КРАТКИЙ СПИСОК ПОРТРЕТИСТОВ

Портреты писали все

Портреты писали почти все голландские художники. Лишь появлялся заказ на портрет, исторические живописцы, пейзажисты, анималисты и мастера других жанров вылезали из привычной коробочки и без раздумий и сомнений брались за кисти. Потому «портретистов» оказалось без числа, а любой их список говорит не о том, как было «на самом деле», а о пристрастиях составителя списка. Подбор имен выставляет голого автора на обозрение, сразу понятно, что он думает о живописи в целом, что для него важно, а что нет, какие уголки голландского искусства он знает, а о чем не имеет представления. Вот моя версия.

Ранние

Я уже говорил про амстердамских братьев Pieter Pietersz. (1540-1603) и Aert Pietersz. (1550-1612), их помещают в самое начало голландской портретной живописи. Не буду спорить.

Надо вспомнить Исаака ван Сваненбурга (Isaac Claesz. van Swanenburg 1537-1614), который не только художник, но и пять раз мэр Лейдена. Потому и выходило у него получать в Лейдене выгодные заказы, как от города, так и от сограждан, заказывавших у него портреты. Если определять Золотой век по календарю, то ван Сваненбург в Золотой век вписывается, но живописной манерой он старомодный нидерландец. Сейчас для нас интереснее всего его ученики: Ян ван Гойен считается одним из главных голландских пейзажистов, Otto van Veen, знаменит тем, что стал учителем Рубенса, сын же Исаака ван Сваненбурга, Jacob van Swanenburgh, был первым учителем Рембрандта.

Исторические живописцы Dirck Barendsz. (1534-1594) и Cornelis Ketel (1548-1616) писали портреты для заработка и писали их много.

Первые скучные голландские портретисты

Михиел ван Миревелт (Michiel van Mierevelt 1566-1641)

Паулус Морелсе (Paulus Moreelse 1571-1638)

Ян ван Равестайн (Jan van Ravesteyn ок. 1572-1657)

Корнелис ван де Ворт (Cornelis van der Voort 1576-1624)

Миревелтовский стиль это не особый взгляд художника на натуру (потому и нет сходства с моделями), а схема, от которой нельзя было отступать. После полудюжины таких картин понятно, что тут не искусство, а ремесло.

Миревелт писал портреты, как писали их в Нидерландах за десять, двадцать или даже тридцать лет до него. И вот эту-то старомодную манеру продолжили любить и лелеять, когда самобытная Голландская школа живописи была молода, свежа и полна жизни. Казалось бы, новое должно было сделать оледеневших художников банкротами, но портреты по лекалам Миревелта стали повсеместной нормой! Наоборот – хорошим живописцам, чтоб не стать банкротами и заработать, приходилось оставлять живое искусство и писать портреты по-миревелтовски – мертвые и черные.

Именно такими – официально-серьезными, застывшими и важными хотели себя видеть штатгальтеры, политики, миллионеры, аристократия. Подобные истуканы вождей надобились местным властям и прочим любителям подпрыгивать для демонстрации гражданственности и лояльности. Миревелт умер в 1641 году, до последних дней картины его были востребованы, а ученики и последователи продолжили писать в той же манере и через двадцать лет, так Jan van Ravesteyn , портреты которого с путают с портретами Миревелта, умер в 1657 году, Jan Daemen Cool (тоже однотипный) умер в 1660, а Jacob Willemsz. Delff (II) в 1661.

Как долго это длилось! На живописном рынке мелькнули Хендрик Пот и де Кайзер, взошла и зашла звезда Рембрандта, прославился Хелст, а на унылые а-ля Миревелт погрудные или поколенные три четверти спрос не ослабевал и их продолжали производить сотнями и тысячами.

Новые схемы, позы, художники

Соединенные провинции стали страной и оказались на карте. И началось кипение жизни, конкуренция, деньги, роскошь, мода; повсюду запульсировало и затрепетало, даже до живописи добралось и даже до портретной.

Так что же было нового?

Харлемский художник Hendrik Gerritsz Pot (ок. 1580-1657) делал не портреты, а портретики, маленькие, похожие один на другой. Скромные размеры голландцам подходили: страна небольшая, дома узкие, платить художнику не хочется (цена обычно была прямо пропорциональна количеству квадратных сантиметров холста). Пот был первым и сначала единственным производителем маленьких портретов. По зеленовато-коричневому фону он жидко наносил коричневые краски, корпусно писал черные и плотно же проходил разбеленным цветом несколько светлых мест. Получалось быстро и экономно, из-за маленького размера все невнятности и неточности сглаживались глазом зрителя, а детали (глаз, нос, кружева, складки, что-то иное) угадывались на правильном месте.

№ 1 Хендрик Пот Портрет Jean Fontaine 1633, Маурицхейс, Гаага, 15.1х18.2 см.

Небольшой размер здорово подходил непритязательной манере. Но ах, как мы подлаживаемся к богатым и сильным: когда Пот в 1632 году писал в Англии короля Карла Первого, жидкая краска и милая приблизительность уступили место затюканности и аккуратности. Ну почему же все всегда уверены, что королям и знаменитостям любо затюканное и гладенькое? Впрочем… и я так думаю.

№ 2 Хендрик Пот Портрет Карла Первого 1632, Лувр, Париж, 33х27 см.

И последнее замечание – придуманную Потом схему (как в № 2) начали тиражировать во всей Голландии, и она, как и миревелтовские парсуны, тоже стала банальностью. Но в этом Пот не виноват.

Werner van den Valckert (1580-между1627 и 1644) из Гааги и Амстердама. Писал он маньеристские исторические картины и портреты. Обычных-скучных портретов большинство, но… бывает, что прическа, воротник и внешность заказчика обычны, что у него тот же самый надоевший черный наряд и даже фон традиционно темный, но вдруг рыжий мужчина наклоняется и вылезает на нас из окна. Он уже целых четыреста лет настойчиво показывает нам колечко. Рукав и рука нестандартно обрезаны. Портрет-обманка. Это новая живопись – скромная, пугливая, но не застывшая.

№ 3 Вернер ван ден Валкерт Портрет ювелира, возможно, Бартоломеуса Янса ван Ассенделфта 1617, Ряйксмузеум, Амстердам, 66х49.5 см.

Willem van der Vliet (ок. 1584-1642) из Дельфта. Почему я говорю, откуда художник? Важно знать! Например, Дельфт это город, где верховодил Миревелт, он задавал там тон. Вот ему местные живописцы и подражали. Раньше про ван дер Влита думали, что он у Миревелта учился. Не учился, но пропитался. Действительно, старомодных портретов у ван дер Влита немало. Приведу один такой.

№ 4 Виллем ван ден Влит Портрет Maria Pijnacker 1626, Принсенхоф, Делфт, 113.5х87.5 см.

Но есть у него и другие работы, где он уходит от оледенения и окаменения фигур. Заказчик захотел чего-то другого, а художник сумел это другое исполнить.

№ 5 Виллем ван ден Влит Портрет неизвестного 1636, Лувр, Париж, 85.5х69 см.

У голландцев так часто: пишет кто-нибудь мертво и черно, но вдруг среди кладбища – живой портрет и крепко сделан, и композиция там, и цвет! Думаешь, что опять ошиблись с атрибуцией, не может бездарь такое создать, но нет – стоит подлинная подпись. И так это странно сейчас: мог художник писать неожиданно и на других непохоже, но не нужно было ни заказчикам, ни ему самому. David Bailly (1584-1657) из Лейдена писал портреты в миревелтовском вкусе. Вот обычный портрет.

№ 6 Давид Байи Портрет Anthony de Wale 1636, Ряйксмузеум, Амстердам, 71.1х60 см.

Так он писал всю жизнь, иногда вообще соломенными мазками и пренебрегая рисунком. Короля Дании (Christian IV), разумеется, тюкал старательно, но сейчас и такое никого не вдохновляет. Так зачем Байи появился в кусочке текста, где должны быть художники, не старомодные, а оригинальные? Чтобы показать, что мог он и по-иному, но не надобилось иное. Вот его замысловатый натюрморт-ванитас с художником, и думают, что это не просто натурщик, не часть натюрморта, а чей-то портрет.

№ 7 Давид Байи Ванитас с портретом юного художника 1651, Лакенхал, Лейден, 89.5х122 см.

Сама живопись мне не нравится (сухая, механическая, рациональная), но композиция тут сложна и незаурядна. Продуманна. Интересна. И еще раз посетую, что заказчикам нужны были не кулинарные изыски, а стандартный МакДоналдс, а потому Давид Байи и сотни других живописцев готовили для них традиционную зеленую тоску.

Увы, нового в портретах было немного, от старой, консервативной манеры отделаться было нелегко, даже маньеристские (то есть ДО милвертовские!) портреты в первой четверти 17 века легко находили себе покупателей особенно в тормозящих провинциальных городах (например, работы Jan Claesz. из Энкхаузена).

Известные портретисты

Амстердамец Nicolaes Eliasz. Pickenoy (1588-1650) был учеником Корнелиса ван де Ворта, от стиля учителя далеко не отбегал и писал старомодно. Те знатоки, у кого вместо глаз пара микроскопов, смогут найти, в чем отличие Пикеноя от предыдущего поколения, но я сразу не вижу. И не буду искать! Сейчас его выделяет из толпы только прижизненная известность в Амстердаме (писал важных господ!) и большие групповые портреты, которыми он и прославлен. Пикеной вместе с Томасом де Кайзером был главным портретистом Амстердама до прибытия туда Рембрандта.

Gerard van Honthorst (1592-1656) из Утрехта. Умный, трезвый, не сентиментальный, а потому успешнейший художник, преуспевший во всех странах – в Италии, (да, даже в Италии!), Голландии, Англии. Предприниматель, понимавший, чего публика жаждет, и беззастенчиво поивший ее вожделенным пойлом. У него исторические картины и портреты, портреты, портреты, многие их сотни. Льстивые, одинаковые, исполненные его рабочими, но им подписанные. Вот принцесса Louise Hollandine, его ученица, неоднократно им изображенная. Ученица писала в стиле учителя, так что их работы можно и спутать. Стопроцентное ремесло и ни грамма искусства.

№ 8 Герард ван Хонтхорст Портрет принцессы Louise Hollandine 1642, частное собрание, 73.5х56.5 см.

Daniël Mijtens I (1590-1647) из Гааги. Работал в Лондоне, но в Гаагу временами возвращался. Успешный, писал высшую аристократию и до того, как взошла звезда Ван Дейка, Мяйтенс писал короля Якова Первого, а потом Карла Первого. В основном то были копии одних и тех же работ, но не для королевских коллекций а для подарков слугам, друзьям и заграницу. Как приятно вместо денег получить портрет монарха! Работы изготовляли помощники на заводе-студии. То была живопись с тщательно выписанными бантиками, шелком, кружевами, тесемками, рюшами, вышивкой, шнурами и прочими королевскими радостями. Живопись ли это? Если такой портрет один, то да. Такой портрет не один.

№ 9 Daniël Mijtens I Портрет Карла Первого 1628, Королевское собрание, Англия, 219.4х139.1 см.

Амстердамец Thomas de Keyser (1596-1667). В юности торговал камнем для строительства (как и его отец, знаменитый скульптор, архитектор и строитель Хендрик Кайзер). Однако решил Томас де Кайзер стать художником и стал самым модным амстердамским портретистом. Он первым в Амстердаме стал писать небольшие (!) портреты в полный (!) рост и первым же начал изображать заказчиков в реальном интерьере. Правда, стандартно и обычно он писал тоже. Писал он еще и исторические полотна. После прибытия в Амстердам Рембрандта (1632) он перестал быть единственной столичной звездой, а в 1639 году и вовсе вернулся к торговле камнем, гораздо более прибыльной, чем какая-то живопись.

Однако полностью живопись не оставлял, в конце жизни начал писать больше. Тогда у него появились небольшие конные портреты, которые до него были всегда огромными и скакали там только короли и принцы. Манера письма у де Кайзера легкая, двести лет спустя такое биение кисти назовут импрессионизмом (ну, почти), правда, есть у него и суховатые работы. Удивительно, но де Кайзер временами искал новые и нестандартные композиции для своих портретов. Почему удивительно? Новая композиция это время и труд, у де Кайзера подобных картин несколько, а объяснение, что это заказчики хотели нечто особенное не подходит. Это было решением художника. Рисунок у него не совсем уверенный и часто мимо цели. У моделей грабли вместо рук, ходули вместо ног, несколько лишних позвонков, а все равно есть, есть, есть что-то в его живописи (увы, это почти никогда не видно на репродукциях). Сначала обычный погрудный портрет, но живопись там веселая и мастерская, при традиционной композиции она отличается от миревелтовских парсун, она более объемна и реалистична. Это незаметное отдаление от доминирующего официоза можно найти не только у де Кайзера, но и у других хороших и просто профессиональных живописцев того времени.

№ 10 Томас де Кайзер Портрет мужичны 1627, Национальная галерея, Вашингтон, 28х22 см.

А вот новаторский (по композиции) портрет небольшого размера, немного суховатый и с несуразной фигурой.

№ 11 Томас де Кайзер Портрет молодого ювелира 1630, частная коллекция, 63.7х53.5 см.

А вот и конный портрет, который не два метра на три, а меньше метра в высоту и не король там сидит. На коня взобрался Pieter Schout – скромный бейлиф из небольшого местечка Hagestein.

№ 12 Томас де Кайзер Конный портрет Pieter Schout 1660, Ряйксмузеум, Амстердам, 86.1х69.6 см.

Johannes Verspronck (1600/1603-1662) был харлемским живописцем, который писал стандартные портреты, чуть объемнее и живее, чем у Миревелта. Удивительным образом, но скучная череда его мужчин и женщин чем-то отличается от прочих портретов того времени, Верспронк узнаваем. Приведу тут его знаменитый и чуть выцветший (но картина знаменита не этим) портрет девочки.

№ 13 Йоханнес Верспронк Портрет девочки в голубом 1641, Ряйксмузеум, Амстердам, 82х66.5 см.

В рассказе про портретистов все время бубнишь одно и тоже, но не виноват я, не виноват. Если бы художники писали по-разному, разбиваясь в кровь, искали бы НОВОЕ, то и мне пришлось бы найти новые слова, а так я повторяюсь, повторяюсь, повторяюсь. Итак – заказчикам портретов нужно было в портретах ВЕЧНОЕ ТО ЖЕ САМОЕ. Словно все они служили в пограничной охране, которой в паспорте ищет не художества фотографа-минималиста, а лицо гражданина с глазами и носом в заурядном стиле. Cesar van Everdingen (1616/17-1678), живописец из Алкмара, писал исторические картины и портреты. Он узнаваем своею гладкостью, которую искусствоведы объявили «голландским классицизмом». На картинах он так полировал кожу моделей, что они становились из пластика или фарфора. Вот два портрета – обычный и расфуфыренный. Обычно у него заказывали обычные, заказчикам радость, а нам скука и хандра.

№ 14 Цезарь ван Эвердинген Портрет Willem Jacobsz Baert, бургомистра Алкмара 1671, Ряйксмузеум, Амстердам, 110х90 см.

Изредка желалось необычное, тогда художник вздрагивал и начинал стараться. Вот роскошный и большой портрет Wollebrant Geleyns de Jongh, одного из функционеров Голландской Ост-Индской компании (в переводе на понятный язык это миллионер и властитель мира, пусть и небольшой его части, но властитель). Портрет предназначался для детского дома (de Jongh был там регентом), чтобы сироты глядели на блестящего господина и улучшались нравственно. В 1674 Wollebrant Geleyns de Jongh было 80 лет, на портрете же он изображен пятидесятичетырехлетним и готовым отплыть в море от письменного стола. То есть – портрет не с натуры, а воображенный, да это и видно, потому что голова к туловищу не подходит, посажена отдельно, вероятно, срисована с чего-то мелкого и чужого. Сама фигура кажется непропорциональным манекеном в наряде, да и писалась с манекена, чтобы аккуратно и не спеша копировать шелка и складки, чтобы сиротам улучшаться нравственно нужно показать им шелка… Сам флотоводец выписан до ниточки (ага, я говорил, что богатые любят гладкое!), зато маловажные части (черные слуги) небрежны. Ох, так всегда у голландцев, экономный они были народ: на главного героя в картине не жалелось времени, а окраины холста и статисты замазывались быстренько. Ван Эвердинген закончил картину уже после смерти заказчика.

№ 15 Цезарь ван Эвердинген Портрет Wollebrant Geleyns de Jongh 1674, Городской музей Алкмара, 212х182 см.

Не могу сказать, что этот в шляпе и с зонтиком из музея Алкмара мне нравится, но хотя бы не темный и стоит по-своему. Портрет огромен, а размер во много определяет живописный подход, но и маленькие портреты могли бы (теоретически) писаться не по двум-трем трафаретам, а по двадцати-тридцати, включая такой попугаистый. Могли бы, но не писались.

Isaack Luttichuys (1616-1673) рабочая лошадка портретной живописи, старался и выполнял требуемое, но не блистал. Приведу его картину из Ряйкса как иллюстрацию неблистания, банальности и обычности.

№ 16 Isaack Luttichuys Портрет молодой женщины 1656, Ряйксмузеум, Амстердам, 99х82 см.

Abraham van den Tempel (ок.1622-1672) такой же портретный трудяга, как и Luttichuys, но на порядок профессиональнее. У него роскошнее, больше деталей, тоньше проработка. Правда, простенькие портреты у него тоже есть, не все клиенты могли платить за детали, а пренебречь даже бедными заказчиками было опасно и невозможно.

№ 17 Abraham van den Tempel Портрет молодой женщины 1670, Эрмитаж, Санкт Петербург, 123х103.5 см.

Рембрандту, Халсу и знаменитому когда-то Хелсту в этой книге посвящены целые главы. Без отдельного рассказа про Николаса Маса тоже будет неправильно.

Портретисты не штучно, а толпой

Все же подробно про всех портретистов не получится. Будет скучно и не запомнится. Хотя и так не запомнится. Пусть дальше о каждом будет пара предложений, в других же главах книги они периодически выходят на сцену.

Abraham de Vries (ок. 1590-1649/1650). Что же сказать об этом художнике-портретисте, путешествовавшем по Франции и Фландрии, а после работавшем в Роттердаме и Гааге? Он писал стандартные портреты… А больше сказать и нечего.

Wybrand de Geest (1592-1672/1680) художник из провинции Фрисландия (из Леувардена), но повидавший большой мир (два года во Франции, четыре в Италии). Скучные, традиционные портреты, зато коммерческий успех.

Cornelius Johnson (1593-1661) изготовитель скучных фото, работал в Англии более 20 лет, откуда убежал в Соединенные провинции, когда там зачем-то началась гражданская война. Тщательно вытюкивал на картинах одежду аристократов-заказчиков и короля (Карла Первого). И больше нечего сказать.

Salomon de Bray (1597-1664) и его сын Jan de Braij (1626/1627-1697) были харлемскими художниками и писали исторические полотна, а в основном портреты, которые были похожи на все портреты того времени.

Jan van Bijlert (1597/1598-1671), скромный караваджист второго ряда. Из Утрехта. Исторические картины писал в одной манере, а портреты в старомодной миревелтовской.

Anthonie Palamedesz. (1602-1673) из Делфта, где учился у Миревелта, а потом всю жизнь писал портреты, как Миревелт, и жанровые сцены, как другие художники вокруг. То есть вся эта миревелтовская катавасия еще была живой в 70-х годах!

Adriaen Hanneman (ок. 1603-1671), работал в Англии 12 лет, подсмотрел там стиль Ван Дейка (может быть, и работал на него), вернулся и уже в Гааге писал разную портретную ерунду в пленительной вандейковской манере. Писал высшее общество. Считается, что это он взлелеял в Голландии модный стиль международной изящности.

Трудно ценить художников за портреты. Например, Jacob van Loo (1614-1670) известен тем, что убийца, и тем, что был предвозвестником порнографии, а ведь писал и портреты, но кто про них помнит?

Pieter Nason (1612-1688/90), писал деревянно и плоховато, но клиенты не жаловались, так как в живописи не понимали, а одежда на картинах была правильной моды.

Johannes Mijtens (ок.1614-1670) писал портреты и был племянником Даниэля Мяйтенса. Когда у него модели в виде римских полководцев или охотниц, то они… обычные. Даже охотницы и консулы обычные. Что тогда говорить о просто женщинах и мужчинах!

Нет, не Рембрандт явился в голландскую живопись и изменил ее, а настали новые времена и все-таки потребовалось что-то другое, новое, не приевшееся. Потребовалось – и встала армия живописцев, и постаралась. Был среди них и Рембрандт, который прославился более других, так что даже вы о нем слышали. Другими же солдатами этой армии были Jan Lievens (1607-1674), Jacob Backer (1608-1651), Salomon Koninck (1609 -1656). Чуть позже появились ученики Рембрандта, которые потянулись за ним, самым дорогим и успешным художником этого направления. Из главных это Govert Flinck (1615-1660) Ferdinand Bol (1616-1680) Jan Victors (1619-1679) А потом… а потом мода изменилась и потребовалось не коричневое и объемное, а шелковое и игривое.

Ученик Рембрандта Gerrit Dou (1613-1675) писал небольшие картины и продавал их дорого, он первый убедил богатую публику, что к картине надо относиться, как к бриллианту. Бриллианты малы и картины Дау были малы. Дау основоположник Лейденской школы живописи, писал иногда и портреты, его ученики и последователи тоже их иногда писали. Самые известные это Frans van Mieris (I) (1616-1680), Godefridus Schalcken (1643-1706), для которых портреты были не главным заработком (впрочем, у Schalcken главным). Небольшие портреты эти долго считались брильянтами, в новое время считаться перестали.

Амстердамец Dirck van Santvoort (1609-1680) писал для среднего класса стандартные портреты или как закажут. Иногда заказывали что-то мечтательное и фантазийное, обычно детей. Вот и появлялись на холстах пастУшки в выдуманных (и реалистично написанных!) платьях с таким количеством жемчугов, что если бы они существовали в реальности, то стоили бы, как пара дорогих домов.

Gerard ter Borch (1617-1681) писал выдающиеся жанровые сцены и плохие или очень плохие портреты. Маленькие, дешевые, однотипные, унылые. Написал и один большой групповой. Он был еще хуже.

Peter Lely (1618-1680), профессионал, циник, как и Хонтхорст, зарабатыватель денег, умелец и усердный художник, превосходная карьера в Англии, производил без счета портреты короля, русалкоподобных красавиц и их мужей и любовников – солидных, важных господ.

Wallerant Vaillant (1623-1677) портреты писал иногда убедительно, а иногда как-то жидко и вяло. И это меня наводит на мысль, что очень часто умелые художники, презирая публику, выполняли все ее требования, а живописью не занимались. А в автопортретах и в нескольких, непонятно чему обязанных работах выкладывались полностью. И получалось.

Скучный Jan Albertsz. Rotius (1624-1666) работал в провинциальном Хорне

Jan de Baen (1633-1702), ну, дааа… был портретист и с таким именем…

Caspar Netscher (1635/36-1684) поздний портретист, успешный и плодовитый, писал изящно, чересчур изящно, на мой вкус.

Eglon van der Neer (1635/36-1703) – еще один бессмысленный изящный художник, в том числе и бессмысленный портретист. И технически слабоват!

Пара разрозненных замечаний напоследок

Были и такие оригиналы, кто портретами не занимался – Вермеер, Питер де Хох, Якоб Рейсдал, Хондекутер, Ван дер Хайден, Корнелис де Хем и другие.

Большинство же мастеров хоть несколько раз, но грешили портретами. И всегда неважно у них получалось. Дело в том, что своё, новое, интересное находят (если находят) не сразу, а через несколько лет работы. Когда же ты занимаешься чем-то сбоку, лезешь не в свое дело и спешишь, то берешь готовую схему и повторяешь ее. К примеру, Cornelis van Poelenburch (1594/1595-1667) из Утрехта, образованный (был в Италии), успешнейший, писавший оригинальные романтические пейзажи Италии с голыми нимфами, выполнял скучные портреты по старому трафарету. И точно так же не мудрствовали лукаво, а писали портретную ерунду достойный Emanuel de Witte (1617–1692), знаменитый Aelbert Cuyp (1620-1691), Karel du Jardin (1626-1678) и другие.

Художники же, работавшие в нескольких жанрах, почти всегда писали и местных господ, действительно, несколько жанров означают попытки заработать и там и здесь, а такие художники от портретов не отворачиваются. Упомяну Hendrick ten Oever (1639-1716) Gerbrand van den Eeckhout (1621-1674)

Я упомянул нескольких портретистов, работавших заграницей, на деле их было гораздо больше. Назову Peter Danckerts de Rij (1605-1660), который работал в Польше и Швеции, Karel van Mander III (1609–1670), писавшего портреты в Дании, David Beck (1621-1656) работавшего сначала в Англии (учил рисунку Карла Первого), а после при королевском дворе Швеции, где он писал удивительно слабых и примитивных болванчиков, которые, очевидно, шведам нравились. Как любопытна эта вечная человеческая уверенность, что заграницей все превосходно-заграничное, а у нас (где бы это «у нас» ни было) – неинтересно-сермяжное. Некоторые английские аристократы думали, что настоящие голландцы гарантируют качество…

№ 18 Питер Назон Портрет Anthony Ashley Cooper, 1st Earl of Shaftesbury 1663, частная коллекция, 80х65.4 см.

Ну и? Есть ли искра в этой безжизненности? Стоило приглашать голландскую знаменитость?

Leave a Reply

Fill in your details below or click an icon to log in:

WordPress.com Logo

You are commenting using your WordPress.com account. Log Out /  Change )

Twitter picture

You are commenting using your Twitter account. Log Out /  Change )

Facebook photo

You are commenting using your Facebook account. Log Out /  Change )

Connecting to %s

%d bloggers like this: