Голландский морской пейзаж 17 века (часть вторая)

Вильям ван де Велде. Старший и Младший.

В начале 17 века моря на голландских картинах бороздили условные, игрушечные суда, а художник, парил альбатросом и взирал на них сверху. Реалистические картины появились во второй половине века. Главным и самым прославленным маринистом этого времени считается Виллем ван де Велде. Виллем ван де Велде родился… Гхм. На самом деле их два! Отец и сын (оба Виллемы! (Willem van de Velde I ок. 1611–1693, Willem van de Velde II 1633–1707)) основали фирму-заводик по производству марин и картины производили совместно. Чтобы достичь бОльшей производительности, позаботились о разделении труда, отец занимался морскими изысканиями и набросками с натуры (постоянно выходил в море с флотом, если надо зарисовывал сражения!), сын в основном руководил раскрашиванием композиций, составленных из работ отца (но и сам иногда-иногда рисовал с натуры). На заводе, вероятно, служило несколько художников-рабочих. В студии работали потом и сыновья ван де Велде Младшего. До недавнего времени многих маринистов (в основном английских) связывали с мастерской Виллемов, но никаких документов, подтверждающих это, нет. Однако количество лишь дошедших до нас работ – более 800 картин и 2500 рисунков – говорит, кричит и пищит о широко поставленном деле и немалом количестве рабочих рук. До 1680-х годов подпись у Виллемов была одна и та же, в каталогах многие их работы приписывают Виллему, не уточняя какому, потому что ни подписи, ни поясняющие надписи на рисунках (рукой отца или сына) не помогают понять, кто был автором.

Виллем-отец в юности работал матросом в семейном бизнесе (родился в семье речного шкипера), в двадцать с чем-то решил стать художником, об образовании его ничего не известно. Сначала он рисовал композиции (с кораблями) для граверов, в 40-х годах начал производить «картины-пером», странный, ставшим популярным тогда жанр. На белом грунте холста или панели художник чернилами имитировал гравюру. Долгое время считалось, что это была работа пером, однако сейчас историки искусства не уверены, о технике исполнения ведутся споры, есть мнение, что часть картин как-то печаталась (ох, вряд ли). Картины-пером исполнял еще Голциус, но у него их совсем немного. Голландские заказчики ценили живопись, где демонстрировалась усидчивость, а работы эти – чернильными штрихами по белой плоскости – вполне удовлетворяли чаяниям любителей прекрасного. Одним из главных достоинств подобных картин считалось, что хотя изображение выглядит, как гравюра, но если испачкается, его можно вымыть и ничего не сотрется, а поверхность станет как новенькая. Покупателей такая практичность и целесообразность радовала и убеждала (известно по переписке). Кораблей пером в середине века понаделали немало, кто именно придумал их производить, сейчас неизвестно, но так как ван де Велде Старший потом прославился, то его долгое время и считали изобретателем, согласно обыкновению приписывать знаменитостям всю мировую историю. Вот пример картины, которую можно мыть мылом.

№ 1 Виллем ван де Велде Старший Голландские корабли у берега 1650-е гг., Национальная галерея, Вашингтон, 59.4х83.5 см.

Приведу кусочек работы из самой середины, чтобы показать кропотливость и обилие штрихов перышком.

№ 1 а деталь.

Сестры, братья, тетки и дядья, словом, родственники Виллемов-художников были связаны женитьбами-замужествами с морскими властями, что сильно помогало при продажах. Ветер удачи дул в паруса. Художники меняли темы в зависимости от желаний публики, так после их эмиграции в Англию штормов на картинах стало больше.

Портреты кораблей, а также изображения судов в разных ракурсах хранились в мастерской и предлагались клиентам, заказчики перебирали рисунки, выбирали приглянувшиеся, договаривались о размерах, антураже, композиции и цене картин, а художники исполняли холсты, в точности соответствующие спецификациям. Искусство живописания красками превратилось в сложную механическую работа, которую мог делать любой обученный подмастерье-чертежник-художник. Похожим образом (тщательно и организовано) в голландском искусстве изображались еще портреты зданий. Когда Виллем-отец умер, производство продукции не застопорилось, сын продолжил использовать рисунки-заготовки. Когда же умер и Виллем Младший, то мастерская вполне гладко работала еще семь лет, дело продолжил Корнелис ван де Велде (Cornelis van de Velde 1674-1714), сын и внук Виллемов.

Виллемы знаменитее других маринистов, потому что служили у английских королей. В 1672 году Карл Второй звал в Англию зарубежных мастеров. Не только голландцев, проспектики с приглашением были отпечатаны на нескольких языках. Англия с Голландией тогда как раз воевали, но художников это не касалось, во время войны ван де Велде скакали по своим делам из Лондона в Амстердам и обратно и никто не объявлял их врагами народа. Каждый Виллем в Англии получил годовое жалованье в 100 фунтов (1 фунт=10 гульденов), отец за рисунки, а сын за их раскрашивание. Это приблизительно в три раза больше годового заработка квалифицированного рабочего, но все же не слишком много: надо было платить за студию, за материалы, за рамы, платить рабочим за труд. Однако любая работа на короля выгодна. Число желающих прикоснуться к величествам обычно превосходит тех, кому разрешено приникнуть к ним на самом деле, зато, заказывая картины у придворного художника, было возможно вообразить себя хоть отчасти прильнувшим к помазаннику.

Цены на ван де Велде в основном неизвестны, но про некоторые картины мы знаем. После смерти в 1681 году молодого (19 лет) Чарльза Бакли, 2-го барона Страттона (Charles Berkeley, 2nd Baron Berkeley of Stratton), его брат (3-й барон) и мать заказали три полотна для увековечивания памяти брата и сына: портрет кисти Питера Лели (тоже королевского художника) и две картины ван де Велде с кораблем четвертого ранга «Тигр», которым Чарльз Бакли командовал. За картины ван де Велде получил 20 фунтов (111 сантиметров в ширину № 2) и 23 фунта (140 сантиметров в ширину № 3). На маленькой картине «Тигр» был показан два раза – в профиль, чтобы красиво, и сзади, чтобы была видна резная корма и не спутали с другими кораблями. На большом холсте красовалась только корма, зато над судном реял королевский штандарт, так как однажды Карл Второй во время короткого визита самолично и милостиво поднялся на борт судна и даже пообедал там с офицерами. Некоторые члены знаменитой и старинной (известна с 12 века) семьи Бакли, кстати, до сих пор гордятся этим обедом и почему-то записывают себя в потомки баронов Страттона, род которых давно пресекся. Вот эти картины.

№ 2 Виллем ван де Велде Корабль «Тигр» 1682, замок Бакли, Англия, 80х111 см.

№ 3 Виллем ван де Велде Корабль «Тигр» и яхты во время визита Карла Второго 1682, замок Бакли, Англия, 105х140 см.

Теперь надо посмотреть на рисунки-наброски Виллема-отца, чтобы понять, что фирма ван де Велде работала старательно и честно. Сохранилось с дюжину (!) зарисовок «Тигра» в разных ракурсах, приведу лишь три наброска.

№ 4 Виллем ван де Велде Портрет «Тигра» 1681, Национальный морской музей, Гринвич, 75х42.5 см.

Метод работы младшего ван де Велде не совсем понятен – в студии рисунки отца с портретами кораблей почти всегда механически копировались, контуры механически переводились на другие листы (зеркально и нет). С первоначального наброска делалось часто несколько таких офсетов, которые могли использоваться в качестве основы для портретирования других, похожих судов. Суда были похожи, если их рисунки-портреты не подписаны, то определить корабль нам сейчас затруднительно. На определенном этапе рисунки тщательно прорабатывались. Вот один такой офсетный, а потом нафаршированный деталями, с него в свою очередь был сделан другой офсет.

№ 5 Виллем ван де Велде Портрет «Тигра» ок. 1681, Национальный морской музей, Гринвич, 28.1х33.6 см.

Есть подробный эскиз корабля в профиль, для того чтобы писать картины, надо ясно представлять себе конструкцию судов. Для определения масштаба нарисованы и фигурки людей.

№ 6 Виллем ван де Велде Портрет «Тигра» 1681, Национальный морской музей, Гринвич, 29.2х59.4 см.

Повторю, что таких набросков-чертежей только лишь с «Тигром» есть еще немало! Сам же визит Карла Второго в устье Темзы ван де Велде Старший задокументировал более чем 80 рисунками. Панорамы эти сделаны очень профессионально, вот два листа из этой серии.

№ 7 Виллем ван де Велде Визит Карла Второго на «Тигр» в Вулвиче 1681, Национальный морской музей, Гринвич, 15.2х41.7 см.

№ 8 Виллем ван де Велде Визит Карла Второго на «Тигр» в Вулвиче 1681, Национальный морской музей, Гринвич, 16.6х50 см.

По рисункам можно понять, чего хотел заказчик и о чем заботился художник. Задачи этих марин, как у фотографии – показать, что вот тут яхты, вот там корабль, вон поодаль яхты везут короля на корабль, рассказать, когда ставили паруса, бросали якорь и т. д. Как же похоже на фотографа-репортера, который делает сто снимков скучного события, а потом использует лишь одну фотографию.

Мастерство и особенно хватка ван де Велде Старшего впечатляют. Но рисунки бесстрастны, ибо он чаще не художник, а государственный служащий, в рабочем контракте которого записана обязанность достойно и внятно изображать официальные мероприятия в принятой приятной манере.

Кораблей, подобных хранящимся в замке Бакли, у ван де Велде немало. Вот другой такой, точно такого же размера, за который, вероятно, заплатили те же самые 23 фунта.

№ 9 Виллем ван де Велде Английский корабль четвертого ранга ок. 1681, частная коллекция, 101х139.8 см.

Что это за корабль (на № 9), сейчас не знают, Кристис называет его Mordaunt, но рисунок ван де Велде с Mordaunt показывает другую конструкцию кормы. Однако же картине надо было срочно подыскать называние, потому что безымянное продается хуже, покупателю всегда нужны имена, истории, рассказы, лишь за них он согласен раскошелиться (картина была продана в 2012 за 27.500 фунтов, в три раза больше нижнего эстимейта).

Помимо битв и торжественных отплытий-приплытий, король заказывал ван де Велдам такие стандартные картины для убранства кают. Вот три марины с королевской яхты «Шарлотта».

№ 10 Виллем ван де Велде «Галера Карла» ловит легкий бриз 1677, Национальный морской музей, Гринвич, 71.1х95.2см.

№ 11 Виллем ван де Велде «Вулвич» ловит легкий бриз ок. 1677, Национальный морской музей, Гринвич, 76.2х93.9 см.

№ 12 Виллем ван де Велде Яхта «Портсмут» на якоре 1675, Национальный морской музей, Гринвич, 74.5х95.2 см.

Мне эта живопись напоминает искусство для дорогих современных бизнесов. Когда нефтяной компании (сети роскошных отелей, процветающей адвокатской конторе, банку) нужны приличные украшения своим дворцам и офисам, они обращаются к «серьезным» галереям, которые специализируются на оптовых поставках «настоящих» и недешевых (но и не слишком дорогих!) картин. Работа на такую галерею это мечта любого коммерческого живописца.

И если уж речь зашла о деньгах. Рекордная цена ван де Велде Старшего (имеется в виду последнее время) это 5.429.000 долларов за «Голландскую гавань» на Сотбис в 2015.

№ 13 Виллем ван де Велде Старший Голландская гавань 1640-е гг., частная коллекция, 47.9х65 см.

Рекордная цена ван де Велде Младшего это 9.226.332 долларов за «Голландский линейный корабль при тихой погоде» на Кристис в 2011.

№ 14 Виллем ван де Велде Младший Голландский линейный корабль при тихой погоде ок. 1665, частная коллекция, 86.3х119.3 см.

Сейчас «Голландский линейный корабль при тихой погоде» одолжен Ряйксмузеуму на долгий срок. Владелец каким-то образом протолкнул рядовую картину аж в Галерею Славы, чтобы она обрастала там вниманием и известностью, а цена повышалась. Это при том, что у Ряйкса достаточно своих качественных ван де Велде – целых 11 в запаснике, а 6 выставлено, но вот неотложно понадобился еще один… Отвлекусь и скажу, что Галерея Славы лишь частично отдана живописи, а так ее используют для оправдания странных трат музея, так если купили рядовую картину за миллион, то пусть повисит в Галерее, станет через несколько лет знаменитой, для сомнительных сделок, невидных публике, когда там выставляют непримечательные картины из чужих коллекций (как в случае с № 14), а также для соответствия политическому моменту, если надо сказать, что «женщина тоже человек», там вывешивают холсты с трудом найденных художниц.

Ван де Велде Младшему повезло, сначала его ценили их величества (Карл Второй и Яков Второй), потом капитаны и просто сухопутные аристократы. Именно с Младшего ван де Велде берет начало вся английская школа морской живописи. Позже чертежи-картины ван де Велде любили Тернер и привередливый Констебл. У ван де Велде и по сей день все хорошо, имеется полный каталог их живописи и рисунков в семи томах.

Живые наблюдения ван де Велде-отца в картинах сына деревенели, упорядочивались, вбивались в схему. Любой художник, работающий по эскизам, постоянно должен решать сложную задачу, как перевести быстрый рисунок-наблюдение в солидную и относительно медленную живопись. Очень часто краски убивают остроту и неповторимость, ничего своего не добавляя. Таких не справившихся с задачей художников за все века насобиралось немало, самый известный из них, вероятно, Леонардо, которого многие знатоки ценили именно за рисунки, а стоя перед картинами, недоумевали. У ван де Велде этот графически-живописный водораздел стал еще непреодолимее, потому что за работу были ответственны целых два человека.

Однако в холстах и панелях (однообразных и монотонных) двуликого ван де Велде (раньше его всегда называли Младшим) видно и мастерство (вернее, усидчивость и старание), а иногда даже нечаянный краешек живописности. Приведу для примера одну из самых знаменитых его работ – «Пушечный выстрел» (известность картина обрела, из-за упорного висения в Ряйксмузеуме).

№ 15 Виллем ван де Велде Младший Пушечный выстрел ок. 1680, Ряйксмузеум, Амстердам, 78.5х67 см.

Паруса, такелаж и рангоут написаны подробно и сухо, зато палуба и корма это несколько абстрактных темных пятен, которые по тону, силуэту, весу взяты так точно и убедительно, что и на самом деле получается корабль!

№ 15 а, деталь.

Подробно рассказывать про марины и маринистов не следует даже в длинном обзоре голландской живописи, который я и пишу. Скажу напоследок о модулях, из которых складывали подобные картины, о том, чего в живописи голландцев не было (на примере всего одного холста), и приведу список самых важных художников, писавших море, море, море…

Американские горки

Ван де Велде это наилучшее качество и товарный знак. Остальные маринисты зарабатывали скромнее и живописали тоже скромнее. У мастеров морской живописи были одинаковые для всех (!) модули, из которых и составлялось морское полотно. Приведу один пример. Когда на картине жуткий шторм, то на первом или втором плане мы видим судно, съезжающее с крутейшей волны в бездну или забирающуюся не могучий вал, запрокинув голову и нацеля бушприт в самое небо. Кроме фока и грота, у этих кораблей все паруса убраны и спущены. Почти всегда подобный парусник борется с бурей в профиль, чтобы зрителю было понятнее. Вот небольшая панель, где слева коварные скалы, поросшие вековыми секвойями, а на переднем плане морское чудо-юдо демонстрирует зрителям свою кровожадную зубастость.

№ 16 Корнелис Вербек Корабли во время шторма конец 1620-х, Национальный морской музей, Гринвич,11.2х22.9 см.

Вот знаменитый Ян Порцеллис, коварные скалы справа вдали.

№ 17 Ян Порцеллис Корабли во время шторма первая треть 17 в., частная коллекция, 64х102 см.

Картина Адама Виллартса, ближний к нам корабль глядит вверх, его товарищ поодаль смотрит вниз, коварный монстр на переднем плане обещает сожрать всех новосмытых с палубы матросов. Вокруг плавают обломки судов, погибших на предыдущей картине.

№ 18 Адам Виллартс Бурное море 1626, Эрмитаж, Санкт Петербург, 84.5×114 см.

Клас Вау (Claes Wou 1592-1665) писал однотипные дешевые картины по стандартным схемам. Схема с двумя парусами, судя по всему, хорошо продавалась.

№ 19 Клас Вау Корабли во время шторма 17 в., частная коллекция, 43х58 см.

№ 20 Клас Вау Корабли во время шторма 17 в., частная коллекция, 41х71 см.

Иногда у Вау заказывали дорогие картины, и тогда он писал их подробнее и изобретательнее. Вот работа, где на американских горках целых два корабля (ближний к нам с испанскими флагами), у главного все снасти тщательно вытюканы. В Прадо марину приписали Вау, он художник не особо известный, про него говорят, что сначала он писал по-маньеристски, а потом уже реалистично, как приводимая тут буря. Вот как удобно, любую манеру можно такому мастеру приписать. Интересно, но эта картина гораздо больше походит на маньеризм, да еще и характерный вид сверху; так писали на рубеже веков, но из-за обилия прописанных деталей панель определили в реализм. Впрочем, если придираться, то и не Вау, скорей всего.

№ 21 Клас Вау Корабли во время шторма 17 в., Мадрид, Прадо, 37х56 см.

Когда художнику все же требовалось разнообразие, то корабль на картине разворачивался в три четверти. Морское же чудовище никуда не уплывало и в условленный час ждало моряков на обед.

№ 22 Корнелис Вербек Корабл бурном море 1620-е гг., Национальный морской музей, Гринвич, 39.5х51 см.

Разумеется, и на гравюрах корабли с двумя парусами постоянно низвергались в бездну.

№ 23 Schelte Adamsz. Bolswert, по дизайну Andries van Eertvelt Корабли в бурном море между 1596-1659, 33.1х44.6

Не надо думать что все картины одинаковы – на американских горках качаются иногда суда и с одним парусом, а иногда и вовсе с убранными парусами, иногда корабли с фоком и гротом плывут прямо, но речь тут не о том. Подавляющее большинство голландских марин сложено из штампов, и клише этих немного – сотня-полторы. Поэтому почти всегда при виде голландской марины думаешь, что ты уже ее видел, хотя на самом деле встречаешь в первый раз. Другие жанры голландцы тоже писали по трафарету, однако у маринистов выбор был гораздо меньше. У всех кораблей были похожие фоки, гроты, мачты и проч.

Чего в голландских маринах не было

На самом-то деле там не было реализма. Море и корабль это не море и корабль, а ощущение и впечатление (то самое, которое и стали писать импрессионисты через 200 лет). На море тебе может показаться пусто, другие корабли или целая земля могут сжаться в булавочные головки где-то далеко, или станет просторно и спокойно, как до сих пор не бывало. Нынешние художники иногда пытаются эти оттенки чувства изобразить, а вот голландцы не пробовали. Когда же вдруг у них получалось (а не мудрено, потому что среди нескольких миллионов картин попадались всякие), то равнодушная и не завороженная новым публика проплывала мимо, да и сами художники не понимали своей находки.

И вот такая одинокая картина, в хоре других марин не поучаствовавшая. Абрахам де Вервер (Abraham de Verwer 1585-1650) сначала был столяром, делал шкафы, в 25-30 лет бросил мебель и стал живописцем. Был удачлив, получал большие заказы. Прижимистые голландцы, так любящие считать чужие деньги, сообщают цену и адрес купленного им в Амстердаме дома (Принсенграхт, 6500 гульденов), именно адрес определял (и определяет!) место человека в социальной иерархии. Де Вервер писал корабли и морские битвы в игрушечной манере (как у Врома), словно играл в солдатики-кораблики. И вот небольшое полотно, где вдруг линия берега такая, какой она и бывает. Тут главное это темная черта суши вдали, а кругом пустота и ничего, которые уравновешиваются кораблем сбоку. И тут он не главное действующее лицо, а нежданная удача, мол, было вольно и дышалось вольно, и вдруг довеском такой красивый стоит рядом на якоре.

№ 24 Абрахам де Вервер Вид Хорна ок. 1650, Национальная галерея, Вашингтон, 51.1х94.6 см.

Настолько не похоже на другие работы де Вервера, что мне кажется и не Вервером исполнено, хотя художник на самом деле выходил в море и писал с кораблей далекую береговую линию. Вот так он увидел Кале во Франции.

№ 25 Абрахам де Вервер Вид Кале ок. 1636-1637, Британский музей, Лондон, 9.9х24.6 см.

Де Вервер ли висит в Вашингтоне или нет, не так и важно, картина хороша. Но нужны два слова в ее оправдание. Сейчас этот де Вервер обычного зрителя не восхитит, а покажется банальным полотном – слишком много подобных берегов в обнимку с пустотой и небом написано в 19 веке и нафотографировано в следующем. Но вечность тому назад такая композиция была неожиданна и остра. Но 17-му веку она не подошла. Тогда любили подробное и сюжетное, вот пример. В 1663 году за 800 гульденов одним из Адмиралтейств была заказана картина для прославления победы, случившейся за 90 лет до того. После одобрения большого эскиза красками художник начал работу и через три года закончил холст, которому заказали роскошную раму за 575 гульденов. Картину повесили в зале (Ceciliakapel) гостиницы, где собиралось местное управление.

№ 26 Jan Theunisz. Blanckerhoff Сражение на Зяудерзее в 1573 году 1663-1666, Гостиница Штатов, Хорн, 229х271.5 см.

Вот как эта красота выглядит в интерьере.

№ 27 Вид интерьера Ceciliakapel.

Богато. Подробно. Аляповато. Политически правильно. Тщательно. К живописи не относится. Такая вот была развилка на дороге – или битва с подробностями в роскошной раме в парадном зале, или картина, где показано настроение.

Список

Напоследок надо перечислить нескольких художников-маринистов.

Хендрик Вром.

Ян Порцелис (Jan Porcellis 1583-1632). Неудачное начало карьеры (банкротство), метания. Осел в Харлеме и с начала 20-х годов 17 века нашел свою манеру, непохожую на Врома. Заслужил репутацию у художников и ценителей искусства, которые собирали его картины (а не просто корабли во время шторма). Прославился писанием волн, сохранилось около 50 верных (более или менее) его работ.

Райнир Номс или Райнир Земан (Reinier Nooms или Reinier Zeeman 1623/24-1664). Zeeman это «моряк», так художник себя называл, поэтому решили, что он был моряком, а значит знал море, снасти, бризы, фрегаты и лодки, как свои пять пальцев. Абсолютно точно, что он пил и бил жену, как настоящий матрос. В мае 1661 года ушел в Средиземное море с флотом под командой де Рюйтера и вернулся в Голландию в марте 1663 года. Сухопутные историки искусств пишут, что он был очень точен в рисунке. Точный, но скучный.

Ян ван де Капелле (Jan van de Capelle 1626-1679). Сын владельца красильной фабрики, унаследовавший дело. Богатейший амстердамец – 7 домов, яхта, огромные сбережения, участки земли в Амстердаме, вилла, огромное собрание картин и рисунков (включая 3 картины Рубенса, 7 картин Рембрандта и 500 его рисунков). Помог Рембрандту получить выгодный заказ на «Синдиков». Самостоятельно выучился рисовать и писать красками, писал марины и зимние пейзажи для собственного удовольствия, но бросил заниматься живописью в последние пятнадцать лет своей жизни. В картинах его изредка (изредка) можно углядеть настоящие свет и атмосферу, например, туман.

Виллем Схеллинкс (Willem Schellinks ок. 1627-1678), умелый рисовальщик, живописец, гравер поэт, не совсем маринист, но пейзажист, а еще шпион, из-за неимения фотоаппарата, вынужденный голыми руками зарисовывать чужеземные гавани и рейды. Автор точнейших рисунков берегов и лодок, автор ужасных, беспомощных картин с победами голландских кораблей, которым он так содействовал. Но так как картины патриотичны, они висят в Ряйксе, радуя патриотически настроенных голландцев.

Людолф Бакхейзен (Ludolf Bakhuysen 1630-1708). Художник и каллиграф, писавший жестко и скучно, после переезда ван де Велде в Англию стал главным маринистом в Голландии, которая от этого не потеряла, но и не приобрела. Эдакий стандарт второй половины 17 века. Понравился Петру Первому. Делал зарисовки и выходил в море. Писал бури, где через черные тучи пробиваются лучи солнца, частично освещая тонущие корабли.

Виллем ван де Велде Старший и Младший.

2 thoughts on “Голландский морской пейзаж 17 века (часть вторая)”

  1. Здравствуйте, Сергей!
    Только я насладилась вашими голландскими пейзажами, как вы уже разрешились и морскими, причем с побережьями и пляжами))). Я весной начала большую работу о романтизме и в рамках английского романтизма писала об истоках пейзажной живописи, которые лежат как раз-таки в маринах. Ну, а основатели морских пейзажей – конечно голландцы. Вот такая длинная шизофреническая цепочка.
    Когда у меня «сгорел» (на самом деле замкнуло от собачей шерсти) комп, я наседала на компомастера с требованием извлечь из развалин прежде всего папки с начатой повестью и папку с названием «Паруса» (как раз по морскому пейзажу), а остальное – пускай, если сгорело синим пламенем))) Зря я мучила мастера. Вы так чудно написали о голландцах!
    Кстати, ваши пейзажи я перенесла и в свой блог, все до единого. Там указан первоисточник. Надеюсь, вы не против? Это дань моего уважения вашим трудам. С нетерпением жду ваших новых публикаций! Астра.

    Like

Leave a Reply

Fill in your details below or click an icon to log in:

WordPress.com Logo

You are commenting using your WordPress.com account. Log Out /  Change )

Twitter picture

You are commenting using your Twitter account. Log Out /  Change )

Facebook photo

You are commenting using your Facebook account. Log Out /  Change )

Connecting to %s

%d bloggers like this: