ДЖОРДЖОНЕ (6)

Часть VI

КАРТИНЫ ПЕРЕСТАВШИЕ БЫТЬ КАРТИНАМИ ДЖОРДЖОНЕ

Лишь семь картин Джорджоне почти не вызывают споров об атрибуции. Это №1 Мадонна Кастельфранко, №2 Три философа, №3 Лаура, №4 «Буря», №5 Спящая Венера, №26 Юдифь, №27 Портрет из Сан Диего. Все другие картины Джорджоне признает лишь часть историков искусства, а другая часть яростно с ними не соглашается. Не еще есть много картин Джорджоне, авторство которого большинство ученых не признает:

№52 Самсон из частной коллекции в Милане.

035samson

№53 Куртизанка из музея Нортон Симон в Пасадене (Отвергнута современными учеными, но в музее все еще считается картиной Джорджоне)

036duveen-full

В музеях хранится очень большое число картин, которые раньше считались картинами Джорджоне, а сейчас признаются работами других авторов. В Приложении 2 я даю список некоторых из них.

ЛОГИКА АТРИБУЦИИ

Подлинность картин Джорджоне сейчас определяется тем, похоже ли неизвестное полотно на бесспорные (или оспариваемые) работы. Например, в портрете №9 «Боргерини с учителем» у юноши – душевный и поэтический взгляд (как пишет Эллер), у №28 «Мальчика со стрелой» душевный и поэтический взгляд, №54 Портрет пажа из коллекции Кнодлера

037information_items_1156093315

– поэтический, скромный и душевный, а стало быть, и он – работа кисти Джорджоне. Я не выдумываю про «поэтический и душевный взгляд» – это настоящий метод определения подлинности картин! Вот еще один по Эллеру: у №55 Мальчика с флейтой из Хэмптон корта (является частью Royal Collection)

Shepherd with a Flute

– душевные и скромные глаза, и они поэтичны. Ну значит – Джорджоне! И подобные доказательства считаются достаточными! (К слову сказать, в Royal Collection картине дано авторство Тициана. Неужели тот тоже рисовал скромных мальчиков?)

Теперь представьте, если какая-то «поэтическая» картина будет отвергнута, тогда сразу и другие обладатели «поэтичных и скромных» глаз перестанут быть картинами Джорджоне (почему-то считается, что его последователи не умели нарисовать таких глаз). Это будет слишком большой скандал, в котором никто не заинтересован. Вот и суждено этим мальчикам быть картинами Джорджоне.

Но что делать, если глаза не поэтичны? Очень просто: в №41 «Автопортрете» из Брауншвейга всё как раз наоборот – глубина души, напряжение и внутренняя эмоция (что тоже, вероятно, характеризует живопись Джорджоне).

Точно так же определяют подлинность пейзажей – по особому джорджониевскому настроению. Нужно ли говорить, что это полностью субъективный критерий. Подлинность же обнаженных по тому, как «знаток» представляет себе стиль Джорджоне в изображении обнаженного тела.

Все эти объяснения – ерунда, риторика, высосанная из пальца. Но так как суждения произносятся с апломбом, так как у знатоков есть дипломы с печатями, а обычная публика не получила художественного образования, таким объяснениям верят.

Хочу еще заметить, что большое количество работ Джорджоне исчезло. (Вообще считается, что со времени Ренессанса до нас дошло лишь пять процентов картин.) Как я уже говорил, из 16 картин, про которые рассказывает Маркантонио Микиэль, дошло лишь 3, а от 13 не осталось и следа. Картины же, подходящие под его описания (№28 Мальчик со стрелой), могут оказаться копиями, и у нас, к сожалению, нет никакой возможности доказать, что это оригинал. Вот поэтому искусствоведы и используют «душевность» взгляда в качестве доказательства (а иначе им и не о чем будет рассуждать). Иногда старинное описание картины, на котором базируется атрибуция, не вполне понятно и приблизительно. №4 Буря представлена у Микиэля как «Солдат, цыганка и шторм». Вовсе непонятно, почему обнаженную женщину, кормящую младенца, он считает цыганкой, почему мужская фигура это солдат и почему сама буря не нарисована, а видна лишь молния.

ГОРДОСТЬ МУЗЕЕВ И ИХ БОРЬБА ЗА ИМЯ ДЖОРДЖОНЕ

Работы Джорджоне – драгоценность. Их осталось очень мало, поэтому все хотят их иметь. Что значит мало? От Тициана осталось пятьсот работ, от Тинторетто триста, от Рафаэля порядка ста пятидесяти работ. От Джорджоне, как считается сейчас, сохранилось всего двадцать четыре картины, иногда говорят о десяти или даже шести. Коллекционеры и Музеи жаждут иметь его холсты. И они ради этого идут на всё.

Вот несколько примеров.

В восьмидесятых годах в Советском Союзе проходила выставка картин из музеев США. Там экспонировался №54 Портрет пажа из коллекции Кнодлера, который на выставке был приписан Джорджоне со знаком вопроса, то есть – автором может быть Джорджоне, но это сомнительно. Сначала американские устроители выставки хотели написать имя художника без всяких вопросительных знаков, но принимающая советская сторона посчитала, что картина написана не Джорджоне, а кем-то другим, и вообще не хотела показывать на выставке картину неизвестного художника. Американцы же, наоборот, настаивали, потому что участие этого портрета в столь авторитетной выставке, показ картины в Эрмитаже и Пушкинском музее должны были убедить сомневающихся в том, что это на самом деле Джорджоне. В конце концов, в результате торга стороны сошлись на компромиссе – на знаке вопроса после фамилии. Надо сказать, что сейчас эта работу иногда считают работой Джорджоне, она включена в каталог Эллера – американский владелец все же продавил выгодную себе атрибуцию. Тут можно добавить, что игра была еще сложнее, этот портрет на определенных условиях был из частного собрания одолжен в музей, находился в музее долгие годы, и вот музей отрабатывал этот временный дар самым наилучшим способом.

К нему подогревали интерес, и с картиной приключались удивительные события! Портрет потерялся  или «потерялся» более чем на десять лет, прежний владелец картины полковник Строде-Джексон забыл забрать его из гардероба галереи Кнодлера, и картина оставалась там десять лет. А потом ее нашли и уже оставили (?) в галерее Кнодлера. Картина эта известна всего лишь с 1882 года, и почему-то именно ее стараются сделать оригиналом Джорджоне. Всего же  еще существует как минимум три варианта этого портрета.

Самый старый находится в Милане с 1618 года, там он считался картиной Андреа дель Сарто, Джорджоне, Манчини, копией с Джорджоне, Джорджоне и снова копией с Джорджоне. №56

Portrait of a young boy, by Giorgio Barbarelli da Castelfranco known as Giorgione, copy, circa 1520, oil on panel

Есть вариант в собрании Суиды-Мэннинга известный с 1950 года. №57 Этот вариант детальнее и проработаннее предыдущих.

suida-manning-page

Есть еще сильно измененная картина, которая была в собрании миланского антикварного дилера. №58

 

untitled-boy

Упоминается еще вариант этого же портрета в музее Экс-эн-Прованса.

Почему-то в каталоге у Эллера портрет из галереи Кнодлера был объявлен подлинником (на том основании, что у него душевные глаза, как и у портрета мальчика №55, который почти всеми исследователями сейчас не считается картиной Джорджоне!) Тут уже в голову приходят вовсе странные мысли – не был ли весь каталог Эллера напечатан ради одного портрета?

Необходимо вспомнить про №31 «Поклонение пастухов» из Вашингтона. Именно из-за этой картины разгорелась знаменитая ссора между дилером Дювином, который и продал ее в Америку, и известнейшим знатоком Ренессанса Бернардом Беренсоном. За правильные атрибуции Беренсон всегда получал хороший процент от стоимости картины (стоимость эта возникала после его атрибуций). Но тут почему-то Беренсон не согласился признать работу за Джорджоне, и столь взаимовыгодному сотрудничеству Дювина и Беренсона пришел конец. Но когда работа попала в Национальную галерею в Вашингтоне, Беренсон все же согласился признать ее за Джорджоне, может быть, потому что не хотел ссориться со своим любимым учеником, которого когда-то даже хотел усыновить, — Джоном Уокером, директором Национальной галереи (которой и подарили «Поклонение пастухов»).

В Эрмитаже висит общепризнанная №26 Юдифь, которая, как я упоминал, раньше считалась Рафаэлем, а вот потом ее повсеместно признали полотном Джорджоне. Но, кроме того, там есть еще две картины Джорджоне. №59 Мадонна, про которую иногда в каталогах пишут, что это НЕ Джорджоне (но в любом случае работа, которую обсуждали, гораздо лучше полотна, о котором молчат).

039woa_image_1

и №60 Поклонение младенцу Христу, про которую в каталогах Джорджоне даже не пишут. Однако Эрмитаж дал новую атрибуцию этой картине кисти Джироламо Романино (потому что кому он интересен!), и теперь это Джорджоне (по крайней мере, так считают на территории России).

040woa_image_1

Таких произведений, которые уже не считаются исполненными Джорджоне, но рядом с которыми в музее все равно висит табличка с его именем, не так уж и мало. Музеи просто не могут расстаться с мечтой, что у них есть настоящий Джорджоне. Вот некоторые из работ:

Фрески №61 Давид с головой Голиафа

041david

и №62 Юдифь из церкви св. Марии Ассунты в Монтаньяне

042judith

 

(Считается, что Джорджоне один раз написал Юдифь, и потому любая Юдифь того времени (фреска или картина) когда-то и кем-то будет атрибутирована как картина Джорджоне (так ошибочно ему приписывают Тициановскую фреску Юдифи на Немецком подворье в Венеции). То же самое случается и с изображениями Давида.)

№63 Леда из музея Падуи. По-моему, только в Падуе она считается работой Джорджоне.

043giorgione-2

В 1937 году Кеннет Кларк, директор Национальной галереи в Лондоне, купил две работы Джорджоне. Кларк был как раз тем влиятельнейшим человеком, который делает историю искусств и вообще историю. Про успешность его карьеры достаточно сказать, что он к концу жизни заработал следующий титул: The Rt. Hon. The Lord Clark OM CH KCB FBA. Когда карьера твоя успешна, когда тебя ничто и никто не может остановить, то часто желаемое принимается за действительное. Кларк решил, что две анонимные разрисованные панели, предложенные ему, это картины Джорджоне. Надо еще упомянуть, что Кларк не получил серьезного образования, он лишь три года изучал современную историю в Оксфорде. Национальная галерея заплатила за Джорджоне 14.000 фунтов, что на нынешние деньги равняется сумме, лежащей в пределах от 800.000 до 2 миллионов фунтов (смотря как считать). За год до этого дилер, продавший картину в Лондон, заплатил за эти картины 40 фунтов – от 2 до 6 тысяч фунтов на сегодняшние деньги.

Но картины №64 (это тоже были или двери, или части футляра для музыкального инструмента) так и не стали работами Джорджоне. Сначала была дана атрибуция Пальмы Веккио, а потом сговорились на менее известном Андреа Превитали.

044-a-previtali

perhaps about 1505perhaps about 1505

Тут хорошо видно, как Джорджоне своим блеском ослепляет историков искусства и они сходят с ума.

И в заключение еще одна истоия про блистательного Джорджоне. В конце 18 века известнейший скульптор Канова решил разыграть лучших знатоков искусства в Риме. Он сговорился с принцем Реццонико и Антонио дʼЭсте, купил старый холст со Св. Семейством 16 века, счистил с него краску и написал на холсте «автопортрет» Джорджоне. Между тем Реццонико начал упоминать в письмах и беседах некую картину, исполненную Джорджоне, которую он якобы старается купить в Венеции. В конце концов, картина прибыла в Рим и была распакована на банкете в присутствии Анжелики Кауфман, Антонио Кавалуччини, Джузеппе Кадеса, Мартино де Бониса, Джованни Вольпато, реставратора Бурри и известного художника, автора и издателя журнала Memorie per le belli arte Джованни Джерардо де Росси. Когда публика увидела «Автопортрет Джорджоне», написанный Канова, то все в один голос заявили, что это самая лучашя работа Джорджоне, только Бурри сказал, что реставрация правого глаза была сделана плохо. Это случилось в начале 90-х годов 18 века. Автопортрет представлял из себя полфигуры в натуральную величину. Не сохранился.

ИСТОЛКОВАНИЕ КАРТИН ДЖОРДЖОНЕ

Почему-то считается, что картина это тайна и эту тайну обязательно надо разгадать. Эти странные мысли овладели сообществом искусствоведов задолго до начала творчества Дэна Брауна. В популярном же (не научном) искусствоведении (телепрограммы или газетные статьи) разгадывание тайн-мистерий-энигм стало основным занятием, кажется, что художники прошлых веков были заняты единственным делом – оставить после себя головоломки, чтобы люди будущего не скучали, а искусствоведы могли заработать себе на хлеб.

Из нескольких главных каталогов Джорджоне в двух упоминаются тайны, загадки, энигмы:

«Giorgione: Myth and Enigma» Ferino-Pagden, Sylvia, and Nepi-Scire, Giovanna

«Giorgione, Catalogue Raisonne. Mystery Unveiled» Wolfgang Eller

Или вот недавний фильм:

«Giorgione from Castelfranco, Behind the Mystery», Venice Film, 2010

Ну и почти везде – в искусствоведческих статьях или в новостях, или в сообщениях музеев его картины непременно хотят расшифровать.

Историки искусства продолжают заниматься этим и по сей день. Надо сказать, что очень успешно. Истолкование может быть любое, а если ты известный историк искусства со связями и положением (вроде упомянутого выше Кеннета Кларка), если тебя все боятся, то, пока ты жив, мало кто может твое истолкование опровергнуть. Кроме того, люди обычно не имеют художественного образования, не умеют внимательно смотреть на живопись, и поэтому им обязательно должна быть рассказана история про картину и художника. А так как риторические способности в европейской культуре вырабатывают с детства, то можно объяснить, что угодно как угодно.

Вот славный пример. Буря №4 по истолкованиям бьет все рекорды: к концу семидесятых годов Сальваторе Сеттис насчитал двадцать девять солидных интерпретаций. С тех пор добавились новые. Буря это «Солдат с цыганкой» или «Юпитер и Ио», или «Нахождение Моисея», «Нахождение Париса», или «Сила и Благотворительность», или «Автопортрет с семьей», или «Адраст и Гипсипила», или «Адам и Ева в раю», или «Бегство в Египет», или «Парис и Энона», или «Алхимия», или «Союз неба и земли», или иллюстрация первой и четвертой эклоги Вергилия. А еще «Девкалион и Пирра», Сад Судьбы из романа Франческо Колонны  «Гипнэротомахия Полифила», еще это «Семела и Вакх», «Апеллес рисует молнию», «Даная на Серифе», «Битва за Падую», «Ларенетта кормящая Ромула», «Грех и спасение», «Агарь и ангел» и, наконец, объяснение, что в картине нет сюжета, а просто нарисованы две фигуры на фоне пейзажа. Все эти «объяснения» картины существуют на самом деле, я их не выдумал. Может быть, кому-то такие истолкования  и доставляют удовольствие, а кому-то приятно опровергать мнения других ученых, может быть, чья-то жизнь изменится, если он/она точно узнает, что это «Фортуна, Стойкость и Милосердие» – мне же и то и другое кажется несущественным и нерелевантнтым. Хочу напомнить, что художник, написавший Бурю (возможно, что его и звали Джорджоне), написал сначала на холсте две обнаженные женские фигуры. Интересно было бы узнать, имел ли он и тогда в виду «Адама и Еву в раю» или «Агарь и ангела» и тщательно выписал пейзаж в соответствии со своим видением этого сюжета. Чудесным образом один и тот же пейзаж со своими «скрытыми намеками» и «спрятанными ключами к разгадке» этого изображения не был переписан художником после того, как он вместо обнаженной купальщицы написал странно одетого мужчину.

Иногда с истолкованием случаются пренеприятнейшие конфузы. Вольфганг Эллер в недавнем каталоге Джорджоне в толковании картины Закат (Il Tramonto) №29 из Лондонской национальной галереи долго рассуждает про Святого Георгия и святого Антония, которые там изображены, говорит, что Георгий побеждает внешнее зло, а Антоний – внутреннее зло в себе, что бой с драконом символизирует трудности в подавлении желаний, чтобы достичь сокровища внутренней мудрости. Убийство дракона символизирует конфликт между тьмой и светом и покорение разрушающих сил зла.  Низкий рост дракона уравнивает его с библейским змеем-искусителем, то есть дьяволом. Эллер находит сходство в изображении доспехов Георгия с другими работами Джорджоне. Истолкования «Заката» в каталоге продолжаются и продолжаются, я процитировал лишь самое-самое начало статьи.

К сожалению, все вышеизложенное является полною чепухою, картина дошла в ужасном состоянии – с дырами в холсте и значительной потерей краски. №65

045tramonto

Картину отреставрировали, и она была не только «отреставрирована», но и значительно улучшена: фигуры святого Георгия и дракона, а также фигура святого Антония, свиньи и монстра в озере написаны реставраторами в 20 веке. Я думаю, что это очень хорошо показывает, чего стоят истолкования картин современными искусствоведами.

СТИЛЬ ДЖОРДЖОНЕ

Несмотря на всю разноголосицу мнений можно ли сказать что-либо про стиль Джорджоне?

Список его работ все время менялся. Вазари давал один список, Маркантонио – другой, Ридольфи в семнадцатом веке – третий, Ланци в восемнадцатом веке – четвертый. В восемнадцатом и девятнадцатом веке обнаружились десятки «новых» работ, в двадцатом веке всё поменялось опять. Я бы сказал, что все эти разные представления о Джорджоне влияли на художников. Они подражали ему, вернее, тому несуществующему Джорджоне, который в их время считался настоящим, и после этого таких художников называли его последователями.

И когда пишут историю искусств, авторы ищут тех художников, кто подражал картинам Джорджоне, которые мы сейчас принимаем за подлинные. И тот, кто ищет что-либо, естественно, находит то, что искал. Можно определить несколько стилей.

Первый – небольшие работы на мифологические сюжеты. Часто, очень часто это собственно не картины, а украшения мебели. Джорджоне приписываются несколько работ, которые были дверьми в шкафах – это «Юдифь» из Эрмитажа, №26 Суд Соломона и №24 Испытание Моисея №25 из Уфицци. Я упоминал тут такие картины, как №16 Аполлон и Дафна из Венеции, №43 Леда из Падуи, №63 работы Превитали №64 из Лондона. Все они – часть мебели. Сейчас «мебельный» стиль не вполне совпадает с нашими представлениями о Джорджоне, но все равно называется стилем Джорджоне.

Я отсылаю любопытных к хорошей книге: ORNAMENTAL PAINTINGS OF THE VENETIAN RENAISSANCE by Susannah Kathleen Rutherglen, 2012.

Другой стиль – любовники. Джорджоне приписывались не только небольшие исторические и мифологические работы для украшения шкафов и сундуков, очень-очень часто его считали автором любовных сцен (см. №73, №95, №99). На примере этих картин видно, как знатоки, которым надо определять атрибуцию, не только не являются художниками, но и не имеют никакого опыта в живописи или графике. В этом случае их понятие стиля, «руки художника» часто сводится к трактовке иконографии или банальному следованию сюжетному шаблону. Впечатление, что портреты любовников часто были атрибутированы как Джорджоне лишь потому, что считалось, что Джорджоне разрабатывал эту тему. (Хотя совсем не похоже на мебель или мальчиков с поэтическим и душевным взглядом, которых сейчас считают работами Джорджоне.)

Вот гравюра с потерянного «Джорджоне» №69

giorgione-lovers

Третий стиль – картины похожие на №12 Il Bravo и №20 Мальтийского рыцаря. Половина из этих портретов – вооруженные мужчины, для них обязательно иметь блестящий панцирь, потому что существует мнение, что Джорджоне писал блестящие панцири:

№66 Двойной портрет из Римского Museo del Palazzo di Venezia

046double

№67 Портрет лучника из Национальной галереи Шотландии в Эдинбурге

047archer

№68 Портрет рыцаря со слугой (Гаттамелата) из Уфицци

048warrior-with-groom-15102

Тоже совсем не похоже на мебельные украшения. Поясные портреты, заполняющие почти весь холст, мужчины, часто вооруженные и суровые, часто несколько фигур.

Leave a Reply

Fill in your details below or click an icon to log in:

WordPress.com Logo

You are commenting using your WordPress.com account. Log Out /  Change )

Twitter picture

You are commenting using your Twitter account. Log Out /  Change )

Facebook photo

You are commenting using your Facebook account. Log Out /  Change )

Connecting to %s

%d bloggers like this: