Интерьеры Голландских Церквей и Прочая Архитектура

Церкви

На голландских картинах бывает все на свете! Такое от них ощущение! (Неправильное, кстати.) И вот целый жанр, которого до голландцев не было. В главы с архитектурным пейзажем или жанровыми сценами их не вставишь, а не упомянуть нельзя, вот и приходится посвятить церковным интерьерам свою особую главку.

Где, где, где еще писали и покупали картины с интерьерами, и чтобы не штучно, а много и густо? Чтобы большие и маленькие, дорогие и дешевые, чтобы не парадные виды, а зарисованные как-то сбоку, как мы и видим окружающий мир? Картины с настоящей, а не прилизанной архитектурой, где и штукатурка осыпалась, и детские каракули на колоннах, с настоящим светом, с настоящим пространством! Вот такие:

№ 1 Эмануэль де Витте Старая церковь в Амстердаме 1660, Staatsgalerie, Штутгарт, 86.5х107 см.

№ 2 Эмануэль де Витте Интерьер протестантской готической церкви 1669, Ряйксмузеум, Амстердам, 44.5х33.5 см.

№ 3 Эмануэль де Витте Интерьер протестантской готической церкви между 1660-1680, Ряйксмузеум, Амстердам, 122х104 см.

№ 4 Эмануэль де Витте Интерьер церкви с элементами Старой и Новой церквей Амстердама 17 в., Музей изящных искусств, Будапешт, 63.5х52 см.

С настоящим, с настоящей?.. Щааас! Эти голландские картины нынче называют «реалистическим изображением вымышленных церквей». И на самом деле очень часто там не реальный интерьер, а архитектурная фантазия на темы. Впрочем, вся голландская живопись это вымышленный реализм, просто храмы стоят до сих пор и можно сличить настоящие колонны и арки с вымыслами художника. Разрыв между картиной и миром там виден отчетливей Является ли весь реализм лишь нашей фантазией, я тут разбирать не буду. Про несовпадение картин с реальными окнами, хором, колоннами и сводами писали многие, писали и тоже не совпадали между собой. Потому что люди разные, взгляд на мир у каждого сушеного сухаря – свой собственный, а интерпретации увиденного разбегаются в стороны, как десять освобожденных зайцев. Об этом есть в статье у Гари Шварца, где речь о картинах Эмануэля де Витте со Старой Церковью (Oude Kerk) Амстердама.

Ilse Manke, автор единственного каталога Эмануэля де Витте, насчитала 65 его картин со Старой Церковью, 38 это точное изображения, в 18 включены элементы из другой церкви Амстердама (Новой), 9 картин это фантазии с элементами интерьера Старой Церкви.

Историк Arnoldus Noach насчитал у де Витте лишь 6 точных изображений интерьера Старой.

Историк средневекового искусства Hans Jantzen опознал 16 картин де Витте со Старой Церковью.

Историк архитектуры Herman Janse утверждал, что де Витте более или менее точно изобразил Старую Церковь на 5 картинах.

К Эмануэлю де Витте я еще вернусь, но сначала про возникновение архитектурной живописи!

Ван Эйк

Начало далеко. С 15 века писали в Нидерландах интерьеры церквей, но то был лишь фон для сюжета-рассказа-событий-образа. Вот панель кисти ван Эйка. Эта берлинская Мадонна была знаменита, ее бесконечно копировали и повторяли.

№ 5 Ян ван Эйк Мадонна в церкви ок. 1420-1440, Gemäldegalerie, Берлин, 32х14 см.

Одной из фирменных особенностей ван Эйка была сложность: у него на портретах глаза с кровяными прожилками и бликом от оконного света, который повторяет переплет рамы, или, например, в «Канонике ван дер Пале» Мадонна отражается три раза на шлеме святого Георгия, стоящего поодаль, два раза на его наколенниках и один раз на доспехе, закрывающем локоть, там же отражается лысина каноника, а автопортрет художника виден в отражении на щите. Ковры у ван Эйка в таком сложном сокращении, что от удивления брови зрителя прыгают вверх, остаются там до вечера и требуется помощь квалифицированного иглоукалывателя, чтобы опустить их на подобающее место. В нашей картине (совсем небольшой – тридцать два на четырнадцать сантиметров!!!) надо глядеть на солнечный свет, как он проходит через витраж, становится цветным, дробится на стенах, как выплескивается на пол, как освещает галерею слева. Привожу два фрагмента

№ 5 а деталь

№ 5 б деталь

Однако… педантичностью тут не пахнет (а живопись цветет!): на этой картине художник и зритель смотрят на алтарь (там поют ангелы), алтарь же всегда на востоке, значит… значит свет идет с севера, а такого просто не может быть. Но кому нужна ваша маленькая правда, что освещение не логично? Оставьте ее себе и не мешайте мне любоваться. Это тот же самый вымышленный реализм, который будут писать в Голландии и через двести лет.

Ганс Вредеман де Врис

Двести лет пройдут нескоро (это случится в следующих главах), а покуда перескочу через одно столетие в то время, когда появится основоположник жанра перспектив, где люди второстепенны, а архитектура – главное. Это Ганс Вредеман де Врис (Hans Vredeman de Vries 1525/1526-1609), который основоположником не был, просто художники, писавшие архитектуру до него, забылись, а картины их потерялись. Мы знаем о том, потому что в жизнеописаниях Мандера рассказано, как Ганс Вредеман де Врис закончил картину Корнелиса ван Вьянена, умершего в 1560 году. Тот «был довольно опытен в этого рода живописи, но писал слишком тяжело и сложно. Де Врис, поняв это, с усердием принялся за изучение перспективы и достиг того, что закончил эту работу более легко и просто.»

Задержаться в 16 веке нужно из-за того же реализма, даже иллюзионизма. Сейчас работы де Вриса представляются условными архитектурными отмывками-фантазиями, понятно, что таких колонн, галерей, сводов быть не могло. Вот несколько его работ.

№ 6 Ганс Вредеман де Врис Интерьер готической церкви 1594, частная коллекция, 24.5х14 см.

№ 7 Ганс Вредеман де Врис Аллегория церкви 1594-1595, Музей Гданьска, 140х200 см.

№ 8 Ганс Вредеман де Врис Соборование 1600, частная коллекция, 62х94 см.

Между тем живопись де Вриса казалась современникам верхом реализма, иллюзией, которую можно было спутать с жизнью. Мандер в своих знаменитых жизнеописаниях говорит, что де Врис «написал для Виллема Кея в его саду перспективу деревянного портала, который был совсем как настоящий. Затем он написал для Гиллиса Хофмана на месте против ворот большую перспективу сада. Впоследствии несколько знатных немцев с принцем Оранским настолько были ею обмануты, что и постройку и сад приняли за настоящие.»

И еще одна цитата из Мандера.

«В 1591 году он уехал в Гамбург и здесь кроме других произведений написал в одной из капелл церкви Св. Петра, для украшения места погребения ювелира Якоба Мора, большую перспективу, представлявшую Христа, под ногами которого находились дьявол, смерть и ад. Внизу была изображена полуоткрытая двустворчатая дверь, из-за которой многие бились об заклад, так как там в проеме была видна или только казалась видной ступенька лестницы. Называют одного польского воеводу или герцога, обергофмейстера короля, который спорил на тысячу польских гульденов, что это была настоящая отворенная дверь. Другие спорили на угощение пивом, на бочку масла и прочее, причем проигравшие желали, чтобы у художника в руках вместо денег оказался навоз.»

Мандер хвалит де Вриса традиционно по-голландски: живопись его ТАААААК похожа на жизнь, что прям путаешь огромный сад (!) с картинкой на заборе. Через 150 лет, когда «копирование» натуры надоест, живопись сделает новый виток и станет возможным нечто другое – Пиранезе в «Тюрьмах» сознательно будет изображать то, чего не может быть, чтобы поразить зрителя фантазией. И если де Врис кажется в 21 веке манерным и условным, то лишь потому, что нам сейчас знакомы и голландцы 17 века, и Пиранезе, и фотографии, и туристические вояжи в настоящие готические церкви.

По меркам следующего 17 века де Врис художник не вполне умелый: перспективы его схоластичны и «ненастоящи». В рисунке же художник неуверен, а потому часто он писал лишь архитектуру, а фигуры врисовывал кто-то другой. Нет у де Вриса ни цвета, ни тона, ни живописности. Впрочем, многое в маньеризме уже давно воспринимается приятным вывертом, картины де Вриса из реалистических сделались декоративными и не раздражают.

Главной же заслугой де Вриса считаются книги с гравюрами-образцами, где без числа архитектурных элементов и перспектив в самом разном вкусе. Долгие десятилетия художники копировали из его книг детали для своих перспектив.

С приходом новой живописи в 17 веке старая не исчезла совсем, всегда находились любители чего угодно. Отмывки в манере де Вриса продолжил писать Дирк ван Делен (Dirck van Delen 1605-1671), а потом и ученики ван Делена.

№ 9 Дирк ван Делен Вход во дворец 1654, Далиджская картинная галерея, Лондон, 49.5х54 см.

Не отсохло и потом – немцы и фламандцы писали подчеркнуто манерные (а не реалистические) перспективы и в позднем 18 веке.

Первый портрет церкви

Первым интерьером-портретом реальной церкви считается изображение сводов дворцовой капеллы в Ахене. Написал его ученик де Вриса Хендрик ван Стенвяйк Старший (Hendrik van Steenwijck (I) ок. 1550-1603). Дошло четыре почти идентичных, по кальке отштампованных картины, правда, одно изображение зеркально перевернуто.

№ 10 Хендрик ван Стенвяйк Старший Интерьер собора в Ахене 1573, Старая Пинакотека, Мюнхен, 52.2х73 см.

Конечно, это настоящий интерьер, только в нем все придумано – вместо мрамора тут штукатурка, небольшие детали (закругления дальних арок, например) гуляют от картины к картине и с реальным интерьером не полностью совпадают, да и сама перспектива невероятна: чтобы так увидеть всю эффектную вышину дальней стены, надо лечь, а пол тут показан сверху, словно художник писал его со стремянки. Зато в такой композиции ничего не пропало и все видно, получилось впечатляюще!

Питер Санредам

Обязательно надо сказать еще об одном художнике, который по репродукциям… э-э-э, а вживую некоторые (не все!) его работы гораздо лучше. Это Питер Санредам (Pieter Saenredam 1597-1665). Если де Врис – схоластика, придумывание (ну… заимствование) перспективных схем, которые к нашему видение мира не имеют в общем-то отношения (глаз видит перспективу не линейно-математически), то Санредам писал гораздо реалистичнее. И умнее. Вернее так – он хотел воспроизвести некое ощущение (огромности, пустоты или чего-нибудь другого), а для этого использовал натуру. Вот церковь святого Одулфа в родной деревне Санредама, то есть интерьер он знал, прекрасно писал ее несколько раз. Мог бы даже рисовать по памяти, но предпочел эскиз с натуры.

№ 11 Питер Санредам Интерьер церкви св. Одулфа в Ассенедлфте 1633, Ряйксмузеум, Амстердам, 18.2х29.4 см.

Вот картина по этому эскизу. Тут и не скажешь, что именно художник изменил – он все изменил!

№ 12 Питер Санредам Интерьер церкви св. Одулфа в Ассенедлфте между 1633-1655, Галерея Сабауда, Турин, 46х63 см.

Процесс работы был таков. Сначала набросок. Точный. Правда, иногда еще в самой церкви ему казалось, что если ввести придуманные элементы, то будет выразительнее, тогда он их добавлял, скрупулезно записывая, что именно тут им выдумано. Потом он измерял (!) церковь, а в мастерской уже делал детальный рисунок, это была подготовка к картине. Там он иногда менял пропорции здания, дорисовывал желаемое и убирал ненужное для композиции. Рисунок ложился в папку на сохранение, иногда надолго (могла пройти и четверть века). Но срок наставал, и, наконец, писалась картина, которая получалась не «как на самом деле», а как художнику надо. Иногда натура его вполне удовлетворяла, и он писал точно. Но с точностью нужной ему, а не вам или мне.

№ 13 Питер Санредам Интерьер церкви св. Лаврентия в Алкмаре ок. 1661-1665, Городской музей, Алкмар, 207х276 см.

№ 14 Интерьер церкви св. Лаврентия в Алкмаре

Иногда Санредам писал, чего сам не видел, так для пейзажей с Римом (где он не бывал) пошли в дело наброски Maerten van Heemskerck (1498–1574), сделанные за сто лет до того. Сохранилось четыре таких картины. Назвать картины Санредама реалистическими сейчас трудно. Ну и что! Значит, он писал не вполне реалистические (по нынешним меркам) картины!

После картин Санредама возникает ощущение, что он писал не просто так, а у него были идеи и мнения, мне не вполне понятные. Есть работы впечатляющие, а есть какие-то условные, где вдруг не живопись, а кажется, что друг на друга положены вырезанные из бумаги формы. Так что недоумеваешь, что это за ерунда? При этом весь корпус работ (и «плохие» картины, и «хорошие») кажется единым целым. Редко так бывает.

Реалистические изображения вымышленных церквей

Самый первый «фоторафический» интерьер появился в 1650 году, написал его Герард Хаукгест (Gerard Houckgeest ок. 1600-1661), а висит он в Гамбурге.

№ 15 Герард Хаукгест Интерьер Новой церкви в Делфте с усыпальницей Вильгельма Первого Оранского 1650, Кунстхалле, Гамбург, 125.7х89 см.

До этих и в самом деле революционных интерьеров Хаугкест писал обычные воображенные перспективы.

№ 16 Герард Хаукгест Архитектурная фантазия 1638, Национальная галерея Шотландии, Эдинбург, 131.1х152 см.

Фотографичность-реализм-иллюзионизм получились вовсе не потому, что художник написал, «как оно на самом деле». Чтобы получилось «на самом деле», Хаукгест изменял композицию, двигал и замазывал на картине колонны, и лишь тогда получилось точно!

Новая живопись пришлась по вкусу всем – художники в Делфте, а потом и повсюду начали писать реалистические интерьеры, а Хаукгест, оседлав успех, стал писать похожие, похожие, похожие картины. Вот одна из авторских копий картины из Маурицхейса, проданная за 84.750 евро в 2010 году. Заметьте, что копия эта не с гамбургской картины, тут другая (хм!) композиция. Ну, не близнецы ли, не братья ли?!

№ 17 Приписывается Герарду Хаукгесту Интерьер Новой церкви в Делфте с усыпальницей Вильгельма Первого Оранского между 1650-1661, частная коллекция, 57.8х39.3 см.

А теперь не сам Хаукгест, а старая с него копия, проданная в 2007 году за 2.400 евро.

№ 18 Копия с Герарда Хаукгеста Интерьер Новой церкви в Делфте с усыпальницей Вильгельма Первого Оранского 17 в, частная коллекция, 55.2х37.5 см.

Пространство и свет – вот чем привлекал новый подход. Не случайно на Хаукгеста пытаются повесить ярлык «Делфтской» школы. (Делфтская школа изобретена недавно, туда насильно впихивают разных не совсем коричневых голландских художников, об этой «школе» подробнее тут.)

Мне эти работы нравятся, единственный упрек – все они одно и то же. На протяжении десятилетий! Братцы, если уж вы оценили НОВОЕ и за него ухватились, то добавьте и что-то свое, так веселее будет! Но добавлять трудно, потому и хранится в музеях множество беззастенчивых подражаний. Вот картина делфтского мастера Хендрика ван Влита (Hendrick van Vliet 1611/1612-1675), которая раньше считалась Хаукгестом.

№ 19 Хендрик ван Влит Старая церковь в Делфте ок. 1655-1660, Национальный музей, Варшава, 37х30 см.

В атрибуциях этих неподписанных картин путаются. Не кажется странностью, когда один и тот же интерьер приписывали и ван Хогстратену, и ван Влиту, и де Витте, и Хаукгесту. Вот еще одна похожая работа, кисти самого известного художника интерьеров, Эмануэля де Витте, с которого я и начал эту главу.

№ 20 Эмануэль де Витте Старая церковь в Амстердаме ок. 1650, Метрополитен, Нью Йорк, 48.3х34.6 см.

Это одна из его самых ранних церквей, вполне от Хаукгеста зависимая. Только если у Хаугкеста на колоннах видны детские каракули, то тут мальчики только собираются нахулиганить. Позже де Витте начнет свои работы разнообразить, совмещать элементы нескольких церквей в одной картине. Его интерьеры (и домов, и церквей) получились у него отлично, жанровые его работы стандартны и мне не интересны.

Пара слов в заключение

Об этом жанре пишут много статей и книг, там есть о чем поговорить – перспектива, реализм/выдуманность деталей, невозможное и почему это невозможное было написано (например, на картине № 1 на колонне виден Спас Нерукотворный, который ну никак в голом и ободранном от образов протестантском храме не мог находиться). Лучшие вещи Хаугкеста, де Витте и других хорошо иллюстрируют, что живопись это не фотография, а… Ох, я затрудняюсь дать определение живописи. А вы можете?

Скажу еще, что эти голландские картины мне нравятся, они удовлетворяют современным формалистическим чаяниям, когда суть композиции это найденный ритм белых и черных пятен, они ловко создают пространство и притягивают зрителя, утаскивают в себя. Да и кто знает, почем вдруг нравятся те или иные картины!

11 thoughts on “Интерьеры Голландских Церквей и Прочая Архитектура”

  1. Спасибо, очень интересно. Мне кажется, я видел изображения части этих картин на обложках дисков с записями баховских кантат с Тоном Копманом.

    Like

  2. Сергей, добрый день!
    Я открыла новый сайт на платформе WorldPress.
    Во-первых, я вас туда приглашаю от всей души, если вас не смущают мои дилетантские штучки.
    Во-вторых, я набралась наглости и разместила там вашу статью. Все про это вы узнаете, пройдя по ссылке https://astrasreality.com/kak-pridumali-simvolizm-v-zhivopisi-a-potom-ot-nego-otkazalis-1-chast.html и еще раньше я использовала ваше стихотворение https://astrasreality.com/bez-nazvanija.html
    Если у вас нет возражений по этому поводу, то позвольте мне это оставить, если есть – удалю без вопросов.
    Сайт открыла вчера, там еще нет народу, т.к. не успела разослать приглашения. Но, надеюсь, люди будут интересные – сама выбирала из своих друзей-френдов)))
    Сайт многоязычный и показывается на том языке, откуда заходит пользователь. Поскольку это автоматический переводчик, то я не могу отвечать за качество перевода, только за английский (я) и немецкий (моя подруга-филолог из Германии). Если вам будет так удобнее, то слева внизу вы можете поставить русский язык для отображения.
    Частично я начала заполнять сайт заранее, но материалов еще мало. Вообще их много – и старых публикаций и новых статей- просто не хватает времени на все сразу.
    Была бы рада видеть вас и в числе авторов (у меня есть на сайте Издательство «Все свои», где будут публиковаться стихи и проза моих пишущих друзей и чуть моих рассказок).
    Если вам понравится у меня я буду очень-очень рада!

    Like

    1. Во-первых, спасибо!
      Во-вторых, про перевод. Я зашел из Нидерландов и увидел перевод на английский. И тут у меня опасения. По-русски мои заметки можно запросто где угодно размещать, если указан мой сайт. А вот английский… Или другой язык… Я сейчас из всех своих постов составляю книгу и буду потом пытаться напечатать ее на английском. В том переводе, который я увидел, есть разные ошибки (например, вместо “эмблема” там “logo”) и мне не хотелось бы являться с таким текстом, а потом объяснять, что язык не мой, а автоматически переведенный. При этом я хоть по-английски говорю-читаю, но сам не могу оценить степень гладкости или корявости. Так что простите, но от английского текста я должен отказаться. Если небесам будет угодно, книжка напишется, а потом переведется, то тогда вполне можно будет оттуда что-нибудь и перепечатать.
      сн

      Like

  3. В качестве извинения, привожу фразу программиста, который работал со мной над сайтом.
    soulexpert
    22:24
    “Если он переживает, что контент будет проиндексирован на английском, то напрасно. Потому что контент индексируется на русском, робот считывает русский контент.” Еще раз, приношу свои извинения. Всего доброго.

    Like

    1. Да ну, какие извинения, это я чувствую себя виноватым, что остановил вашу публикацию. Просто я начал читать английский, сразу захотелось исправить там и тут, а сам не возьмусь.
      Я как-то сам перевел несколько глав, потом меня даже отредактировал англичанин, а все равно вышло не то, что нужно.
      Так что извините.

      Like

Leave a Reply

Fill in your details below or click an icon to log in:

WordPress.com Logo

You are commenting using your WordPress.com account. Log Out /  Change )

Twitter picture

You are commenting using your Twitter account. Log Out /  Change )

Facebook photo

You are commenting using your Facebook account. Log Out /  Change )

Connecting to %s

%d bloggers like this: