Хоббема или о Всеобщем восхищении

Пейзаж (3)

Мейндерт Хоббема (Meindert Hobbema 1638–1709) один из самых знаменитых голландских пейзажистов. Конечно, про всех говорят, что он «один из самых», но этот и вправду: слава Хоббемы была огромна в самом конце18-го, в целом 19-ом и в первой трети 20 века. Потом у публики появились другие герои, но инерция позавчерашнего общественного мнения и высоких цен, заплаченных (позавчера) за его работы, до сих пор сохранила картины Хоббемы в экспозициях музеев и списках великих талантов.

Сначала об этой самой славе. Дело в том, что многим людям живопись не вполне интересна или понятна, однако любовь к искусству входит в стандартный набор достоинств порядочного, культурного, интеллигентного и соответствующего приличиям человека. Потому заботящиеся о своей репутации господа часто вклеивают упоминания о художниках и куда надо, и куда не надо. Труд ведь небольшой, и надо-то всего наизусть заучить несколько недлинных фамилий художников. В 19 и начале 20 века Хоббема был одним из таких заученных.

Гений, не признанный при жизни, зато оцененный потомством – Хоббема.

Обманчиво неброский, а по сути, великий пейзаж на стене, говорящий об изящном вкусе владельца – Хоббема.

Бесценное культурное достояние человечества – Хоббема.

Безумно дорогая картина – Хоббема.

Приведу примеры из литературы, именно писатели наносят последний слой лака на состоявшуюся славу художников и прочих.

У Бальзака в романе «Комедианты неведомо для себя» великие пейзажисты это Хоббема, Рейсдал, Клод Лоррен. В романе «Первые шаги в жизни» к тем же великим трем прибавлен Пуссен. В «Кузене Понсе» и «Поисках Абсолюта» списки гениальных художников длиннее и не исчерпываются пейзажистами, Хоббема там, разумеется, присутствует. Встречается он и в других романах писателя. Фальшивый, как потом выяснилось, Хоббема присутствовал и в собрании картин самого Бальзака.

Жюль Верн, роман «Плавучий остров». В грандиозном музее острова среди 15-ти великих старых мастеров пять голландских художников – Рейсдал, Рембрандт, Кейп, Халс, Хоббема. Другие художники это Рафаэль, Леонардо да Винчи, Джорджоне, Корреджо, Доминикино, Рибера, Мурильо, Рубенс, Ван-Дейк. Гольбейн. У Жюля Верна как раз правильно обозначено место, занимавшееся Хоббемой – в первую пятерку канона живописцев 19 века он не входил, а в первую двадцатку непременно

Ференц Лист, «Шопен». Сравнивая прелести музыки с почти идентичными прелестями пейзажной живописи, Лист упоминает имена великих пейзажистов, и Хоббема один из них, другие это Рейсдал, Дюпре, Берхем и Моргенштерн.

Эрнст Юнгер роман, «Лейтенант Штурм». У главного героя на стене висит копия картины Хоббемы «Аллея в Мидделхарнисе». Штурм ценит оный пейзаж с изображением голландской деревушки, потому что, будучи в Бельгии, побывал там и восхитился верности красок художника. Прекрасный пример, что люди, далекие от живописи, о ней думают. Сам Юнгер картины не видел, а знал знаменитое полотно по репродукциям. Чтобы показать интеллигентность героя, нужно было описать личный его взгляд на живопись, понимание им природы-натуры, показать, что Штурм помнит картину. При этом писатель спутал Фландрию и Голландию, а что касается «правдивости красок»…. На самом деле краски тогда уже потемнели, поблекли и стали прозрачны, зелень превратилась в коричневую и черную, сама картина была сильно переписана-отреставрирована в 19 веке, небо, которое мы сейчас видим, написано не Хоббемой. Никакой «верности» красок быть не могло, просто приличные и интеллигентные люди выражаются именно так. На той же странице освещенная солнцем репродукция шедевра излучает «тихое золотое сияние»… Конечно, писатель вовсе НЕ обязан знать то, о чем пишет, потому что он не составляет энциклопедию с проверенными фактами, а сочиняет роман, который должен быть интересен и хорош. Для нас же важно, что не заинтересованный живописью Юнгер знал имя Хоббемы и использовал его.

Карел Чапек, «Картинки Голландии». В путевых очерках Чапек сравнивает Голландию с той же самой картиной «Аллея в Мидделхарнисе», которую он знал (как и большинство просвещенной публики) по репродукциям, и находит современную Голландию похожей на старинное знаменитое полотно.

Вот одно из многих воспроизведений картины, на таких черно-белых листах, начавших появляться с 1770-х гг., и была основана ВЕЛИКАЯ СЛАВА.

1 Léon Gaucherel Офорт с картины Хоббемы «Аллея в Мидделхарнисе» 1874, 16.5х21.3 см.
001

Сомерсет Моэм, «Пироги и пиво, или Скелет в шкафу». У героя на стене автотипии картин Перуджино, Ван-Дейка и Хоббемы.

Хоббему знают, помнят и упоминают в качестве великого художника Альфонс Доде, Дюма, Томас Харди, Честертон, Теодор Драйзер, Эптон Синклер (у него Хоббема автор портрета-трони, которых тот никогда не писал), Освальд Шпенглер, Георг Брандес.

Многим писателям бульварной литературы 19 и 20 веков Хоббема тоже известен и встречается у них там и тут.

Закончу эту главу несколькими строками Брюсова, написанными в Голландии («К Северному морю», 1913):

А когда озолотило чудо

Амстердам, и Лейден, и Анвер,—

Те же дали видели отсюда

Гальс, Ян Стен, Гоббема и Фермер.

Фермер это Вермеер, и у Брюсова фонетика правильнее привычной, а про дали непонятно, если это про картины, то упомянутые морские дали эти художники никогда не писали, а если имена живописцев просто так, то непонятно зачем… Впрочем, кто поймет этих поэтов! Словом, имя Хоббемы было всем знакомо, как Пикассо сейчас, и им усиленно пользовались. При этом почти все представляли Хоббему по одной его картине «Аллея в Мидделхарнисе», но не той, которая приведена внизу, а репродукции № 1.

2 Мейндерт Хоббема Аллея в Мидделхарнисе 1689, Национальная галерея, Лондон, 103.5х141 см.
002

«Аллея в Мидделхарнисе» единственная хорошая картина у Хоббемы. Глядя на другие холсты, можно сказать, что нет художника более безликого и неинтересного, все его холсты одинаковы, одинаковы, одинаковы, одинаковы, одинаковы, одинаковы, одинаковы. Великая слава досталось великой скуке. Картины Хоббемы запомнить невозможно, они к тому же не отличаются и от картин его современников и последователей. Представьте себе с любовью и в подробностях сотни и сотни почти идентичных пейзажей… Не буду голословен.

3 Мейндерт Хоббема Пейзаж с лесной дорогой ок. 1663-1664, Музей искусств Тафта, Цинциннати, 129х95 см.
003

4 Мейндерт Хоббема Пейзаж с лесной дорогой 1662, Филадельфийский музей искусств, 107х130 см.
004

5 Мейндерт Хоббема Деревня в лесу после 1663, Statens Museum for Kunst, Копенгаген, 60х82 см.
005

6 Мейндерт Хоббема Лесной пейзаж с домом и всадником 1663, Институт искусств, Чикаго, 101.9х131.4 см.
006

7 Мейндерт Хоббема Лесной пейзаж с домом ок. 1665, Национальная галерея, Лондон, 99.5х130.5 см.
007

8 Мейндерт Хоббема Водяная мельница ок. 1664, Музей искусств Толидо, Огайо, 95х132 см.
008

9 Мейндерт Хоббема Лесная дорога ок. 1670, Метрополитен, Нью-Йорк, 94.6х129.5 см.
009

10 Мейндерт Хоббема Водяная мельница 1667, Музей искусств Индианаполиса, 102х134.6 см.
010

11 Мейндерт Хоббема Деревня среди деревьев 1665, Коллекция Фрика, Нью-Йорк, 76.2х110.5 см.
011

12 Мейндерт Хоббема Перед деревней ок. 1665, Метрополитен, Нью-Йорк, 74.9х110.2 см.
012

13 Мейндерт Хоббема Деревня и водяная мельница среди деревьев 1665, Коллекция Фрика, Нью-Йорк, 94.3х129.9 см.
Village with Water Mill among Trees

14 Мейндерт Хоббема Домик ок. 1663, Детройтский музей искусств, 62.2х86.4 см.
014

15 Мейндерт Хоббема Пейзаж с усадьбой 1659, частная коллекция, 34.5х43.5 см.
015

Я не выбирал картины намеренно похожие, вот для примера холсты из Национальной галереи в Вашингтоне, судите сами, отличаются ли друг от друга.

16 Мейндерт Хоббема Путешественники 166[2?], Национальная галерея, Вашингтон, 101х145 см.
016

17 Мейндерт Хоббема Лесной пейзаж 1663, Национальная галерея, Вашингтон, 94.7х130.5 см.
017

18 Мейндерт Хоббема Хижина среди деревьев ок. 1664, Национальная галерея, Вашингтон, 95х108 см.
018

19 Мейндерт Хоббема Вид на главную дорогу 1665, Национальная галерея, Вашингтон, 122.6х158.4 см.
019

20 Мейндерт Хоббема Ферма, освещенная солнцем 1668, Национальная галерея, Вашингтон, 81х66.4 см.
020

21 Мейндерт Хоббема Деревня у пруда ок. 1670, Национальная галерея, Вашингтон, 81х107 см.
021

Представление о живописи как о ремесле держится как раз на подобных картинах и художниках. Искусство не должно быть механическим повторением одного и того же, это мастер производящий хомуты обязан сдерживать свои творческие порывы, нового и красивого не выдумывать, а лишь стараться, чтобы хомут сидел плотно и удобно. Потому хомуты и похожи один на другой.

Пейзажи, напротив, должны отличаться друг от друга. В хороших картинах всегда понятно, какой мотив художника заинтересовал. У Ван Гога, везде была одна манера и узнаваемая рука, но каждый раз его привлекало нечто особенное: вот поля в Овере после дождя, а вон во время дождя, а вот пшеница желтая, выцветшая и с васильками, а на другой картине поля, стога, и все они в особом ритме, а сзади виден город Овер, на следующей картине уже один огромный стог сена, потом несколько картин с землей, разделенной на участки, и композиция везде разная, непохожая на соседнюю, и так у Ван Гога почти все картины. У Рейсдала (о котором тут) однообразнее (особенно водопады), но близнецов все же немного. У Хоббемы одно и то же без конца.

Вероятно, будет правильным привести одну из немногих картин Хоббемы, отличающихся от сотен его лесных опушек.

22 Мейндерт Хоббема Зимняя сценка ок. 1660, Галерея Йельского университета, New Haven, 50.2х68.9 см.
022

Вот такой совсем непохожий на себя Хоббема. Правда, есть одна шероховатость. Картина сейчас признана Хоббемой лишь в Йеле, а ученые приписывают ее Яну ван Кесселу. Тем более что подпись Хоббемы, вокруг которой сто лет и танцевали знатоки и любители, оказалась фальшивой. И тогда вопрос: почему Dr. and Mrs. Herbert Schaefer, купившие на Кристис картину под именем Яна ван Кессела и одолжившие ее музею, захотели на ней имя Хоббемы? Я думаю, что как раз из-за той славы, о которой я рассказал выше. Почему Йельский университет согласился на перемену имени? Ну… как бы помягче… ученым ничего человеческое не чуждо.

Взаимозаменяемые братья

Сейчас будут художники, неотличимые от Хоббемы и Рейсдала. Их имена известны лишь – раз-два-три – считанным по пальцам специалистам. Тем не менее эти живописцы и есть Голландская Школа, ее плоть и кровь. Пейзаж во второй половине 17 века превратился в самый популярный жанр голландской живописи, были изготовлены сотни тысяч идентичных рощиц, опушек и речушек. В любую, самую далекую коллекцию на свете пробрался хотя бы один голландец со своим «Домиком в лесу». Любой сторонний прохожий хоть одну голландскую картину видел наверняка. Надо ли говорить, что эти многочисленные художники Низких земель своим существованием мешают сообществу ученых, их изучающих. Неумелые живописцы прошлого препятствуют атрибуции неповторимых шедевров Рейсдала и Хоббемы, подсовывая свои поделки, которые неотличимы от бессмертных творений. Ученые справедливо раздражаются, потому что ведь надо писать не о ерунде, не о подражателях, не о пузатой мелочи, а о гениях, о высших устремлениях человеческого духа, о тех, кем восхищался Бальзак (ой, да ведь это были фальшивки!), о морских далях, которые видели Фермер и Халс! Нет, нет, я не выдумал этого про важных искусствоведов, иногда они проговариваются, выступая против изучения заурядных мастеров.

Волна одинаковых, коммерческих, дешевейших пейзажей с конца 17 века затопила Европу. И постепенно в этой массовой продукции стали находить смысл, вкус, утонченность и гениев. Всё случилось по известному в социологии сценарию: неожиданная доступность товара снижает его качество и помогает ему завоевать мир. Так появление не шибко стирающих, но дешевых стиральных машин вытеснило дорогих прачек, которые знали, как избавиться от каждого специфического пятна на одежде и успешно отстирывали ее добела. По прошествии же некоторого времени стали слышны разговоры, какие стиральные машины хорошие, а какие плохие. Разница на самом деле есть, надо только не сравнивать работу машины и прачки. Точно так же множество голландских картин, изготавливавшихся для одного и того же сектора рынка, по одному образцу и шаблону, становятся так похожи одна на другую, если посмотреть на всю школу целиком и сравнить ее с другими.

Голландская живопись оказалась доступна всем, украсила собой стены сотен тысяч домов, задавила числом, так вошла в историю и стала второй по важности школой старой европейской живописи.

Первым из этих супер-малых и супер-одинаковых голландцев будет Ян ван Кессел (Jan van Kessel 1641–1680), возможно, ученик Рейсдала, достоверно друг Хоббемы. Картина Кессела из Филадельфии (№ 23) считалась Хоббемой и еще картиной неизвестного живописца школы Рейсдала.

23 Ян ван Кессел Лесной пейзаж ок. 1665, Филадельфийский музей искусства, 104.8х134.3 см.
023

Картину из Даличского музея приписывали Якобу ван Рейсдалу, Яну Вейнантсу (Jan Wijnants 1632–1684), успокоились на Яне ван Кесселе.

24 Ян ван Кессел Лесной пейзаж около Гааги ок. 1665, Даличская картинная галерея, Лондон, 118.7х154.9 см.
024

Следующий пейзаж был Рейсдалом с начала 19 века, в 1899 году его определили как Хоббему, коим он и просуществовал до хорошего каталога Яна ван Кессела, составленного Алисой Дэвис в 1992 году, куда он был включен под именем ван Кессела и под номером 95. Беда, что Алису Дэвис искусствоведы не любили (и не любят) и обычно игнорировали (и игнорируют). Потому картина осталась Хоббемой до 2000 года, когда кельнский Вальраф-Рихарц был вынужден вернуть холст наследникам коллекционера, ограбленного нацистами. Эх, знаменитые немецкие музеи пожиже знаменитых американских, те (Метрополитен, например) картины наследникам ограбленных нацистами коллекционеров обычно не возвращают. (Знаю не понаслышке, нашим близким друзьям Метрополитен так и не вернул Пикассо.) Наследники продали картину на Кристис как Яна ван Кессела, но уже через два года на аукционе Доротеум авторство холста решили улучшить и продали его как Хоббему

№ 25 Ян ван Кессел Пейзаж с замком и мостом между 1656-1680, частная коллекция, 50.8х68.6 см.
025

Со следующей картиной проще, ее вроде бы никому кроме ван Кессела не приписывали.

26 Ян ван Кессел Лесной пейзаж ок. 1665, частная коллекция, 93.8х121 см.
026

Голландские братья-художники были, да и остаются неразличимы, в них путались и путаются, что немудрено. Количество атрибуций неограниченно, так одну картину ван Кесселя приписывали Яну Вермееру ван Харлем Старшему, потом Энтони ван Борссому, потом Герриту ван Хеесу, а еще Хоббеме.

Другой художник – Геррит ван Хеес (Gerrit van Hees, 1615–1670). Считается, что на него повлиял Рейсдал. У кого учился ван Хеес, неизвестно. Первая приведенная тут картина побывала в начале 20-го века Рейсдалом, потом стала полотном Гийома Дюбуа (Guillaume Dubois, 1610/20–1678), сейчас это ван Хеес — надолго ли?

27 Геррит ван Хеес Лесной пейзаж с повозкой между 1650-1670, частная коллекция, 63.5х83.1 см.
027

Следующая картина была Хоббемой до 1961 года.

28 Геррит ван Хеес Лесной пейзаж со всадником между 1650-1670, частная коллекция, 105.7х140.6 см.
028

А сейчас ранняя картина Рейсдала, которая побывала сначала Герритом ван Хеесом, потом кузеном Рейсдала Якобом Саломонсзом ван Рейсдалом, потом Хоббемой (нельзя же без него!), приписывали ее и кисти анонима-имитатора Рейсдала середины века, была она также Гийомом Дюбуа, а еще картиной художника круга Рейсдала или ван Хеесом (опять!) или Исааком Рейсдалом… Вроде бы я никого не забыл.

29 Якоб ван Рейсдал Лесной пейзаж со всадником между 1646, частная коллекция, 76.2х109.2 см.
029

Приведу еще несколько художников из этой семьи близнецов, картины которых побывали Хоббемами и Рейсдалами. Это Корнелис Декер (Cornelis Decker 1610/1620 –1678), Гийом Дюбуа, Гиллис Ромбаутс (Gillis Rombouts, 1610/1620 –1678), Саломон Ромбаутс (Salomon Rombouts, 1610/1620 –1678) и Рулоф ван Врис (Roelof van Vries, 1630/1631–1681/1701). Надо заметить, что все они из Харлема.

Прежде чем стать Корнелисом Декером, картина № 30 побывала Хоббемой и Герритом ван Хеесом.

30 Корнелис Декер Лесной пейзаж ок. 1650–1655, частная коллекция, 54.3х69.5 см.
030

Картина Рулофа ван Вриса была однажды картиной Рулофа ван Вриса потом стала Хоббемой (аж до 2001 года), а еще побывала Герритом ван Хеесом.

31 Рулоф ван Врис Речной пейзаж с рыбаком между 1645–1701, частная коллекция, 57.2х85.7 см.
031

Картина Саломона Ромбаутса считалась Хоббемой весь 19 век и первое десятилетие 20-го.

№ 32 Саломон Ромбаутс Лесной пейзаж с рекой частная коллекция, 35.8х47.2 см
032

Картину Гиллиса Ромбаутса когда-то выдавали за Рейсдала.

33 Гиллис Ромбаутс Пейзаж с путешественником частная коллекция, 62х57 см.
033

Картина Гийома Дюбуа была однажды Рейсдалом, а в будущем может оказаться кем-нибудь другим, потому что подпись-лигатура YR ну никак с именем и фамилией Гийома Дюбуа не совпадает.

34 Гийом Дюбуа Лесной пейзаж частная коллекция, 47х63.5 см.
034

Все эти картины не датированы, иногда, правда, им лепят что-то расплывчатое, но чаще дают временной промежуток с начала карьеры художника до года его смерти.

Даже серьезные каталоги не спасают, не гарантируют правильной атрибуции. Каталог Рейсдала, написанный Слайве, расхваленный самыми лучшими научными (!) журналами, оказался дырявым и течет. Некоторые щепетильные музеи, обладающие, по мнению Слайве, Рейсдалами, дают своим картинам менее грандиозные атрибуции, случай неслыханный. Например, Эрмитаж сомневается в том, что «Зимний пейзаж с сухим деревом» это подлинный Рейсдал (№ 618 по каталогу Слайве).

Почему же такой беспорядок? Масса, колоссальная масса одинаковых картин забьет любые фильтры здравого смысла, погасит любой луч разума, особенно если изменение с безымянности на авторство, а скромного авторства на другое получше, может принести заинтересованным сторонам десятки/сотни тысяч евро/долларов. Так как читателю никаких атрибуций делать не надо, я советую просто охватить взглядом приведенные тут несколько десятков картин и представить, что их в тысячу раз больше. Именно так и можно составить мнение о Голландской Школе пейзажа.

И еще одно замечание. Завороженность именами великих мешает чрезвычайно. У скучного Хоббемы, который почти перестал интересовать и научное сообщество, и бегущую за модой публику, нет на сегодняшний день научного каталога, каталог 1938 года, написанный Georges Broulhiet, неудовлетворителен и цитируется лишь Кристис, Сотбис и прочими аукционными домами, чей стиль работы «не обманешь – не продашь». Тем не менее Хоббема висит в музеях и продается на аукционах. Сейчас он чаще продается за десятки тысяч долларов, изредка за сотни тысяч долларов, но иногда и дороже. В 2001 году рекордно на Кристис за 6.493.750 фунтов стерлингов. (Нет, репродукцию этой дорогой картины я приводить тут не буду, она ничем не отличается от всех прочих, приведенных и не приведенных мною тут.)

Судьба же тех художников, за которых в отличие от Хоббемы английское дворянство не выкладывало в 19 веке безумных сумм, оказывается плачевнее. Ряйксмузеум и тем более элитный Маурицхейс таких живописцев не покупают, художники эти оставлены дешевым аукционам и нищебродам, которые не могут купить настоящего Рейсдала. Ну, или Хоббему.

Истерика

Количество картин, проданных в качестве Хоббемы, может соперничать лишь с бесконечным рядом поддельных Рембрандтов. Все, ВСЕ хотели Хоббему и, с удовлетворением отмечу, что все, ВСЕ его получили. Чаще всего хоббем изготавливали простейшим способом: на старом дешевом пейзаже заурядного художника поверх оригинальной подписи выводил новую, нужную покупателю (и продавцу), хороший пример это 22. Однако иногда бойкие живописцы 18 и 19 веков писали и совсем новых хоббем, копируя известные картины или создавая совсем оригинальные. Так в коллекции John G. Johnson (о его Рембрандтах я писал тут) было три Хоббемы, которые оказались 1.копией 17 века с картины Рейсдала, 2.копией 17 века с картины Хоббемы, 3.картиной 17 века в стиле Хоббемы (№ 35). Кстати, про 17 век я вовсе не уверен. Вот одна из этих работ.

35 Имитатор Хоббемы Вязальщики снопов 17 век, Филадельфийский музей искусств, 43х67.9 см.
035

Теперь четыре фальшивых Хоббемы из одного английского собрания, коллекции Вильяма Холбурна (Sir William Holburne, 1793–1874). Коллекционер был достойным человеком, дедом Холбурна был адмирал Франсис Холбурн, сам же он сражался при Трафальгаре, участвовал в осаде Тулона, в 1820 году унаследовал титул баронета и посвятил себя собиранию прекрасного. А что может быть прекраснее Хоббемы? У него такие чудесные свежие краски!

36 Художник круга Эммануэля Мюранта Пейзаж с домиком в лесу 17 век, Музей Холбурна, Бат, Англия, 31.8х41.9 см.
036

Картина № 36 перестала быть Хоббемой в первой трети 20 века. На короткое время стала Мюрантом (Emanuel Murant, 1622–1700), потом и для Муранта она показалась слишком ужасной, и ее переделали в «художника круга». Следующий холст это вольная копия с картины Хоббемы (сейчас в Кливленде), сделанная или в 18 веке, или в первой половине 19-го. Перестала быть Хоббемой в первой трети 20 века.

37 Имитатор Хоббемы Лесной пейзаж с поворотом дороги между 1700–1850, Музей Холбурна, Бат, Англия, 92.7х118.8 см.
037

У следующая картины есть автор, это (судя по всему) Бенджамин Баркер Младший (Benjamin Barker II, 1776–1838), успешный подделыватель Хоббемы и прочих старых мастеров, востребованных английскими коллекционерами. Эту копию с картины Хоббемы (сейчас в Далической галерее) считали еще картиной последователя Хоббемы 18 века и картиной Поля Баркера (еще одного производителя хоббем). В 1909 году невежливый искусствовед обозвал картину «мусором», Вильям же Холбурн картине радовался и подписал холст сзади «М. Хоббема, украшенный чарующими фигурами, кисти Адриана ван дер Вельде».

38 Приписывается Бенджамину Баркеру Младшему Лесной пейзаж с поворотом дороги между 1700–1850, Музей Холбурна, Бат, Англия, 62.7х87 см.
038

Следующее творение перестало быть Хоббемой в первой трети 20 века и стало уже упомянутым тут Рулофом ван Врисом. Кто автор картины на самом деле, конечно, неизвестно, да и не важно.

39 Рулоф ван Врис Пейзаж с рекой и деревней ок. 1650, Музей Холбурна, Бат, Англия, 59.7х75.6 см.
039

Таких «Хоббем» можно привести сто… или двести… или тысячу… или больше… Ах, коллекционеру лучше руководствоваться собственным вкусом, а на этикетки, прилаженные продавцами, не смотреть никогда.

И все же…

Публика ошибается, берет в гении непонятного художника, часто восхищается вообще фальшивыми работами, но из истории искусств однажды прославившегося художника уже не вырубить топором. После того, как целая Англия рукоплескала Хоббеме, вернее тому, что она Хоббемой считала, вся английская школа живописи начала ему подражать. Пишут, что в 18 веке Хоббема повлиял на Гейнсборо, потом Хоббемой вдохновлялся Джон Кром (John Crome, 1768–1821) и целая Норвичская школа живописцев, потом Констебл. Во Франции Хоббему знали и ценили Барбизонцы. Приведу лишь одну работу, сделанную одним из несметных обожателей Хоббемы, и это будет Джон Кром, который умирая, шептал: «О, Хоббема, Хоббема, как я любил тебя…»

40 Джон Кром Колотильщики 1810, Национальная галерея Шотландии, Эдинбург, 54.6х86.4 см.
040

Слово в заключение

Хоббема был ремесленник, живописью не особо интересовавшийся. В 1668 году, получив выгодное место таможенника (через жену, которая работала поварихой у бургомистра Амстердама), он почти бросил живопись и после этого писал лишь иногда. Скорее всего на заказ. Удивительно, что хорошая «Аллея в Мидделхарнисе» написана после того, как Хоббема оставил искусство. Хоббема почти никогда не писал с натуры, большинство пейзажей его – воображаемые.

Еще более удивительно, что художник скромного дарования, писавший скучно и однообразно, пропавший из вида (а впервые его упомянули «Лексиконе голландских художников» Johan van Gool в 1751), вдруг сто пятьдесят лет стал считаться гением у искренних и свободных любителей искусства. Он повлиял на многих живописцев (хороших и плохих), вошел в канон голландского искусства, не полностью пропал, когда живопись его перестала привлекать ученых. Хоббему по сей день упоминают рядом с его учителем Рейсдалом, который свою славу все же заслужил. В заключение я могу сказать лишь одно слово: «У-ДИ-ВИ-ТЕЛЬ-НО!»

One thought on “Хоббема или о Всеобщем восхищении”

Leave a Reply

Fill in your details below or click an icon to log in:

WordPress.com Logo

You are commenting using your WordPress.com account. Log Out /  Change )

Twitter picture

You are commenting using your Twitter account. Log Out /  Change )

Facebook photo

You are commenting using your Facebook account. Log Out /  Change )

Connecting to %s

%d bloggers like this: