Лейденская Школа

Если дельфтской школы живописи не было, то лейденская была и еще как! Именно лейденских искусников (Leiden Fijnschilders) двести лет считали самыми лучшими художниками Голландии. Бесспорным отцом школы был Герард Доу, а матерей оказалось несколько: любовь голландцев к заглаженности, завороженность высокими гонорарами, приверженность к сюжету.

Идею этого направления в живописи описать несложно: картина малюсенькая, как пупырышек, там лишь служанка с курочкой, зато видны все пальчики и прутики, и рюшечки, и перышки, а стОит изображеньице таких громадных денег, что сам Архимед не смог бы до стольких сосчитать!

И еще потому это школа, что в Лейдене писали умилительные картинки не пару лет, а несколько поколений. У Доу учился знаменитый Франс ван Мирис Старший, который и своего сына и тоже художника, Виллема ван Мириса, научил лосниться и излучать уютность. И у Виллема нашлись ученики: сын, Франс ван Мирис Младший и Иеронимус ван дер Мяй, а у дер Мяйа свои ученики, а у тех свои, заехавшие уже в 19 век…. Тянулась и другая ниточка от Доу к Схалкену, от того к Арнольду Бонену, к ученикам Бонена, Филиппу ван Дайку, у которого учился полностью восемнадцативековой Луи де Мони (1698-1771). У Бонена же набирался мастерства и привезенный Петром Первым в Европу Андрей Матвеев. Живописную манеру лейденцев на сто лет приняли во всей Европе и подражали ей даже вовсе не голландцы.

Удивительнее всего, что большинство этих мастеров были не способны к рисунку, так ему и не научились, и неумение сошло им с рук. Как и сейчас, любители искусства тогда гнались за модными сюжетами, размерами и именами и были одинаково готовы покупать и профессиональную, и непрофессиональную, но обязательно современную картину. Собственно живопись их не интересовала. Да что публика – по сей день ученые пишут о мастерстве Мириса или Доу. Ах, верно, равнодушные люди такое пишут. О рисунке лейденцев я расскажу в конце этой заметки.

Если не рисунок да и не живописность, то что же любителей прекрасного влекло и тревожило? Главным в лейденской школе, помимо милоты и трогательности, были иллюзионизм и законченность: вся поверхность картины полностью затюкивалась маленькой кисточкой. Всматриваясь в голландскую живопись, законченность видишь не только у лейденцев, но повсюду, голландец никогда не пасовал перед непонятной, вернее, не понятой формой. Он быстро доводил любую линию до конца, хотя кошки на картинах становились уродливыми монстрами (это кисы-то!), а неразвитые покуда, но уже отличающиеся друг от друга профили малых детей превращались в одинаковых болванчиков. Анатомия часто голландцев подводила, но они делали вид, что дела идут хорошо, даже прекрасно, что не надо из-за шеи волноваться… Именно эта законченность сделала голландские картины похожими на «как на фотографии», а лейденцы в этой фотографичности и заглаженности – золотые чемпионы.

Что ж… пришло время привести примеры. Или если следовать духу этого искусства: настало времечко привести примерчики. И будет это Франс ван Мирис Старшенький, и будет это бордель.

1 Франс ван Мирис Старший Сцена в борделе, ок. 1658-1659, Маурицхейс, Гаага, 42.5х33.3 см.

Франс ван Мирис – единственный из учеников Доу, кто зарабатывал не меньше учителя. Да и сейчас он дорог, в 1998 году его «Женщина в красном жакете, кормящая попугая» была продана за 5.357.318 долларов «Сцена в борделе» картина из дорогих. Детали анекдотически прописаны, ничто не забыто, и правда лезет мозолить глаза: не просто подушка, а видавшая виды подушка с разошедшимся швом, торчат нитки… различима тряпичная внутренность… не просто вышивка, а потертая и весь шарм утратившая… Не упустил художник и обивку стула, а показал дыры и порванность. Как в жизни, как в жизни! Да и у каждого есть или была такая подушка и такое же истрепанное прошлое… Спаривающиеся собачки говорят нам, какой сорт юмора ценила целая голландская нация.

1 а деталь.

Как представить себе популярность ван Мириса?.. По количеству копий! Вот панель (эта из простых и дешевых, выполненных быстро), висящая в Маурицхейсе.

2 Франс ван Мирис Старший Мальчик, пускающий пузыри, 1663, Маурицхейс, Гаага, 25.2х18.3 см.

Сохранилось 42 копии картины и несколько старых гравюр с нее – это и есть голландская живопись, при виде которой у коллекционеров тряслись руки, а толпы народа застывали, пораженные божественной красотой. А повесь «Мальчика» у себя сейчас – любой почтальон, углядев его в окошке, запрезирает тебя за отстутствие вкуса и перестанет носить письма.

Лейденские искусники подешевле

Заработки Доу и ван Мириса потрясли живописцев. Немало художников побежало им подражать, но место уже было занято, и эпигонам-последователям обычно доставались только крошки. Идея искусства в 17 веке во многом походила на наше понимание живописи: имя стоило денег, иногда больших денег. Доу и ван Мирис были известны повсюду, на остальных внимания не хватало. Были ли они хуже двух этих великих искусников? Если и были, то ненамного. Однако для публики они оставались ремесленниками, а не вдохновенными любимцами муз.

Можно сравнить старинное голландское искусство с нынешними ресторанами, жареное мясо там может быть вкусно, может быть пресно, но это не искусство, а еда, поваров же там зовут… Секунду! Вспомните ли вы как зовут повара в ресторане, где вы обедали в прошлом месяце? Однако бывает в больших городах храм кулинарии, куда запись за несколько месяцев, бифштекс стоит больше, чем дневной заработок, а про шеф-повара печатают панегирики в газетах и берут у него интервью, его все знают по имени и называют волшебником, искусником и настоящим художником.

Но то исключение, а обычно жизнь не блестит, а трескается. Вот художник-бедолага, который не прославился, имя же его вы до сих пор не слышали. Доменикус ван Тол (Dominicus van Tol ок. 1635-1676) был племянником Геррита Доу и дядиным учеником. Подражание родственнику большого успеха ему не принесло, клиенты его были богаты, но не слишком, умер ван Тол в долгах. Вот и у ван Тола, как и у ван Мириса, дети пускают пузыри в похожем окошке похожего размера. Уровень сюсюканья чуть повысился. Но скажете ли вы сейчас, какая картина лучше?

3 Доменикус ван Тол Дети, пускающие пузыри, ок. 1660, частная коллекция, 26х20.5 см.

Еще пузырей! Сын Франса ван Мириса был художником, звали его Виллем ван Мирис (Willem van Mieris 1662–1747), он работал в последние полтора десятилетия 17 века и первую треть 18-го. В конце жизни ослеп. Виллем ван Мирис был одним из самых успешных художников, поточно производил «искусные» изображения. По заказу он копировал картины Доу и своего отца, иногда просто подражал им. Вот работа из знаменитой Орлеанской коллекции, там она считалась картиной Франса ван Мириса. Как важно было имя! Сын был не так знаменит, как отец, а писал похоже. Иногда похоже. Обычно живопись Виллема ван Мириса жестковата (линии, как проволока), повернута в мертвую, классическую сторону, рисунок часто гуляет.

4 Виллем ван Мирис Дети, пускающие пузыри, ок. 1710-1720, Париж, Лувр, 32х26.5 см.

Время шло, 18 век был в разгаре, а богатые любители искусств по-прежнему хотели мыльных пузырей, которые были для них исправно запускаемы и в большом количестве. Вот Луи де Мони (Louis de Moni 1698-1771), из последних лейденских искусников. Эта картина была почему-то очень популярна, дошло до нас много копий. От лейденской школы тут только место жительства художника (последние 42 года де Мони жил в Лейдене) и приторная сладость в окошке, сама живопись уже без иллюзионизма, пОтом не пропитана и не заглажена.

5 Луи де Мони Дети, пускающие пузыри, 18 век, частная коллекция, 37х31 см.

Целью художника лейденской школы было написать картину-драгоценность, не пожалеть на нее сил и времени, но чтоб вышел бриллиант или, по крайней мере, жемчужина. Именно подобные картины-редкости сулили хорошие заработки. Это было непросто. У многих художников не получалось сначала, а в конце концов так и не получилось. Йохан ван Свитен (Johan van Swieten 1617–1661) найти постоянных клиентов не смог, его картин в инвентарных описях лейденских любителей живописи не обнаружено. Пришлось ему сменить занятие, в последние годы он торговал мануфактурой. Сохранилось совсем немного его картин, но все же можно увидеть, какой была живопись, которая продавалась с трудом.

6 Йохан ван Свитен Художник играющий на лютне в своей студии, ок. 1655, Музей Лакенхал, Лейден, 65.2х53.1 см.

Герриту Доу подражали не только в Лейдене. Вот, например, еще один мальчик с пузырями, этот кисти Каспара Нетшера (Caspar Netscher 1636-1684). Нетшер учился у Терборха, работал в Гааге, умел рисовать и писал медово, льстяще и искусно-гладенько. Успешный, влиятельный художник с толпой учеников и последователей. Нетшера иногда тоже называют «искусником». Что ж, логика в этом есть. Однако он вовсе не лейденский и к Доу отношения не имеет. Просто в то время гладкость вошла в моду.

7 Каспар Нетшер Портрет Nicolaes Arckenbout, 1679, частная коллекция, 28х23 см.

О невидимом для вас

Кто поет лучше – синтезатор речи Гугля или Роза Понсель? На сегодня мнения расходятся. Читающие ноты и умеющие петь утверждают, что Понсель, остальные семь с половиной миллиардов стоят за Гугль, потому что разницы никакой, а Гугль серьезная фирма. Так и с рисунком – чтобы увидеть, хорош рисунок или плох, надо уметь самому, учиться несколько лет, а где их взять?.. Поскольку очевидные примеры плохого рисунка никого не убедят, прошу поверить на слово, но два анекдотических изображения все равно приведу. Франс ван Мирис Старший. В «Магдалине» надо смотреть на торс с плечом и на лицо, в «Лукреции» на лицо Лукреции.

8 Франс ван Мирис Старший Кающаяся Магдалина, 1674, Дрезденская галерея, 20.5х16 см.

9 Франс ван Мирис Старший Смерть Лукреции, 1679, Лейденская коллекция, 38.2х26.7 см.

И что удивительно – Франс ван Мирис рисовал с натуры и иногда рисовал даже неплохо… Вот набросок младенца. Вполне годный (и младенец, и набросок).

10 Франс ван Мирис Старший Виллем Паэтс в колыбели, 1665, Fondation Custodia, Париж, 10х13 см.

Это эскиз для графического листа, а вот сама композиция, на дорогом пергаменте и тщааааательная, как и должно быть у лейденцев.

11 Франс ван Мирис Старший Виллем Паэтс в колыбели, 1665, Британский музей, Лондон, 29.4х23.3 см.

Казалось бы, сделать рисунок на основе набросков должно быть просто. Но при переводе эскизов в ПРОИЗВЕДЕНИЕ форма начинает плавание в неведомую сторону, оба лица слегка искривляются, колени матери упрыгивают направо, пространство не только не эвклидово, но и не лобачевско, младенец же великоват и неправильного масштаба, зато тушевочка самого высшего класса.

В живописи у Франса ван Мириса искажений натуры встречается еще больше, чаще всего это сложные ракурсы или второстепенные фигуры, на которые не было времени, а мастер решил, что справится и без модели. И я говорю не о сознательных неправильностях ради большей экспрессии, нет, здесь другое. Рисунок для всех был (и остается) маловажен, как цвет пуговицы во внутреннем кармане, какой получился, такой и хорош… И по одиночным работам не сразу и поймешь – иногда ван Мирис Старший поднатуживался, долго возился и тогда рисунок получался.

Иллюзионизм застил (и застит) глаза публике, и она… восторгалась. Главными требованиями были зализанность и аккуратность. Чудеснейшие два! И стоят наших всех… Художник же в основном старался добиться, чтобы шелк блестел шелково, а бархат – бархатно. На все остальное внимание не обращалось.

Несколько заключительных слов

Итак! Аккуратность, гладкость, сентиментальность, негероический сюжет, маленький размер, иллюзионизм и тооонкая работа, бросающаяся в глаза – этот набор качеств был необходим для искусной картины. Не вИдение мира художником, даже не живописная манера оказывались важными, а исключительно крепкозадость, когда трудяга терпеливо кряхтел над кружевами целых несколько недель и даже не хотел утопиться в море из-за монотонности, а, напротив, заканчивая оборки, переходил писать узор на ковре. Людям эти ковры нравятся до сих пор, а мне, простите, скучно.

Leave a Reply

Fill in your details below or click an icon to log in:

WordPress.com Logo

You are commenting using your WordPress.com account. Log Out /  Change )

Twitter picture

You are commenting using your Twitter account. Log Out /  Change )

Facebook photo

You are commenting using your Facebook account. Log Out /  Change )

Connecting to %s

%d bloggers like this: