Голландские Пейзажи или Однообразность

Голландские пейзажи однообразны. Рассказывая о живописи Золотого века, из смутной массы таких работ стараются выделить отдельные имена и шедевры и придать им смысл. Монотонность гримируют объяснениями в стиле «уникальное соединение голландских дюн слева и итальянских гор справа», оптимистически пытаются объяснить, чем каждый автор по-своему замечателен, чем лесная опушка одного ван де Велде отличается от опушки другого ван де Велде. Увы, не отличается. Не надо повсюду находить хорошее и делать вид, что в истории искусств обитают только гении и мамонты. Не только. Но зато на примере тьмы однотипных работ можно понять, чего в 17 веке от живописи ждали, какую красоту желали у себя на стенах, а за что платить не хотели.

Они не хотели дома ничего большого и помпезного, не требовали от искусства оригинального, зато маленькое, стандартное и ненавязчивое украшение подходило им лучше всего! Вешать в спальне подробное усекновение головы Иоанна Крестителя с блюдом, кровью, фигурами приспешников, Иродом и пиром это уж слишком на любителя (хотя и любители были). А сельская дорога подойдет каждому. Так пейзаж и стал самым популярным жанром голландской живописи. Сколько их было написано? Многие, многие сотни тысяч! Это количество определило в картинах почти всё – однообразность, сохранность, моду и канон, скуку, цены, доступность. Да и наше отношение к живописи тоже определило. В этой заметке будет про однообразие.

Одно и то же, одно и то же…

Разница между пейзажистами третьего-четвертого ряда и главными мастерами жанра невелика. Смотрите сами!

Харлемский пейзажист Франс де Хулст (Frans de Hulst 1605/07-1661) в «Истории живописи Золотого века» Боба Хака упоминается один раз в списке из шести неинтересных подражателей Яна ван Гойена и Саломона ван Рейсдала. И это, конечно, анахронизм, лишь через пару сотен лет художников разделили на гениев, проторяющих пути, и на подражателей, по этим путям плетущихся. Ван Гойен и Саломон ван Рейсдал тянули лямку, как и все прочие, и ни зависти, ни восхищения тогда ни у кого не вызывали. Рассуждения же о влияниях, заимствованиях и подражаниях это традиционные темы в искусствоведении, об этом половина научной литературы.

Вот пейзаж Хулста, который в данный момент фирма Simonis & Buunk Fine Art Dealers будет рада продать вам за 30.000 евро. Это еще и хороший пример дилерских цен: максимум Франса де Хулста – 37.200 евро за два парных пейзажа в 2017, большой и тщательный пейзаж может уйти за 20.000, а обычно около 10.000 или меньше, при удаче можно купить и за пару тысяч. Картина подписана, упоминается в литературе два раза. Серьезные же музеи этого художника не держат, есть одна работа в запаснике Ряйкса, но им положено иметь всех (почти всех).

№ 1 Франс де Хулст Пастух с флейтой в пейзаже 17 в., частное собрание, 54х69 см.

Гиллис Ромбаутс (Gillis Rombouts 1630-1678) единожды упоминается у Хака в одном из списков маловажных пейзажистов. В крупных музеях Ромбаутса нет, в Ряйксе (в запаснике) одна картина, но не дошли руки ее оцифровать. Рекордная его цена – 26.000 евро (в 2019) за большой и сложный городской вид. Сейчас обычные пейзажи Ромбаутса часто доступны за две-три тысячи евро. У Гиллиса был сын Саломон, тоже пейзажист, работы отца и сына неотличимы и в авторах иногда появляется эдакий гибрид: «Гиллис или Саломон Ромбаутс».

№ 2 Гиллис Ромбаутс Путешественники в лесном пейзаже 17 в., частное собрание, 26.75х34.25 см.

А теперь художник, которого нет даже у Хака (основной монографии о живописи 17 века с пятьюстами имен). Нет его картин и в Ряйксе. Это Lambert van der Straaten, ученик Гиллиса Ромбаутса, приводимая тут картина продана за 10.200 фунтов в 2007 году.

№ 3 Lambert van der Straaten Речной пейзаж с фигурами и лодками 1693, частное собрание, 84.5х108.2 см.

Побывав в самом низу пирамиды искусств, полюбовавшись на «неудачников», метнемся к «настоящим» талантам, выясним, отличаются ли они от «посредственности» и «серости». Сначала Питер де Моляйн (Pieter de Molijn 1595-1661), не гений, но один из важных пейзажистов начального этапа голландской школы (это его нынешний ранг). Учитель Терборха. В книге Хака две репродукции с его работами, Моляйн представлен в некоторых музеях: в Лувре рисунки, в Вашингтоне картина, в Ряйксе две (запасник), правда, в Лондонской национальной галерее обошлись без него. Сейчас не очень дорог, хорошая работа стоит несколько десятков тысяч евро, но можно купить картину и за две-три тысячи. Для иллюстрации голландскости всегда приводят одну и ту же его картину из Брауншвейга, я же приведу другую, похожую на нее. Жаль, что перед продажей в 2003 году ее отреставрировали и счистили заодно весь стаффаж (17 века), написанный каким-то другим художником.

№ 4 Питер де Моляйн Дом и дорога в дюнах между 1610-1661, Музей искусств, St.Gallen, Швейцария, 36.2х48.9 см.

А теперь выдающиеся мастера. Сначала Ян ван Гойен, сегодня все согласны, что он велик. У Хака про него много страниц, приведены 10 репродукций, ван Гойен представлен в экспозициях (!) всех крупных музеев. Рекордная цена за картину 2 миллиона долларов, но так как сохранилась почти тысяча картин художника (он писал очень много бросовой живописи), то можно найти его пейзаж и тысяч за двадцать. Вот его работа, проданная на Кристис за 265.236 фунтов в 1998 году.

№ 5 Ян ван Гойен Крестьяне и скот на паромной переправе 1634, частное собрание, 37.2х51.3 см.

Еще один ныне великий. Саломон ван Рейсдал. Продан на Кристис в 2007 году за 2.280.000 долларов. Рекордная же цена за него 3.077.000 долларов, но так как дошли до нас многие сотни его работ, то можно найти его приличное полотно и за 40.000 долларов.

№ 6 Саломон ван Рейсдал Паром на реке Фехт у Ниенроде 1649, частное собрание, 58х84 см.

Все эти пейзажи однотипны, по сути разницы между ними никакой. Почему однотипны и почему одни стоят тысячи, а другие миллионы? Цены объясняются просто. Саломон ван Рейсдал и Ян ван Гойен теперь считаются гениями, отсюда и цена. Почему считаются? Так сложилось. Яна ван Гойена в последней трети 19 века и самом начале 20-го несколькими выставками раскрутили торговцы картинами, он стал популярен во Франции, потом перед Первой Мировой ван Гойена полюбили и в Англии, его первый каталог, изданный в 1923 году, появился в правильном месте (у Хофстеде де Грота). С тех пор ван Гойен в каноне застрял и из него не вываливался. Мода на него потянула за собой похожих живописцев, и вскоре Мастером был объявлен и Саломон ван Рейсдал.

Все приведенные выше пейзажи в 17 веке были дешевой, доступной и самой обычной живописью, и тут, к слову, надо привести цены четырехсотлетней давности. Менее 5 гульденов за картину это очень дешево, 5-9 гульденов – дешево, 10-19 гульденов – средняя цена, 20-49 гульденов – выше средней, 50-99 гульденов – дорого, 100 гульденов или более это очень дорого. Средняя цена ван Гойена была 16.8 гульдена за работу, Саломона ван Рейсдала – 8.7 гульдена. (Самая же дорогая картина, проданная в Голландии в 17 веке, это 4000 гульденов за «Молодую мать» Геррита Доу.) Дешевая живопись производилась быстро и по одинаковым схемам.

Как ее делали? Сохранился контракт (1618) мариниста Яна Порcеллиса (Jan Porcellis 1584-1632) с антверпенским продавцом картин, где художник обязался написать 40 картин за 20 недель. Заказчик предоставлял материалы и помощника, за все картины Порселлис получал 332 гульдена и половину прибыли, если такая случится. Это достойный заработок известного мастера, но вполне потогонный темп, где не до раздумий над оригинальностью живописи. Работы такие были похожи не только одна на другую, но и на работы других художников. Это РЕМЕСЛО. Для иллюстрации такого ремесленного подхода еще две картины Саломона ван Рейсдала, сделанных на конвейере и неотличимых от № 6.

№ 7 Саломон ван Рейсдал Рыбаки на реке, 1660, Музей Тиссена-Борнемисы, Мадрид, 46х64 см.

№ 8 Саломон ван Рейсдал Речной пейзаж, ок. 1640, частное собрание, 64х89 см.

Технология

Поточное производство пейзажей требовало дешевой технологии. Дорогих пигментов избегали, времени у художников не было. Для того чтобы картина смотрелась цельно, часто использовался коричневый грунт. На нем несколько мазков темными красками и несколько светлыми сразу создают пространство и глубину. Особенно, если писать по известной десятилетиями схеме. Часть же грунта можно было вообще не закрашивать. Для иллюстрации тут пригодится самая дешевая живопись, где художник и не старался особо.

На аукционе AAG в 2012 году его невнятно назвали пейзажем «Харлемской школы», и он был продан за 1.300 евро. Если бы художник метил в пять-десять гульденов, то он сначала бы написал небо, подождал, пока просохнет, и писал бы основную часть деревьев по светлому слою краски. Но тут он ждать не мог, написал зелень по коричневому, дешевые же пигменты выцвели и стали прозрачными, потому и деревья, и первый план превратились в коричневую кляксу. Сохранность ужасная. Там, где несколько листьев написаны поверх неба (слой белил и синяя), листья имеют хотя бы намек на зелень. Здесь отсутствует перспектива, композиция хотя и простейшая, но неумелая – все говорит о дешевизне. Написано за день и отдано торговцу, позаботившемуся позже о стаффаже, который профессионален. Даже хороший стаффаж был дешев, потому что писался минут за пять-десять. Цена такому законченному пейзажу была один-два гульдена. А то и меньше.

№ 9 Неизвестный художник Харлемской школы Пейзаж с фигурами деревенской дороге 17 в., частное собрание, 32.6х40.2 см.

Именно этот коричневый грунт вместе с торопливостью художников и нестойким зеленым пигментом и погубил почти весь голландский пейзаж. Обычная картина (в хорошем состоянии) на аукционе выглядит ныне вот так:

№ 10 Pieter van Asch Лесной пейзаж с фигурами у фермы 17 в., частное собрание, 47.5х93.4 см.

И цена № 10 вполне доступна – пейзаж продали за 1.600 евро (и это за картину, у которой даже есть автор!). Интересно, кто сейчас такое захотел и почему?

Искусство

«Кто такое захотел и почему?» – не риторический вопрос. Можно спросить то же самое по-другому: Зачем вообще нужна живопись? Я не возьмусь дать окончательный ответ, дам неокончательный.

В живопись можно вкладывать деньги, этим занимаются даже пенсионные фонды, живописью можно спекулировать, часто картину перепродают через пару месяцев после покупки. Картины можно собирать, как собирают формы стюардесс или баночки из-под Кока-Колы. Живопись может быть религиозной, и тогда у нее свои особые задачи. Живописью утверждают или подтверждают свою важность и надутость, так герцоги и герцогини Девонширские заказывали и заказывают фамильные портреты исключительно у тех художников, которые допрыгнули и добились написать английского короля или английскую же королеву (Oswald Birley, Theodore Ramos, Pietro Annigoni, Tai-Shan Schierenberg), само же искусство живописи для семьи Кавендишей вряд ли важно. Про живопись можно писать историю искусств интересно (Гари Шварц) или неинтересно (список будет длинноват, потому без списка), можно вести блог (я рекомендую https://aboutpaintingblog.wordpress.com/). Иногда же (очень редко) живопись вдруг открывает тебе глаза и показывает мир таким, каким ты его не видел (и тогда это искусство). Еще живопись может научить писать картины и потому унылые голландские пейзажи важны (и на самом деле очень важны!) для художников. Правда, только для фигуративных и тех, кто не хочет быть варваром и прошлым искусства интересуется. (Да, таких мало. Ну и что?)

Кроме того, живопись может просто радовать глаз. Именно для этого и писали ее голландцы в 17 веке. И тут надо сказать несколько слов о музеях. Экспозиции музеев, где пейзажи висят, – не самое лучшее место, чтобы смотреть живопись. Даже в Ряйксе гении висят без внятного рассказа и в соответствии с устаревшей иерархией. В экспозиции чувствуется лишь желание соответствовать нынешним веяниям, например: рабство плохо, вот пейзаж с Индонезией, где мы его практиковали, и мы своим прошлым не гордимся, Золотой век вовсе не золотой, а бело-рабовладельческий. Потому на большинство картин в музее и не смотрят, а стремятся к «Ночному дозору» сфотографироваться. Чтобы глядеть на картины, чтобы ими заинтересоваться, нужна хорошая выставка, то есть выставка с идеей. А еще лучше повесить пейзажик (ненавязчивый!) на стене собственной комнаты. Через некоторое время его запомнишь и он станет точкой отсчета, с ним можно будет сравнивать картины в музеях.

Профессиональный пейзаж сейчас можно купить за несколько сот евро. И не надо гнаться за 17 или каким-нибудь другим престижным веком. Вот работа позапрошлого столетия. Йохан Хилвердинк (Johannes Hilverdink 1813-1902), был известным художником, в Амстердаме есть улица с его именем. Его небольшой холст (№ 11) не смогли продать на аукционе за 300-400 евро. В нем нет никаких революционных открытий, да, это перепев, но мастерский. Тут светло, весело, академично, салонно, сиропно-сладко, профессионально. Однако недостатки картины притупятся, если она будет висеть дома. И радовать она будет не меньше почерневшего Саломона ван Рейсдала за миллион долларов.

№ 11 Йохан Хилвердинк Зимний пейзаж с конькобежцами на реке, 1872, частное собрание, 48х58 см.

Если сравнивать мастерство Хилвердинка (№ 11) и художников Золотого века, то Хилвердинк побеждает по всем статьям. Место же его в истории искусств более чем скромно. И это потому, что история искусств не о прекрасной живописи, а о том откуда она взялась, как развивалась, что о ней думали раньше и что о ней думают сейчас.

3 thoughts on “Голландские Пейзажи или Однообразность”

Leave a Reply

Fill in your details below or click an icon to log in:

WordPress.com Logo

You are commenting using your WordPress.com account. Log Out /  Change )

Google photo

You are commenting using your Google account. Log Out /  Change )

Twitter picture

You are commenting using your Twitter account. Log Out /  Change )

Facebook photo

You are commenting using your Facebook account. Log Out /  Change )

Connecting to %s