописцев пятнадцатого века, вовсю писавших алтари в Гарлеме, Дельфте, Лейдене, Гауде и Утрехте, называют иногда «ранними голландскими» (Dutch) мастерами. Тут видно желание ученых разобраться, чем живописная манера отсталых Северных Нидерландов отличалась от стиля мастеров, работавших в южных, богатых и развитых Брюгге, Генте, Антверпене. Все же название «ранние голландские мастера» лишь путает: те живописцы 15 века из Гарлема и Утрехта с голландской школой 17 века никак не связаны.

Сейчас «голландскою школою» и «золотым веком» называются живописцы, работавшие в Северных провинциях с конца 16 века до последних годов 17-го (с 1672 года живопись там пошла на спад и стала пресной).

Трудности с определением школы

Но и установив время и границы, трудно разобраться. Рассказы о школах живописи и попытки определить, какой художник куда относится, основаны на нынешних (!) представлениях о живописи, а иногда и просто на пристрастиях рассказчиков. Так просвещенная Франция вдруг становится патриотически-крохоборствующей и зачисляет во французскую школу Пуссена, Лоррена, Дюге, Жоржа де Латура, живописцев, к Франции не имеющих касательства: первые три работали всю жизнь в Италии в модной римской манере, а последний жил в независимой Лотарингии, лишь после 1634 года в захваченной жадными французами. Дюге, француз по отцу, и лотарингец Клод Лоррен во Франции даже ни разу не были. И с таким определением «художников французской школы» повсюду вяло соглашаются, потому что по барабану. Следуя сей удобной логике, стоит Иммануила Канта для престижа записать в русские философы, ибо из Калининграда.

Чтоб легко узнавать в лицо голландскую школу, надо найти несходство живописи 17-го века с 16-ым, и картин Северных Нидерландов (голландских) с Южными фламандскими. А ведь непросто… в 17 веке картины на фламандские и голландские никто не разделял. Хотя о школах тогда понятие имели, все знали, например, что есть итальянская живопись, которая в Низких землях ценилась гораздо больше, чем местная.

И если глядеть сейчас на 17 век, то везде мешаниниа и путаница: живописцы северных и южных нидерландских провинций бодро ездили и скакали по всей Европе, работали и там, и сям, и нашим, и вашим, мгновенно перенимали модные новшевства живописи, будь они итальянские или голландские, не столь важно. Художники застревали в Италии, искали заработка в Норвегии и Германии, перебирались во враждебные страны, если там платили лучше, чем в родных, так маринисты Виллемы ван де Вельде (старший и младший, отец и сын) пошли (или лучше «поплыли»?) служить королю Англии Карлу Второму и перебрались в Лондон в разгар Третьей Англо-Голландской войны. Мало того, если надо, то художники легко меняли стиль своей живописи: когда Бреенберг в 1629 году вернулся в Голландию после десятилетнего итальянского отсутствия, он отложил в сторону свою индивидуальную и новую для Севера манеру, а стал писать привычно и во фламандском вкусе («Латона и Ликийские крестьяне»).

Кроме того, надо держать в голове, что когда молодая голландская живопись окрепла и стала модной и главной, то по всем Соединенным провинциям еще жили любители доброго, старого, дедами одобренного фламандского стиля, а на них работало немалое число живописцев. Принцы же Оранские предпочитали итальянское и не хотели домашнего, им подражал двор с примазывающимися, и под эти вкусы подлаживались и живописцы, если хотели быть продажными.

И еще трудность – любые отличительные черты голландской живописи найдутся и у фламандцев, и у немцев, и у всяких, а голландские художники иногда пренебрегали своим патриотическим реализмом и начинали писать по-заграничному. Так в какую школу записывать отдельно взятого художника, который вызывающе не стремился соответствовать схемам искусствоведов 20 века?

Можно  придумать такую историю. В Одном городе предпочитают кепки, а в Другом обычно носят шляпы, однако, как и в Одном есть любители шляп, так и в Другом живут почитатели кепок. Если про отдельного человека в шляпе или кепке нельзя с уверенностью сказать, каково его место жительства, то глядя на толпу, где большинство или в кепках, или же в шляпах, сразу же становится понятно, из какого города эти люди. Так и про отдельного художника часто смутно, а про сто пейзажистов понятно сразу.

Мировой пейзаж и небольшое окошко

Нельзя нашарить одну, большую, универсальную разницу между фламандскими и голландскими картинами. У каждого жанра своя история и своя непохожесть (или похожесть). Начну с пейзажа, где отличия школ всего явнее.

Гиллис ван Конинкслоо (1544-1607). Фламандец из Атверпена. После падения Антверпена в 1585 году он эмигрировал. Жил два года в голландском Мидделбурге, потом восемь лет в немецком Фракнекнтале и уже после до смерти в Амстердаме. Был он важным художником, повлиял на немецких и голландских пейзажистов, сейчас его записывают и во фламандцы, и в голландцы (хорошо, что не в немцы!). Все же он лишь фламандец и очень характерный.

№ 2 Гиллис ван Конинкслоо Суд Париса конец 16 – начало 17 вв., Национальный музей западного искусства, Токио, 127х185 см.
002

Пусть не смущает мифлогическое название картины с ущельем, деревьями и горами, тут вместо голых богинь, могли быть одетые крестьяне, ничего бы не изменилось, это не историческая живопись, а пейзажная.

Вторая картина кисти Корнелиса ван Пуленбурга (о нем подробнее тут) тоже пейзаж, хоть и опять с голыми нимфами. Пуленбург был не сермяжный голландец, а образованный художник, обученный в утонченной Италии, но живопись его считается голландской и на самом деле такова.

№ 3 Корнелис ван Пуленбург Диана и Каллисто первая половина 17 в., Эрмитаж, Санкт-Петербург, 54х82 см.
003

В чем отличие? Отличий много.

Конинкслоо большого формата, Пулленбург меньшего, голландские картины чаще небольшие, подходящие не для дворца, а для дома. Конинкслоо графичнее (линии, каждый листик обведен отличником на пять с плюсом, все четкое и раскрашенное), Пулленбург живописен, работает пятнами, имитирует реальное освещение, у него дымка и воздух.

У Конинкслоо фигуры словно из картона, да и весь пейзаж у него из нескольких слоев плоских театральных декораций с подробно расписанным задником, у Пуленбурга  женщины гуттаперчевы или из воска, да и весь антураж не вырезан ножницами, а слеплен, сделан тщательным трехмерным макетом реальности.

Конинкслоо гораздо более декоративен (и вся фламандская живопись такова), то есть и картина украшена многочисленными завитушками, и сам холст делался для украшения стены. Пуленбург же ставил себе иную задачу, его картина вроде окошка куда-то, заглянул туда, а там нимфы бегают. Конинкслоо и не скрывает, что у него изображение. Пуленбург реальность имитирует, хочет глаз обмануть.

Человек, сведущий в истории искусств, сразу увидит, что пейзаж Конинкслоо это традционный и столь любимый в 16 веке так называемый «мировой пейзаж» (Weltlandschaft, paesaggio del mondo, world landscape), когда художник поднимается ввысь и видит далеко-далеко, заглядывает повсюду, куда земли, моря и простор сумели протянуться. Пейзажи эти сплошь выдуманные, но прекрасные, состоят из грандиозных пропастей, причудливых скал, могучих деревьев, неблизких городов и бурь с водопадами, а еще из многочисленных замков вдали, классических развалин в еще более дальней дали, кораблей в гаванях и странников повсюду. Горы там вздымаются, реки впадают, разбойники подстерегают, и видна сразу четверть всего земного шара. Почти всегда такие пейзажи писались по известной схеме цветовой перспективы: первый план коричневый (земля и какой-нибудь пень сломленного векового дуба), второй план зеленый (леса, лески, рощи, кущи, поля, луга), а третий план весь написан голубой краской (дааальняя даль). Пуленбург же идет от натуры, хотя изменяет ее очень сильно, но у него не мировая грандиозная панорама, а вот тут рядом случайно подсмотрел за купальщицами.

Но «мировой пейзаж» писали не только в 16 веке или во Фландрии. Claes Jacobsz. van der Heck (1575-1652) был вполне себе голландец из голландского Алкмара, но подражал фламандской манере (в частности Конинкслоо) и писал пейзажи, словно с вертолета, и дальние страны у него выходили голубыми, средние зелеными, а ближние коричневыми.

№ 4 Claes Jacobsz. van der Heck Кимон и Ифигения 1608, частная коллекция, 97х170 см.
004

Но надо сказать еще о смешении школ. Пуленбург иногда работал вместе с фламандцем Александром Кейринксом (Alexander Keirincx 1600-1652) и писал ему людей в пейзаж (одна подобная есть, например в Эрмитаже). Выходили таким образом трехмерные голландские фигурки на фоне плоских фламандских картонных декораций. Нам сейчас заметный контраст в 17 веке никого не смущал. И куда отнести такую живопись – к голландцам или фламандцам?

Зима и коньки

Опять про пейзаж, просто потому, что именно он считается самым голландским жанром. Да и на самом деле так, во второй половине 17 века опушек, речек, берегов и городков писали и покупали больше прочего. На этот раз будут зимние виды и конькобежцы, но сначала несколько слов.

Живопись это не зеркало и не безразличная, мгновенно снятая фотография, живопись это подход, взгляд и отбор того, что и как будет написано на холсте, панели, бумаге. Можно сказать, что старая нидерландская, а потом фламандская живопись чаще выбирали театральный подход, а новая голландская любила кинематографический.

На театральных пейзажах скалы, деревья, строения и население расставлены, как шахматы, аккуратно и витринно, чтобы зрителям было хорошо видно. Театральные статисты одеты цветно, характерно и всегда эффектно жестикулируют. В кино же массовка может сбиться в кучки, не позировать, обернуться спиной, не смотреть в глаза, за людьми будет показан не грандиозный мир, а плоские низкие земли, а наверху реалистически написанное небо, которое там будет к месту.

Не надо обольщаться, картина это иллюзия. Правдиво, как в жизни, не будет нигде, и в театре, и в кино режиссер-художник хочет полотно оживить, а зрителя развлечь, вот и пишет разнообразное: играющих в колф (предтечу хоккея), неловко упавших, дам/кавалеров с кавалерами/дамами под ручку, гордо скользящих между одиночек, а еще облаянных собакой, едущих в санях и даже уверенно стоящих на ногах. И там, и там пейзаж будет организованный и выигрышный (как на картинке!), у фламандцев с гордым замком поодаль, у голландцев с мельницей и силуэтом собора на горизонте, везде будут крестьянские дома и красивые деревья, но голландцы вдруг стряхнут этот морок и сбоку у них вылезет грязная проплешина, не покрытая снегом, прелый камыш и ненужные поленья. И то будет живо и к месту.

Но вот и картины. Сначала 15 век, потом фламандские, потом ранние голландские, а потом классические голландские. Почти все картины эти называются в музеях удобно-одинаково: «Зимний пейзаж с конькобежцами».

Будет правильным, вероятно, начать с Питера Брейгеля старшего, с его «Ловушки для птиц». Общепринято, что оригинал хранится в Брюсселе, всего же на сей день известно 127 (!!!) копий изготовленных в 16 и 17 веках (45 из них написаны Питером Брейгелем младшим). О Брейгеле я говорить не хочу, пусть каждый сам составит мнение.

№ 5 Питер Брейгель старший Ловушка для птиц 1665, Королевский музей изящных искусств, Брюссель, 37х55.5 см.
005

Следующим будет фламандец 15 века Jacob Grimmer (1526-1590). Картина № 6 приписывалась Питеру Брейгелю младшему, потом Гриммеру и неизвестному художнику, сейчас в музее ее опять считают Гриммером. Но не прыгающая атрибуция тут интересна, а безусловная фламандский подход, ибо опять пусть немного уменьшенный, но «мировой пейзаж», опять картонно и ненатурально, снова люди с красивыми позами и все ясно расположены, картина довольно цветная (тоже признак фламандского пейзажа) – лед зеленый, дома написаны охрой, одежды у людей даже не совсем выцвели, а дали голубые. Словом, конфетка и игрушка, прямо сразу неси детям, чтобы они восхищенно начинали детали рассматривать.

№ 6 Jacob Grimmer Зимний деревенский пейзаж с конькобежцами и охотниками вторая половина 16 века, Музей Тиссен-Борнемисы, Мадрид, 25.3х35 см.
Museo Thyssen- Bornemisza

Картина № 7 это неизвестный и неумелый фламандец 17 века. Почему фламандец? Потому что опять «мировой пейзаж», опять картонно, театрально, излишне цветно раскрашено, потому что трехцветная перспектива: впереди коричневое, поодаль голубое, а еще дальше коричневая дымка.

№ 7 Неизвестный художник Зимний пейзаж с конькобежцами 17 век, частная коллекция, 26.7х37.2 см.
007

Голландцы тоже часто писали игрушечно и ненатурально. Голландец Адриан ван де Венне (Adriaen van de Venne 1589-1662) изобразил своих конькобежцев совершенно по-фламандски: художник глядит на них сверху, видит сильно вдаль, деревья и замок аффектированные, всё весело расцвечено.

№ 8 Адриан ван де Венне Зимний пейзаж с конькобежцами 1615, Музей искусств Ворчестера, Массачусетс, США, 16.5х23.2 см.
008

Вероятно, самым знаменитым голландцем, писавшим конькобежные увеселения, был Хендрик Аверкамп (Hendrick Avercamp 1585-1634). Аверкамп делал наброски с натуры, а не просто рисовал из головы. Сначала писал он по фламандской моде (№ 9), но потом в нем стало появляться и что-то местное, голландское (№ 10).

№ 9 Хендрик Аверкамп Зимний пейзаж с конькобежцами ок. 1608, Ряйксмузеум, Амстердам, 77.3х131.9 см.
010

№ 10 Хендрик Аверкамп Зимний пейзаж с конькобежцами ок. 1620, Ряйксмузеум, Амстердам, 47х89 см.
009

А дальше голландская живопись свернула еще круче в сторону от фламандцев и от 16 века. Хорошим примером будет Арт ван дер Неер (Aert van der Neer 1603-1677), который уже такой голландец, что дальше некуда. Вот так никто до голландцев не писал.

№ 11 Арт ван дер Неер Зимний пейзаж с конькобежцами ок. 1655-1660, Старая пинакотека, Мюнхен, 23.4х33.9 см.
011

№ 12 Приписывается Арту ван дер Нееру Зимний пейзаж с конькобежцами 17 век, частная коллекция, 19х25.6 см.
012

Манера Арта ван дер Неера (и ему подобных) кажется сейчас реалистической. Именно такие полотна публика в музеях хвалит самой высшей своей похвалою, говоря, что «как на фотографии». Взгляд художника фокусируется не на сюжете, а на пространстве, воздухе, игре света (ван дер Неер писал много ночных пейзажей), на том, чем заняты и современные фигуративные живописцы.

Напоследок голландский поворот в манере пейзажной живописи я проиллюстрирую двумя примерами, сначала, как оно БЫЛО (№ 13 фламандец), и потом, как оно СТАЛО (№ 14 голландец). Но сперва чуть-чуть о реализме. Откуда на картинах часто такие толпы? С давних пор и доныне небольшие по площади провинции Низких земель славятся энергичным копошением своих многочисленных граждан, в хороший день народ целиком высыпает наружу, и художникам явно хотелось изобразить как раз такую шевелящуюся тысячу людей. Но фламандцы делали это по-фламандски, а голландцы по-своему

№ 13 Круг Denijs van Alsloot (Брюссель, до 1573-1625/6) Зимний пейзаж с конькобежцами на замерзшей реке  частная коллекция, 38х45.5 см.
013

№ 14 Ян ван Гойен На льду около Дордрехта 1643, Музей искусств, Сан Луис, 37.1х33.7 см.
014

Голландцы (лучшие из них) были, конечно, варвары: они проигнорировали великих мастеров прошлого и технику живописи, заполированную предыдущими поколениями, традицию, грандиозность задач, а стали писать то, что видно им из окна, и так, как видно им из окна. Такое насильственное и грубое прекращение естественного течения культуры всегда делает новое и в чем-то грубое, хамское искусство живым и действующим, а предыдущее сложно-утонченное – устаревшим, могущим развлечь ум, но уже не чувства.

Голландскую манеру вышелушить из массы живописи довольно легко, но все же можно и запутаться, потому что художники меняли манеры, некоторые фламандцы перенимали достижения северных соседей, северяне же иногда писали и по-южному, весь 18 век на севере и на юге писали и так, и эдак, в зависимости от того, что была готова покупать публика. Тем не менее, тем не менее – то, докуда доехали лучшие из голландцев, остается их и только их огромным достижением. Они на самом деле создали школу живописи, она была признана историей искусства и кажется сейчас чем-то вполне естественным.

Leave a Reply

Fill in your details below or click an icon to log in:

WordPress.com Logo

You are commenting using your WordPress.com account. Log Out /  Change )

Twitter picture

You are commenting using your Twitter account. Log Out /  Change )

Facebook photo

You are commenting using your Facebook account. Log Out /  Change )

Connecting to %s

%d bloggers like this: