Жанры с начала и до конца. Натюрморты (1)

Первые натюрморты писали и покупали, не зная, что это натюрморты. В Голландии сперва не было нужного слова и понятного всем определения, хотя уже несколько десятилетий на холстах и панелях изображали столы с едой и посудой, цветы и всякое разное неодушевленное и неподвижное. Натюрмортов, однако, со временем стало столько, что возникала неловкость, когда они НЕ обозначались по-особенному. Потому, например, Гюйгенс в письме 1630 года должен был как-то выпутываться, что он и сделал, воспользовавшись латинским «inanimatus». Собственно же голландское «stilleven» впервые употреблено в 1650 году, а с 1657 уже не редко.

Но и после усыновления словарем удобного, объединяющего слова натюрморты в описях часто по-прежнему обозначали «горшком с цветами», «гирляндой», «фруктами», «завтраком», «пиршеством», «посудой», «ванитас» и так далее. Случайному прохожему кажется, что разбродом в названиях можно пренебречь, но на самом деле эта старинная манера удобна. Стараясь загнать под одну и ту же крышу РАЗНЫЕ виды натюрморта, мы сегодня невольно ищем одни и те же художественные достоинства в РАЗНЫХ по задачам картинах. А ведь так и не правильно, и не кругло! Скажем, если от поясного портрета мы ждем ладного изображения человеческого лица, то от русской иконы 16 века, где тоже человек по пояс (пусть и святой), мы хотим чего-то другого. Вот и натюрморты не похожи: цветочные букеты это одно, а «завтраки» совсем иное. Кухни – третье. Ванитас – четвертое. И так далее. Свою собственную историю жанр помнил и хранил: все его разновидности текли в одном потоке, но смешивались не сильно.

Натюрморт сплёлся из всякой всячины – из изображений накрытых столов на вполне себе обычных картинах («Тайная вечеря» например), из цветочных или других орнаментов (скажем, лоджии Рафаэля), из ботанических миниатюр, а еще из обманок (как на фресках Таддео Гадди в Санта Кроче, в 1337-1338), из черепов (или цветов) на оборотных сторонах складней со святыми (Рогир ван дер Вейден, Мемлинг). Мало-помалу запустилось, затарахтело, поехало, и неживые предметы стали медленно заполнять поверхности холстов и панелей, вытесняя с них людей.

Главы о натюрмортах я построю так: расскажу про важные группы по-отдельности, но не всеобъемлюще и штрихпунктирно. Будет про ранние картины и самые совершенные образцы жанра, приведу пару историй, сравню хорошее и плохое, помещу субъективный (!) список художников.

И еще. Человеку, увлеченному игрой в бирюльки (например, цветочными натюрмортами), они кажутся важными и волшебными, людям же, спешащим мимо, они без особой надобности. Знатоки увлеченно пишут о небольших (и таких важных!) отличиях роз, лепестков и росы, о переплетении традиций, о датировке и взаимовлияниях, приводят латинские названия растений, словно нам они что-то скажут… Энтузиасты, конечно, правы, только так и надо. Но в моей заметке не будет ни россыпи мелочей, ни серьезного обзора цветочного натюрморта. Это часть большого рассказа (не научной книги) о голландской живописи. Энциклопедия же и словарь рассказом не являются, потому какие-то художники мной пропущены, а целые типы цветочных картин не показаны. Отмечу, что на игру в бирюльки я не нападаю, наоборот, она мне представляется захватывающим занятием.

Цветы

Первая часть заметок о натюрморте будет про цветы. Итак… Голландских живописцев НЕ интересовали растения, которые были у них под ногами – все эти одуванчики, лопухи и прочие банальности. Кроме того, букеты и гирлянды, которые писали голландцы (да и не только они) никогда не существовали в действительности. Потому у многочисленных их цветов, собранных вместе в одну вазу, почти никогда нет формы, за вазой нет пространства и отсутствует реальное освещение. Свет и объем придумать затруднительно, зато легко увидеть. А как увидишь вымышленный букет?

Голландцы писали не сами цветы, а нечто иное, и мне трудно это определить. Хотя так часто бывало в истории искусства. Скажем, искусство Рафаэля считалось божественным, идеальным, и несколько веков подряд художники считали едва ли не обязанностью писать женщин, «как у Рафаэля», а не как на самом деле. При этом рафаэлевский идеал представлялся каждому живописцу по-своему, но ни в коем случае на живых людей с морщинами и прыщиками не походил. Так и вместо цветов голландцы писали, может быть, идеал красоты, может быть, роскошь, может быть, весну… Или же что-то еще…

Живопись цветов с натуры тоже была в Европе известна. Но не прижилась. Вот созданная за сто лет до голландских гирлянд акварель Дюрера (приписывается), великого реалиста и непревзойденного рисовальщика.

1 Приписывается Альбрехту Дюреру Несколько растений ок. 1495-1500, Альбертина, Вена, 11,7 x 14,7 см.
001

Цветы, 16 век

Самый первый живописный натюрморт с цветами (Мемлинг из Тиссен-Борнемиса), написанный около 1490 года, – случайность и исключение. Для того чтобы появился жанр букетов, надо был ждать еще полвека. Но и дотерпев до наступления нужного срока, мы почти никаких цветов найти не сможем: почти все картины середины 16 века (их упоминает Мандер) не сохранились. Но есть и исключение: Лутгеру том Рингу Младшему (Ludger tom Ring II 1522-1584) приписывают сейчас целую дюжину ваз и кувшинов с ирисами, лилиями, нарциссами и прочими красавцами. Том Ринг был из Вестфалии, а не голландец, но жил от Низких земель недалеко (Мюнстер), а цветы свои вообще писал в Антверпене, словом, варился он в том же нидерландском котле.

2 Лутгер том Ринг Младший Нарциссы, барвинки и фиалки в кувшине ок. 1562, Маурийхейс, Гаага, 35х15.5 см.
002

Станковая ли это картина, дверца ли от шкафа (а думают и так), нам не узнать. Будем считать ее тем, чем она кажется СЕЙЧАС – одним из первых цветочных натюрмортов. Изображение… простое… Нынче такие называют «примитивом», но надо отметить, что художник сильно старался. Выписал веревку, которой букет перевязан, написал отражение ножки кувшина на круглой глазурованной поверхности самого сосуда, на листьях не забыл прожилки. Живопись эта совсем недалека от графики, каждая деталь там обведена, а потом закрашена.

2 а деталь
002 a

2 б деталь
002 b

Нарциссы тут – экзотика, их привезли в Европу в середине 16 века, и невиданные цветы сразу же угодили на натюрморт. Такой подход не изменится и через сто лет, художники будут почти всегда писать на картинах с букетами редкое и экстраординарное – экзотические и дорогие растения, драгоценный фарфор, ракушки, которые станет модно коллекционировать. Как и у том Ринга столы 17 века усеют листья растений, лепестки или случайно упавшие цветы. Все это время натюрморт будет усложняться, у том Ринга в этом кувшине три вида цветов, а через сто лет на обычном натюрморте зацветут в полную силу и 20, и 30 видов, а Рулант Саверей втиснет в одну картину 63 растения (№ 19). Лишь позже в поисках оригинальности будут иногда писать и наоборот – единственный цветок в вазе.

Цветы начала 17 века

Считается, что цветочный натюрморт своей популярностью обязан всеевропейской великосветской моде на сады и садики. Может, и так, но, может, и нет, проверить нельзя. Я думаю, что одной из причин стала декоративность картин с розами и тюльпанами. Старинные панели, где цветут букеты, и сейчас превосходно смотрятся почти в любом интерьере, а четыреста лет тому назад, когда краски еще не пожухли, тем более. Мир вещей в 17 веке был без анилиновых красителей, а потому спокоен, яркость же привлекает. Веселые цвета манили, манят и будут манить публику. При всей популярности цветочного жанра было произведено сравнительно мало гравюр с цветами, потому что черно-белый оттиск с гирляндами и тюльпанами никак не мог явиться заменой красочных картин с ними.

Главная идея цветочного европейского натюрморта 17 века выражается одной фразой: «Сделайте мне богато!» Самые ранние голландские панели оставили сдержанного и наивного том Ринга далеко позади, и расцвели десятками ирисов, роз и ландышей. Фламандские же картины были еще роскошнее голландских. Со временем растений становилось все больше, художники писали их всё тщательнее и тоньше, картины пропитались обильным пОтом живописца, как и любил покупатель. В дорогой картине обязательны были сотни однотипных деталей: многочисленные виды цветов, бабочки, былинки, ползущие по стеблям гусеницы, больные листья с дырками, ракушки, прожилки, мошки, мушки, мышки, блики, роса, муравьи. В жанре на протяжении века торжествовали подробности, одинаковость и единомыслие – нужны были роскошь и детали, роскошь и детали, роскошь и детали. Выбор цветов для букета, определенные виды насекомых или ракушек, следы гниения или свежесть листьев никакого символического значения не имели. Просто цветы были модны, картины с букетами продавались, вот их и писали. Оживляя живопись джентльменским набором атрибутов.

Художественные задачи (как мы их понимаем сейчас) заменило простое перечисление: красный цветок, желтый, синий, розовый, большой, маленький, средний, белый, с круглыми лепестками, с длинными, в полосках, гладкий и так далее… Собственно живопись, композиция, ритм, колорит, пространство, объем, светотень, рисунок не занимали художников и покупателей. Даже та вспышка цвета у живых пионов или тюльпанов, которая и в нынешних разноцветных интерьерах так контрастирует со спокойным окружением, была художникам неинтересна. То есть они видели красное (желтое, синее) и писали лепестки такой же краской, а не показывали, как этот красный отличается от окружения.

Первые голландские букеты были обычно симметричными, на маленьких панелях (редко больше 60х40 сантиметров), равномерно и почти полностью (на 80 процентов) заполненных цветами. Живопись была вроде жостовского подноса. Цветы ни в коем случае не заслоняли друг друга, чтобы ни сантиметра красоты не пропало. Так было проще писать. Художники (поголовно!) оживляли свои произведения одной и той же экзотикой ваз и растений. Аранжировка стеблей, листьев и соцветий была нереальной, да и не могла быть реальной, букеты целиком с натуры не писали НИКОГДА. Богатые обладатели драгоценных тюльпанов и прочих цветочных редкостей не только не дали бы срезать свои луковичные сокровища тоимостью в миллион евро на современные деньги) для букета, но без серьезной причины просто не подпустили бы к ним сомнительно-небогатых художников. (Так что букет на картине сродни детально и реалистично написанной ламборгини, которую художник-голодранец не видел и не трогал ни разу в жизни.)

Хотя некоторые растения (не совсем уж драгоценные и доступные) и насекомые (ползающие там и тут) иногда и рисовались с натуры, но в начале 17 века естественнонаучная точность не соблюдалась вовсе: большие цветы роскошных букетов часто писали мельче, чем они были, о стеблях и листьях думали немного, цветы разных времен года традиционно сводились вместе. В искусстве научная точность и не нужна, зато можно понять, ради чего ей пренебрегали – чтобы казалось роскошно и богато. Потому же нет картин с невзрачными и обычными травками-цветочками, которые бесстыдно и ежедневно росли повсюду и которые можно было писать и рисовать с натуры.

Голландские букеты начала столетия выглядят несколько наивно, зато декоративно. Неумелые цветы раннего 17 века на аукционах сейчас желаннее, чем поздние, когда массовая штамповка голландцев-ремесленников почти задушила этот вид искусства. Сейчас даже небольшие панели первых известных цветочных художников могут быть дороги (1-2-3-4 миллиона долларов).

Первые голландцы

Первые голландские букеты потерялись и до нас не дошли. Так от Элиаса Ферхулста (Elias Verhulst ок. 1575–1601) остался единственный (!) оттиск гравюры, сделанный с одной из его картин Хендриком Хондиусом Старшим.

3 Хендрик Хондиус Старший по картине Элиаса Ферхулста Цветочный натюрморт в вазе 1599, Альбертина, Вена, 62х45 см.
003

Первый же и главный букетных дел мастер, картины которого сохранились в немалом числе, это Амброзиус Босхарт Старший (Ambrosius Bosschaert de Oude 1573-1621). Антверпенец, убежавший от испанцев на север, живший в Мидделбурге (столица Зеландии), центре производства картин с букетами. Сохранилось около 50 его работ. Три его сына стали художниками и тоже писали цветы, были у него и другие ученики.

4 Амброзиус Босхарт Старший Цветочный натюрморт в фарфоровой вазе Ван-Ли ок. 1609-1610, Национальная галерея, Лондон, 68.6х50.7 см.
004

Все изображенное – каждый цветок, листья, веточка розмарина, стрекоза, роспись вазы – написано Босхартом с одной и той же степенью старательности и прорисованности. Нет никаких предпочтений и, в общем-то, никакой мысли. Не найти ни источника света, ни пространства, ни глубины. Написано равномерненько и симметрично.

4 а деталь
004 a

Подобная однородность у него на всех работах, кажется, что художник автоматически вглядывался в свои образцы (наброски ли, гравюры ли, воспоминания ли – об эскизах цветов я скажу позже) и механически воспроизводил каждый на его традиционном месте. Да Босхарт и не старался сделать каждую картину особенной, часто он писал по несколько раз один и тот же удавшийся пасьянс с цветами на панелях одного и того же размера. Получалось богато. И быстро.

Надо привести и другой тип картин Босхарта, где светлым фоном служит пейзаж (совсем, как у Элиаса Ферхулста № 3). Такие картины художник стал писать в последние годы жизни. Манера веселая и декоративная, картины подходили бы любому современному интерьеру, если бы не их печально-высокая цена.

5 Амброзиус Босхарт Старший Цветы в вазе на окне ок. 1618, Маурицхейс, 64х46 см.
005

Вот фрагмент, чтобы стала понятной скоропись и простота. В два-три приема (чтобы слои краски просохли) быстро писалось по накатанной схеме. Без лессировок и раздумий. При всей кажущейся сложности, такие букеты производились за считанные дни.

5 а деталь
005 a

Другим главным цветочным живописцем начала века считается Жак де Гейн Младший.

Эскизы

Какие эскизы были у художников? У ранних цветочных художников? Мы сейчас не знаем. Например, от Жака де Гейна Младшего дошел альбом с красочными цветами, который иногда выдают за предварительные наброски. Неправильно. Альбом с 22 листами пергамента был самостоятельным произведением искусства, изготовленным для императора Рудольфа II. Вот два листа оттуда.

6 Жак де Гейн Младший Лилия Мадонна и сладкий горошек 1600, Fondation Custodia, Париж, 22.8х17.6 см.
006

7 Жак де Гейн Младший Насекомые и лепестки 1600, Fondation Custodia, Париж, 22.8х17.6 см.
007

Акварели из альбома слишком «чистые» и цветные, чтобы быть наброском, подобные картинки делают в студии. Наброски бывают вот такими:

8 Жак де Гейн Младший Набросок зарослей травы между 1580–1629, Университетская библиотека, Лейден, 6.8х10.4 см.
008

От де Гейна сохранилось много рисунков, есть жуки и лягушки, одетые фигуры и ню, лица и рожи, кусты и деревья, а цветов почти нет. (Я нашел лишь кусты с ежевикой из Ряйкса, которая не цветы, и рисунок батавской розы из Берлина, слишком законченный и гладкий для наброска.) Так почему же рисунков с тюльпанами-ирисами от Жака де Гейна и других не сохранилось? Были ли наброски? Почти наверняка были, но, вероятно, очень мало. От других художников тоже дошли считанные листы.

9 Балтасар ван дер Аст Опийный мак 1632-1657, Университетская библиотека, Лейден,31.5х19.8 см.
009

Много набросков осталось от знаменитого Яна ван Хёйсума, который не 17, а уже 18 век. Приведу один, чтобы стало понятно, как зарисовывали цветы. Очевидно, что тюльпаны тогда так подешевели, что художник мог их, наконец, увидеть и даже зарисовать. Вот совсем небольшой лист и быстро сделанная акварель, где ван Хёйсум запоминает ракурс и извивы лепестков. Акварель эта не на продажу.

10 Ян ван Хёйсум Тюльпан 1697–1749, Британский музей, Лондон, 13.5х18.1 см.
010

Массовая продукция

Покупатели требовали цветочные натюрморты, а художники их производили. Дешево и быстро. Без сантиментов. Как это делалось?

Не знаю почему, но лишь о дельфтском живописце Якобе Фосмаере (Jacob Vosmaer 1574–1641) искусствоведы говорят, что он был первым художником, никогда не видевшим большинства цветов, которые писал. Хм, словно хоть чья-то работа с цветочной натуры в 17 веке задокументирована… Думают, что Фосмаер пользовался самыми простыми гравюрами (черно-белыми). Такие находились, например, в 884 страничной книге Rembert Dodoens (1516–1585) “Stirpium historiae pemptades sex”, выпущенной в Антверпене в 1583 году. Гравюры эти резали Arnaud Nicolai и Gerard Jansen van Kampen по рисункам Pieter van der Borcht. Для примера страница с лилией и рябчиком (рябчик тут это цветок, а не птичка, и речь о рябчике впереди).

11 Гравюра из книги Stirpium historiae pemptades sex Лилия и рябчик императорский 1583, 33.9х21.5 см.
011

Фосмаер преуспевал, картины его были дороги, из известных нам цен самая высокая – 130 гульденов. Как и его предшественники и преемники, для повышения производительности он изготавливал сразу по несколько идентичных работ, не заботясь внести какие-либо изменения в композицию. Вот три варианта одного букета (две панели были когда-то и кем-то обрезаны, лишь одна сохранилась полностью).

12 Якоб Фосмаер Ваза с цветами ок. 1613, Метрополитен, Нью Йорк, 85.1х62.5 см.
012

13 Якоб Фосмаер Ваза с цветами ок. 1613, частная коллекция, 110х79 см.
013

14 Якоб Фосмаер Ваза с цветами ок. 1613, частная коллекция, 81х58 см.
014

Для таких картин не надо было ничего, кроме усидчивости и скромного технического навыка. Любопытно, что такое механическое зарабатывание денег и НЕтворчество художников 17 века иногда мешает искусствоведам 20-го. Один из выдающихся знатоков голландской живописи Walter Liedtke предположил, что у Фосмаера то (№ 12 и № 13) были парные картины, которые хитро вели диалог своей одинаковостью. О существовании же третьей (а, вероятно, и пятой, и десятой) Liedtke просто не знал. Факт, что букеты у других живописцев тоже похожи друг на друга, как как две (три, четыре…) капли воды, историк искусства почему-то проигнорировал. Вот как трудно сейчас привыкнуть к тому, что Искусство (с большой буквы) когда-то было Зарабатыванием Денег и Ремеслом, а искусством лишь в малой степени. С чем бы сравнить эти картины?.. Обои это искусство? Иногда. Обои это живопись? Никогда. Голландские букеты это украшение стен (обои), а изредка – живопись.

Современное восприятие старинных букетов заведомо искажено тем, что подавляющее большинство картин (речь идет о 90% написанного) не дошло до нас. Самая грубая штамповка (особенно, если сейчас она стоит сотни тысяч евро) может вполне показаться изысканным и высоким творчеством. Впрочем, и четыреста лет тому назад штамповка мимикрировала под вдохновение, зоркий глаз и трепетную работу. Лучшими цветочными картинами считались «написанные с натуры», чего по большому счету никогда не бывало. Художники пользовались немногочисленными эскизами, но уверяли своих клиентов в уникальности своих панелей и холстов. Никто не хвастался, что гирлянда написана в десятый раз по кальке с одного и того же наброска! Впрочем, публика не привередничала, ей хотелось модной красоты у себя на стене, и она ее получала.

Рябчик императорский (Fritillaria imperialis)

Художники писали одинаково, хотя могли бы и по-разному. Но их ли винить? Это любители искусства хотели одной и той же прекрасности, полагая, что если картина, не как у соседа, то вообще ее не надо. Одинаковые мотивы лезут в глаза с десятков холстов, как тропы в нынешних фильмах: так из нескольких всегда полосатых тюльпанов какой-то непременно должен быть растрепан и не причесан, одна из роз должна быть круглой, как булочка, а над букетом ровно посередине обречено вздыматься лилии или рябчику. Тому самому рябчику, который венчает три приведенных панели Фосмаера. Здесь я покажу еще пять (хотя мог бы еще сто пять) похожих цветков кисти разных художников. Замечу, что «рябчик» звучит красиво, но на языках, чуждых родному, его величают даже лучше: Keizerskroon (императорская корона). И корона эта гордо вздымается повсюду. Большинство из художников цветок никогда не видели, с натуры его не рисовали, а механически втискивали сверху букета, потому что все кругом втискивали. Первым будет фламандец Осиас Берт Старший (Osias Beert I ок. 1580–1623), живописные шаблоны границ не знали, использовали их и на Севере, и на Юге.

15 Осиас Берт Старший Натюрморт с рябчиком в стеклянной вазе ок. 1615, Кунстхалле, Гамбург, 74х53 см.
015

Следующую картину приписывали четырем художникам, последний из предположенных – Бальтазар ван дер Аст (другие это Амброзиусы Босхарты Старший и Младший и Неизвестный по фамилии Аноним). В 17 веке цветочные мастера за оригинальностью композиций не слишком гнались, а рябчиков своих исправно располагали по центру и сверху.

16 Приписывается Бальтазару ван дер Асту Большой букет в вазе Ван-Ли ок. 1619, Norton Simon Museum, Пасадена, 80х54.6 см.
016

Иоханнес Босхарт, сын Амброзиуса Старшего (Johannes Bosschaert 1606/08– 1628/29), писать учился у отца, располагать цветы тоже у него.

17 Иоханнес Босхарт Букет с рябчиком 1626, Центральный музей, Утрехт, 43х29 см.
017

Ян Брейгель Младший многократно повторял-копировал свои работы (и работы своего отца, Яна Брейгеля Старшего), вот одна из… по меньшей мере, у него есть еще две очень похожих. Рябчик тут вышел жидковат, если бы в картинах с цветами оправдано было бы искать хоть какой-то символизм, то тайной полиции того времени следовало бы присмотреться, речь явно идет о уменьшении прерогатив императорской короны.

18 Ян Брейгель Младший Натюрморт с большим букетом 17 в., частная коллекция, 64.4х49.5 см.
018

Шли годы, манеры живописи могли быть не похожи, но куцая мысль с рябчиком наверху была неизменной. Известный и достойный художник Рулант Саверей (Roelant Savery 1576–1639) стремился сделать свой букет особенным, там 63 вида растений и 44 видов разных живых существ. Тем не менее, координаты рябчика те же самые, а неподалеку виден и растрепанный тюльпан.

19 Рулант Саверей Большой букет с рябчиком 1624, Центральный музей, Утрехт, 133х81 см.
019

Но даже не в рябчике (или других цветах) дело. Тут убоги сами мысли живописцев. Словно раздобыв стандартный набор стикеров с ирисами, розами и жуками они (живописцы, а не жуки) пускались клеить приобретенные картинки на поверхность панелей. Вот все букеты и выходили близнецами. Лишь усидчивостью эти работы и отличаются друг от друга.

Может ли быть другой подход к изображению цветов? (Ведь и на самом деле писать их трудно, почти всегда скатишься в салонную банальность.) И невозможное возможно. Иной подход появится позднее, через несколько десятилетий. Выяснится, что даже рябчик посредине можно писать как-то по-иному. Вот единственная известная на сегодня работа живописца из Дордрерхта C. van der Radt. (Зелень у него сильно посинела.) Тут не обычная радостная пестрота, а композиция нескольких цветовых пятен.

20 C. van der Radt Цветы с рябчиком 1670-е гг., частная коллекция, 49.5х36.5 см.
020

Вот еще одна картина, где рябчик не посередине, а справа (ура!). Правда, по-прежнему гордо возвышается.

21 Приписывается Анне Рейш Цветы в стеклянной вазе ок. 1690, частная коллекция, 91.4х71.1 см.
021

Разнообразие

Я привел тут лишь букеты в сосудах, но чем больше писали цветов, тем больше появлялось типов цветочных картин. Были не только кувшины или вазы, но и корзины с цветами, тогда панели вытягивались в ширину. Скоро стали писать вместе цветы и фрукты. Бывало, что ракушки, раскиданные на столах, отодвигали розы на задний план. Появились цветы, растущие на фоне пейзажа, эти картины почему-то часто украшалась ящерицами, змеями и колючками. Писали отдельные цветки, лежащие на столе. Любой новый вид цветочного натюрморта сразу же из уникального становился обыденным. Впрочем, так было всегда и повсюду, в каждой живописной школе, в любом жанре. Приведу для примера несколько небольших панелей, где розы безутешно лежат лицом в столешницу.

22 Рулант Саверей Натюрморт с розой, кузнечиком и мышью 1620-е гг., частная коллекция, 18.5х28.3 см.
022

23 Балтасар ван дер Аст Розы, бабочка, ящерица 1630-е гг., частная коллекция, 16.6х17.9 см.
023

24 Ян Баптист ван Форненбург Тюльпан, роза, мышь и ящерица 17 в., частная коллекция, 36х29 см.
024

Вот редкий тип натюрморта: растущие (!) тюльпаны.

25 Иоханнес Босхарт Натюрморт с тюльпанами 1620-е гг., Национальный музей, Стокгольм, 46х64 см.
025

Якоб Кейп написал свои (такие же) тюльпаны через год после краха цветочной биржи и через десять лет после Босхарта.

26 Якоб Герритсз Кейп Цветущие тюльпаны 1638, Дордрехтский музей, 38х76 см.
026

Тюльпанное отступление

Не будь тюльпаномании, не было бы у нас тюльпанных книг (одноэкзеплярных манускриптов). Сохранилось 43 таких, 34 были сделаны в Голландии. Приведу страницу с самым дорогим тюльпаном в мире. Это Viseroij (Вице-король). Он стоил 4200 гульденов, то есть пятнадцать годовых зарплат квалифицированного ремесленника. Этот тюльпан был дороже любой голландской картины Золотого века.

№ 27 Holsteijn de Jonge или Pieter Schagen Viseroij 1637, Библиотека Вагенингенского университета, Вагенинген.
027

На сайте Вагенгина, знаменитого нидерландского сельскохозяйственного университета, любопытствующие читатели могут полистать книгу Питера Коса (Verzameling van een meenigte tulipaanen, naar het leven geteekend met hunne naamen, en swaarte der bollen, zoo als die publicq verkogt zijn, te Haarlem in den jaare A. 1637, door P. Cos, bloemist te Haarlem.), где Viseroij и изображен.
https://images.wur.nl/digital/collection/coll2/id/382/

Когда началась тюльпаномания и публика стала ошалело покупать луковицу одного (!) растения по цене целого дома, количество тюльпанов на картинах увеличилось, и с тех пор мода на их изображения уже никогда не проходила.

После краха рынка тюльпанов в 1637 году на целых 10-20 лет изображения букетов и цветов перестали быть популярными, их стали писать реже. У фламандцев же количество цветочных живописцев не уменьшилось. Главный центр производства цветочных картин в середине века это Южные Нидерланды.

Самый лучший и дорогой

После относительного застоя конца 30-х и 40-х годов 17 века, цветочный натюрморт, воспряв, продолжил усложняться. Количество деталей увеличивалось, тонкость и гладкость работы возрастали. То есть направление развития этого жанра вполне совпало с тем, куда в то же самое время ехала целиком вся востребованная голландская живопись (например, лейденские искусные мастера). Пятнышек, бликов, паутинок и муравьев на картинах стало больше. Лучшие букеты теперь обретали объем, цветы могли заслонять один другой, композиции бывали и ассиметричны, как у Анны Рейш (№ 21).

Вот еще один пример без симметрии (более или менее). Не дорогой, простоватый, скучный и малоизвестный сейчас Abraham de Lust (????–1694/1696), которого аукционы иногда путают с еще менее известным Antoni Hendricksz Lust. Путают, потому что аукционам все равно.

28 Abraham de Lust Стеклянная ваза с цветами 1650-е гг., частная коллекция, 68х59.5 см.
028

Во второй половине века суть живописи не изменилась. Та же самая идея – сделать богато – никуда не делась, просто теперь «богато» стало означать гораздо больше труда и времени.

Самым громкославным мастером поздней цветочной (фруктовой и прочей натюрмортной) живописи считается Ян Давидс де Хем (Jan Davidsz. de Heem 1606-1684), работавший в Голландии, а в основном во Фландрии. Знаменитый и успешный (обучение у него стоило 200 гульденов в год).

29 Ян Давидс де Хем Ваза с цветами ок. 1670, Маурийхейс, Гаага, 74.2х52.6 см.
029

У де Хема детали прописаны так, что видны косточки в прозрачных ягодах крыжовника и пыльца на тычинках. Хотя все лепестки и мохнатость насекомых выписаны с мастерством, но по-прежнему картина графична, колорита и тона, главных изобразительных инструментов живописи, тут мало. Все же картины сбалансированы, с ходу такой холст не напишешь, для того нужны и умение и традиция. Все элементы, которые были у Босхарта (и у прочих ранних), тут гораздо утонченнее, разнообразнее. Главная же задача та же – составить картину из десятков тщательных фрагментов (и де Хем хорошо справлялся). Вот несколько деталей. Отражение-блик, куда уместились переплет окна, небо, облако, предметы на подоконнике. Блики такие полюбились всем, и все писали переплеты, но де Хем делал их миниатюрнее.

29 а деталь
029 a

Тот же переплет окна виден и на бликах черешни.

29 б деталь
029 b

Ягоды ежевики, разной степени зрелости и разного цвета, каждая костянка вылизана.

29 в деталь
029 c

Не вполне здоровые листья с прожилками.

29 г деталь
029 d

И опять не натура, опять цветы и фрукты из разных времен года Это коллаж из зарисовок (и готовых решений), например, ежевику художник когда-то зарисовал без плодоножек, потому и в картине их нет. Розы (да и прочие цветы) выглядит сахарно-сиропными, художник традиционно «улучшал» натуру, делал ее идеальной, усовершенствованной, а главное –привычной для публики… Весьма правильный подход, картина ведь не документ и не слепок с природы. У голландцев цветочная картина это иллюзия, да и не иллюзия даже, а чудо для восхищения покупателя. Для того и выписан с безумной тщательностью весь этот парад аттракционов. Дальше де Хема в иллюзионистском направлении идти уже невозможно – как ни увеличивай резолюцию монитора, достигнув определенного уровня, качество картинки уже не улучшится.

Полностью картину можно рассмотреть тут:
https://www.mauritshuis.nl/en/explore/the-collection/artworks/vase-of-flowers-1099/

Еще букет де Хема, так как по одному трудно составить представление.

30 Ян Давидс де Хем Натюрморт с цветами в стеклянной вазе ок. 1650-1683, Ряйксмузеум, Амстердам, 54.5х36.5 см.
030

Эти мАстерские букеты были дороги. В конце 17 века изображения цветов с фруктами, а еще с битой дичью стали модными. Хоубракен приводит рассказ, что за цветы, обрамляющие медальон (где другой художник позже написал портрет Вильяма III) де Хем получил колоссальную сумму в 2000 гульденов. Букеты де Хема уже не плоские, а объемные. Они кажутся мне все же не интересным искусством, а ловким (и вызывающим удивление) фокусом. Скажем, если кто-то сделает букет из хрупкого цветного фарфора или даже разноцветного пластика, то тоже воскликнешь «ух, ты!».

Самые лучшие голландские гирлянды и букеты оказались бы хороши, если бы они не были частью индустрии по массовому производству идентичной экстраординарной красоты. Тем не менее, лучшие из них исполнены мастерски и вполне могут радовать глаз.

Скучно, средненько и плохо

Хорошего или дорогого искусства без плохого и грошового не понять. Приведу сначала три простых, рядовых, как тысяча других, и дешевых цветочных букета. Один из музея, два с аукциона. Так в чем же разница между скучным и веселым, сладким и горьким, черным и белым? Выясняется, что разницу увидеть непросто. Композиции похожи… Цветы те же… Идея (ее отсутствие) та же… Тонкости исполнения нет, а одна лишь толщина!

Бартоломеус Асстейн (Bartholomeus Assteyn 1607–1667), провинциальный художник, писавший в середине века, подражатель Бальтазара ван дер Аста и (так пишут в литературе) Яна Давидзсона де Хема (хм). Он не плох, а просто никакой. Таких сотни. Словно подневольный, художник пишет рябчик наверху, переплет оконной рамы в блике и цветы из пластика. Детали повыдерганы из картин других художников и скопированы тут. У Асстейна ни тонкости, ни искусности, ни оригинальности. Живости, какую и у хороших художников поискать, тоже нет. Показательны атрибуции подобных изделий, анонимный букет какого-нибудь художника сначала приписывают одному, потом другому, а при желании третьему или четвертому идентичному мастеру. ЭТО и есть самая суть голландского натюрморта (и не только натюрморта): быстрая штамповка мертвых, похожих картин на продажу.

31 Бартоломеус Асстейн Натюрморт с цветами, ракушками и лягушкой 1631, Дордрехтский музей, 46х34 см.
031

Картина художника третьего ряда Михиела Симонса (Michiel Simons работал в Утрехте в 1648–1673 годах). Он писал большие, сложные фруктовые натюрморты, где обязательно лежит гроздь винограда, игриво обрамленная виноградными же листьями. Обычно цветы на его картинах появляются с краю стола, а сам стол занят фруктами, посудой, бокалом, омаром или дичью. Картина с кривоватым небрежным рисунком, где по списку соблюдены все обязательные мотивы. Золото блестит, на виноградинах блики, скатерть со складками, непременные розы. У де Хема был задор выписать детали виртуозно, чтобы частично съеденная осой виноградина истекала соком, из мякоти показывались косточки, а края кожицы были чуть обветрены (картина с гирляндой фруктов и цветов в Маурицхейсе: https://www.mauritshuis.nl/en/explore/the-collection/artworks/garland-of-fruit-and-flowers-49/#). У Симонса никакого задора и НИКАКОЙ идеи (кроме как скромно заработать) нет. В 2017 году на Сотбис продана за 31.250 фунтов стерлингов. (Вызывает уважение аукцион, умеющий продать такое.)

32 Михиел Симонс Натюрморт с цветами, фруктами и лобстером третья четверть 17 века, частная коллекция, 111.7х175.3 см.
032

Следующую картину кисти неизвестного художника сперва приписывали двум неаполитанским живописцам (поочередно), а потом прыгнули на 1300 километров на северо-запад и объявили фламандской школой. (Читатель уже понял, что от императорского рябчика наверху уже никуда не убежать, призываю очередное появление этого цветка перенести стоически.) Образец дешевой и небрежной работы. При известной сноровке такой букет писался за день. Цветы жидко рассредоточены по холсту (так изготовителю было меньше мороки). Присутствуют лепестки, насекомые с прозрачными крылышками и прожилки на листьях. Лучшего слова, чем «халтура», я для этой живописной манеры не подберу. Сотбис, однако, сумел в 2011 году продать букет за неплохие 9375 фунтов стерлингов.

33 Неизвестный художник Натюрморт с тюльпанами середина 17 века, частная коллекция, 62.7х49.6 см.
033

33 а деталь
033 a

Воспользуюсь этим фрагментом с розой и сравню его с другими, дорогими, тщательными, дешевыми и ужасными. Сначала розы, а потом уже картины, с которых они взяты.

Монограммист JF работал между 1625 и 1660 годами, возможно, жил в Харлеме и, возможно, подражал Боллонгиеру. Середина века, самая дешевая, неумелая и простая из приводимых тут роз (картина будет ниже):

34 а деталь
034 a

Бартоломеус Асстейн. Роза 1631 года:

31 а деталь
031 a

Роза работы Abraham de Lust. Середина века и среднее, весьма среднее качество:

28 а деталь
028 a

Драгоценная роза виртуоза де Хема. Вторая половина 17 века:

30 а деталь
030 a

Роза Абрахама Миньона (Abraham Mignon 1640–1679), подражавшего де Хему. 1670 год:

35 а деталь
035 a

Фламандец Nicolaes van Veerendael (1640–1691). Картина приведена ниже, 1662 год. Роскошная и тонкая работа не слишком знаменитого живописца не уступает цветам знаменитых гениев. А между тем это тоже массовая продукция, штамповка тычинок, росы и дрожащих прожилок. Сохранился еще один практически идентичный букет кисти van Veerendael.

36 а деталь
036 a

Все приведенные тут (дорогие) розы сладостны и трепетны. Целиком такие букеты напоминают стакан чая с пятнадцатью ложечками сахара.

Теперь картины, откуда взяты розы.

34 Монограммист JF Цветы в стеклянной вазе между 1630-1660, частная коллекция, 59х43.5 см.
034

35 Абрахам Миньон Цветы в металлической вазе ок. 1670, Маурицхейс, Гаага, 90х72.5 см.
035

36 Nicolaes van Veerendael Букет цветов в хрустальной вазе 1662, Метрополитен, Нью-Йорк, 49.5х40.3 см.
036

Даже цветы можно писать хорошо

У очень немногих в картинах с цветами появляется что-то живое вместо пластиковой модели цветов, которую обычно и писали многочисленные художники. Живое это свет, тени и пространство. Один из таких Симон Ферелст (Simon Verelst 1644–1721). Рано (в 24 года) уехавший в Англию голландец, имевший там успех, сошедший с ума, а потом излечившийся, иногда (иногда!) писал не похожие на других цветы. Они сильно обесцветились (особенно зеленые пигменты), но тоновое решение сохранилось. Первая картина написана, когда ему был 21 год.

37 Симон Ферелст Пара желтых нарциссов ок. 1665, Wadsworth Atheneum Museum of Art, Хартфорд (Коннектикут), 43.2х34.3 см.
037

Следующая написана через двадцать лет. И она необычна. Если художники пишут не с натуры, а лишь комбинируют цветы и листья, то зачем тогда нужна ваза? И вот вазы нет. Тут просто цветы и зелень, освещенные сильным солнечным светом. И цветы не какая-то никогда не виданная экзотика, а яблоня. Которую можно было писать и рисовать с натуры. Тут и смелость, и манера, и натура, и композиция нескучная. К сожалению, краски сильно выцвели. Но все равно впечатляет.

38 Симон Ферелст Натюрморт с яблочным цветом ок. 1680–1689, Музей Эшмола, Оксфорд, 35х28 см.
038

Есть еще немного картин, которые показывают какой-то иной путь, иное направление, куда бы могла бы свернуть голландская цветочная живопись. Но не свернула, а продолжила создавать выдуманную красоту, которая одна и нравилась голландской публике, а сейчас уже почти не впечатляет.

Художники галопом

Жак де Гейн Младший (Jacques de Gheyn II 1565-1629). Вместе с Босхартом Старшим основоположник цветочного жанра. Работал на Carolus Clusius, великого голландского ботаника, возможно, писал дорогие тюльпаны с натуры. В 1635 году за картину де Гейна заплатили огромные 1000 гульденов. Повлиял на Фосмаера.

Амброзиус Босхарт Старший (Ambrosius Bosschaert de Oude 1573-1621). Основатель династии, учитель Балтазара и Иоханнеса ван дер Астов и своих сыновей – Абрахама, Амброзиуса младшего и Иоханнеса.

Рулант Саверей (Roelant Savery 1576–1639). В основном писал пейзажи и цветы (во фламандской манере). Работал на императора Рудольфа II. Автор самого первого твердо датируемого голландского и фламандского цветочного натюрморта (1603).

Балтасар ван дер Аст (Balthasar van der Ast 1593/1594–1657/1657). Главный мастер цветочных (и фруктовых) натюрмортов первой половины 17 века.

Ханс Боллонгиер (Hans Bollongier ок. 1600–1672/1675). Автор известной картины с тюльпанами из Ряйкса. Харлемский художник (Харлем был главным центром цветоводства.)

Якоб Маррел (Jacob Marrel 1614–1681). Немецкий и северо-нидерландский художник был живописцем и автором книг-каталогов с тюльпанами. Учитель Абрахама Миньона.

Абрахам Миньон (Abraham Mignon 1640–1679). Подражал де Хему. Был очень популярен в 18 веке, тогда торговцы картинами иногда ставили на работы де Хема подпись Миньона.

Отто Марсеус ван Скрик (Otto Marseus van Schrieck 1619/1620–1678) писал змей, ящериц, пауков, гусениц и прочих господ в окружении чертополоха.

Виллем ван Алст ( Willem van Aelst 16261683). Мастер разных натюрмортов и цветочных тоже. Успешный, знаменитый, любимый и ценимый и ныне. Учитель известной Рашель Ройш (Rachel Ruysch). Один из главных мастеров второй половины 17 века. Мне кажется скучным.

Корнелис Кик (Cornelis Kick 1634–1681). Один из немногих, активно рисовавших цветы с натуры (в своем саду). Вроде бы. Потому что по его работам это не видно, он писал те же самые выдуманные букеты.

Два слова в заключение

Если бы мне предложили картины на выбор, то я взял бы раннюю, написанную в первом десятилетии 17 века. Их не так много и (может быть поэтому) сейчас они кажутся нестандартными и живыми. Когда же появилось мастерство, то жанр умер. Увы.

2 thoughts on “Жанры с начала и до конца. Натюрморты (1)”

Leave a Reply

Fill in your details below or click an icon to log in:

WordPress.com Logo

You are commenting using your WordPress.com account. Log Out /  Change )

Twitter picture

You are commenting using your Twitter account. Log Out /  Change )

Facebook photo

You are commenting using your Facebook account. Log Out /  Change )

Connecting to %s

%d bloggers like this: