Копии

Копии заслуживают большого, специального исследования, которое покуда никем не написано. Потому сначала будет несколько общеизвестных слов, а потом я расскажу только об ОДНОЙ картине и нескольких (не всех) ее копиях 17, 18 и 19 века.

Копии маслом 17 века

Часто копии делались для массовой продажи по самым низким ценам. Торговцы живописью платили посредственное жалованье посредственным ремесленникам и те по мере возникновения коммерческой надобности изготавливали при помощи кальки бесчисленное количество стандартных изображений одинакового размера. В первой половине 17 века во множестве копировались исторические картины, самый тогда популярный жанр. Несколько таких картин-близнецов с «Иосифом, продающим зерно» я приводил в главе об исторической живописи. Когда же во второй половине века публика полюбила пейзажи и жанровые сцены, то стали тиражировать изображения бурно бегущих потоков, служанок на овощном рынке и отшельников в гроте.

Иногда те же самые торговцы заказывали своим рабочим копии дорогих, трудно продававшихся работ известных мастеров и дешево сбывали эти подражания.

В 17 веке в мастерских дорогих, серьезных живописцев тоже делались копии: ученики учились, копируя работы наставника. Если получалось хорошо, те штудии иногда продавали, но не слишком часто. Сохранилось много повторений картин Рембрандта, внимания им искусствоведы уделяли чуть больше, но в детали не вникали, а записывали их как раз в категорию «сделано учениками».

Бывало, что сами живописцы изготавливали по несколько вариантов своих удачных работ (Терборх) или просто устойчиво продающихся картин (о копиях-вариантах ван Гойена я рассказывал тут).

Копировались портреты штатгальтеров. Так в учреждениях власти, которые дружили с Оранскими, вешали портрет тогдашнего Ленина, то есть кого-нибудь из принцев. Идентичных этих портретов с начальниками понаделали столько, что и по сей день их можно купить дешево, не продавая фамильное серебро.

Почему нужны были копии с других портретов, часто приходится гадать. Вот несколько старых копий с портрета неизвестного мужчины в латах, все изображения кисти неизвестных, но профессиональных художников. Встречается этот мужественный герой на аукционах, у торговцев стариной и на сайтах по продаже всего (на немецком сайте за № 2 просят 300 евро).

Но зачем они все понадобились когда-то? Ну бравый, ну в доспехах, ну с бантиками… Но зачем столько?

№ 1 Неизвестный Портрет неизвестного год неизвестен, местонахождение неизвестно, 46.5х36 см.
001

№ 2 Неизвестный Портрет неизвестного год неизвестен, местонахождение неизвестно, 55х42 см.
002

№ 3 Неизвестный Портрет неизвестного год неизвестен, местонахождение неизвестно, неизвестных размеров.
003

№ 4 Неизвестный Портрет неизвестного год неизвестен, местонахождение неизвестно, 65х55 см.
004

№ 5 Неизвестный Портрет неизвестного год неизвестен, местонахождение неизвестно, 49х42.7 см.
005

Причина появления такого множества красавцев-рыцарей скрыта от нас. Можно лишь строить предположения. Например, вспомнить портреты Германа Домера и Бертье Мартенс (жены Домера)  кисти Рембрандта. Картины были завещаны сыну, Ламберту Домеру, с условием, что тот обеспечит своих братьев и сестер копиями родительских портретов. Ламберт Домер (художник и ученик Рембрандта) сам исполнил одну пару портретов, кроме того сохранилась еще одна копия кисти другого художника.

№ 6 Рембрандт Портрет Германа Домера 1640, Метрополитен, Нью-Йорк, 75.2х55.2 см.
006

№ 7 Ламберт Домер Портрет Германа Домера 1644, Devonshire Collection, Chatsworth, 65х54 см.
007

Тут понятно, что портреты были вроде фотографий из семейного альбома, что Герману Домеру и Бертье Мартенс было важно, чтобы у всех потомков хранилось их изображения. Видно, что оригинал ценился больше копий, но не намного.

Вообще же вопросов без ответа не счесть. Например, почему с некоторых автопортретов Рембрандта написано много копий, а с некоторых ни одной. Причем копии старые и такого хорошего качества, что специалисты, споря о них, часто меняют авторство – то у них копия становится оригиналом, то оригинал копией. Непонятно, кто и зачем заказывал такие картины в то время, когда можно было купить оригиналы, неизвестно, где они висели, сколько стоили, ценились ли.

Встречаются странные утверждения: в литературе пишут, что иногда картины копировали, ибо оригиналы уже долго находились заграницей и потому были недоступны для любителей искусств. Мне же непонятно. Никакого художника никогда не откомандировывали в Англию или куда угодно специально для копирования. Для создания хорошего списка с картины нужно иметь длительный доступ к оригиналу, что не так уж и легко, ведь если кто-то владел картиной, то ее копия ему обычно была не нужна. Неясно еще, почему искусство, висевшее в частных коллекциях знатнейших и богатейших голландских семей, считалось доступным, даже если оно было за стенами и замками.

Но стоит ли заниматься всеми этими незначительными вопросами, выяснять, как и кто скопировал какую-то жанровую сценку и куда ее повесил? Если мы говорим об истории живописи, то мы даже обязаны это делать. Интересно разобраться с открытостью/закрытостью коллекций для публики, с тем, как голландцы понимали оригинальность, плагиат и подделки, всегда занимает слепота публики, которая в погоне за модой готова была на любой самообман, лишь бы можно было похвастаться обладанием картины Доу или Кейпа (о том, как за Кейпа выдавали самые неудобоваримые полотна, я немного писал тут).

Внимания этим дешевым копиям ученые почти не уделяют. Даже в «Проекте Рембрандт», где о копиях говорят, им уделяется мало места, ими не особо интересуются, не пишут о времени их создания. Не выдвигается никаких предположений, для чего и кого они были написаны. Почти все картины-копии там лишь упоминаются.

Пренебрежение такое прискорбно и непростительно. Дешевая однотипная живопись иногда лучше дорогой показывает, что именно нравилось публике, выявляет общие места и банальные приемы живописных направлений, помогает понять, чем новшества хороших художников отличались от серой массы, чем мастера поражали и притягивали. Как нельзя судить о истории автомобилестроения лишь по Ламборгини и Лотусам, а нужно смотреть и на Фиаты, и на Юго, так и с живописью.

Копии маслом 18 века

В 18 веке положение дел изменилось, именно тогда начал складываться образ «золотого века» голландской живописи, а любителям искусств захотелось картин знаменитых художников. Оригиналов стало не хватать, потому делались копии и просто писались картины в духе 17 века.

Представления о золотом веке были во многом сформированы корпусом именно этих обезьянничающих работ (напомню, что цветных фотографий, научных каталогов и поиска изображений в Гугле еще не существовало). Герард Доу, Франс Миерис, Схалкен и другие не сохранили бы своей славы (и стоимости) без сотен однотипно написанных картин 18 века со всеми этими дамами, пишущими письма, фигурами в окошках, музицированием и ночными сценами.

Копий стало бесконечно много, хорошие и тщательные продавались дорого, благодаря им слава гениев росла и цвела, во многом так и создавался канон голландской живописи. Тогда же стали особенно популярны и ночные сцены, вроде картины, речь о которой пойдет ниже.

Разбираться с копиями 17 и 18 века сейчас непросто, подавляющее их большинство не имеет ни провенанса, ни даты, даже если они хорошего качества. Обычно современные ученые не берутся за исследования дешевых подражаний, списков, вариций, дубликатов. Одно из блистательных исключений это каталог Геррита Доу, написанный Рони Байер. Она отсеяла сотни старых и не очень старых повторений и работ во вкусе Доу, и осталась всего со 126 оригиналами художника.

Считается, что мода на недавних и ставших уже классиками мастеров не дала в 18 веке развиваться оригинальной голландской живописи, все силы уходили на изготовление картин по известным образцам. На мой взгляд сама эта тема – гибель искусства и художественной школы – одна из самых интересных. Но она находится вне временного промежутка, о котором эти заметки.

Картина

Тут я расскажу об одной картине и ее копиях. Картина Рубенса, вот она, недавно купленная (за 2.469.600 фунтов в 2004 году), висит в Гааге, в Маурицхейсе.

№ 8 Рубенс Старуха и мальчик со свечой между 1616 и 1617, Маурицхейс, Гаага, 79х64 см.
008

Писать оригинально было муторно и обременительно даже для знаменитых художников. (Как это не похоже на современных хороших мастеров!) Оттого у Рубенса постоянные перепевы, он однажды найденное, изображенное, нарисованное использовал многократно. Со старухой, ночью и мальчиком есть еще одна картина, почти такая же. Сейчас она в Дрездене.

№ 9 Рубенс Старуха с жаровней между 1616 и 1618, Галерея старых мастеров, Дрезден, 116х92 см.
009

Потом ту же самую старуху, которая, по его мнению, подходила для изображения в искусственном освещении, он написал еще в «Юдифи» из музея Брауншвейга и в несохранившейся «Саломее», две эти композиции опять-таки необычайно похожи одна на другую. Так как и в «Саломее», и в «Юдифи» надо было написать женщину, держащую в руках отрубленную голову, то придумывать каждый раз оригинальную композицию было бы расточительством. Все картины созданы приблизительно в одно и то же время. Основы их составлены из большого количества дубовых досок, скрепленных вместе.

Гаагскую «Старуху со свечой» немедленно стали копировать, вот одна из двух ранних копий.

№ 10 Неизвестный художник Копия с картины Рубенса «Старуха и мальчик со свечой» ранний 17 век – середина 17 века, Mount Holyoke, Massachusetts, College Art Museum, США, 103.5х87.9 см.
All Reproduction Rights Are Reserved And Restricted

Тут виден истинный размер оригинала Рубенса, оказывается, картина из Маурицхейса обрезана (ну, скажем так: почти наверняка обрезана). Композиция, где фигуры изображены целиком, естественнее для начала 17 века. Когда где-то вдруг нету локтя или, например, логического завершения складок, то, скорее всего, холст или панель были укорочены.

И тут понятна важность копий. Очень часто именно копии дают нам представление о первоначальном виде покалеченной картины. Немалое количество важных картин прошлого мы знаем только по копиям.

Вторая копия картины из Маурицхейса находится в Кельне (Kunstgewerbe Museum, 111.2х82 см.) и была мне недоступна, единственный раз ее выставляли в 1963 году и она вошла в каталог экспозиции. Судя по высоте и ширине, кельнская тоже была полноразмерной.

Есть еще одна копия, не знаю, какого времени. Если в позднейшей живописной штамповке с Рубенса оригинальный цвет картины и многие детали были копиистам неведомы, потому что копировали они с офорта и должны были выдумывать свои цвета, то здесь юбка синяя, а рубаха красная, видная в вырезе, как и у Рубенса. То есть копировали с оригинальной картины, хотя могли сделать копию и поздно, даже в 19 веке. Дата копии мне неизвестна.

№ 11 Неизвестный художник Копия с картины Рубенса «Старуха и мальчик со свечой» ? век, частная коллекция, 92.7х73.6 см.
011

Существуют, по крайней мере, еще две картины, изображающие ту же самую старую женщину со свечой, но без мальчика. Первая в далекой Италии признана картиной из мастерской Рубенса. Я сомневаюсь, потому что совсем плохая живопись, хоть и не с офорта сделанная, а с картины (снова правильные цвета одежды и зеркально не развернута).

№ 12 Неизвестный художник Копия-вариант с картины Рубенса «Старуха и мальчик со свечой» 17 век (?), Palazzo Confalonieri, Милан, 76х61 см.
012

Другая такая же старушка без мальчика была продана на аукционе в 1992 году.

№ 13 Неизвестный художник Копия-вариант с картины Рубенса «Старуха и мальчик со свечой» ? век, частная коллекция, 99.1х81.3 см.
013

Так как ниже будет слишком много плохих и скучных копий, то впору спросить: почему они важны, зачем им уделять внимание? Важны для многого. К примеру, можно понять, что притягивало современников в картине Рубенса. Почти во всех старых копиях пламя свечи за безымянным пальцем старушки показано и под, и над ним, как видно тут на фрагменте.

№ 8 а фрагмент.
008 a

Копиисты делали иногда кривые фигуры и искареженные лица, руки они рисовали плохо и без понятия, складки у них неестественны, все перевирается, но еле заметная верхушка пламени над безымянным пальцем оставалась незыблема. Вот оно режиссерское решение, которое так ценилось тогда и замечалось подражателями и любителями искусства. Вернее было бы именовать картину Рубенса не «Старушкой с мальчиком», а «Пламенем между пальцами».

Можно еще посмотреть, какую степень зализанности хотели достичь неумелые копиисты и сравнить, как относился к гладкости сам Рубенс, когда писал для самого себя (считается, что картина написана Рубенсом не на продажу). Рубенс к гладкости не стремился. На фрагменте видно, как коричневый грунт проступает повсюду, как художник не считает должным его закрасить, а первоначальный набросок руки тоже еле замазан. Копиисты же вытюкивают поверхность старательно.

Офорты

Слава к художникам не приходит сама, для того нужны большие усилия, вложения денег и постоянная забота. Одним из верных способов саморекламы и заработка были офорты. Если Рембрандту хотелось делать офорты самому, то Рубенс творчеством почти никогда особо не интересовался и постоянно заказывал офорты с картин своим многочисленным рабочим.

Однако же есть мнение (оспариваемое), что как раз со «Старухи и мальчика со свечой» Рубенс сам сделал офорт. Сделал несколько неумело, а потому его впоследствии улучшил Paulus Pontius. Вот этот лист со старушкой. Так как это гравюра, то ее отпечаток зеркально перевернут.

№ 14 Рубенс Старуха и мальчик со свечой межу 1620 и 1630, Британский музей, Лондон, 24.4х19.5 см.
014

Датировка офорта плавает, самая ранняя из возможных на несколько лет старше самой картины, офорт копирует не большую композиции (№ 10), а малую (№ 8). Стало быть, панель обрезали всего через несколько лет после создания.

А вот тот же офорт, но уже подписанный и отретушированный Паулусом Понтиусом (Paulus Pontius), который в числе многих работал на мастерскую Рубенса. (Несмотря на подпись, атрибуция не бесспорна, офорт иногда приписывают Boetius à Bolswert и Lucas Vorsterman.)

№ 15 Рубенс, отретушированный Понтиусом Старуха и мальчик со свечой межу 1620 и 1630, Британский музей, Лондон, 24.8х20 см.
015

Автор следующего и позднего офорта неизвестен. Хорошо продающийся товар выпускается бесконечно и самыми разными производителями, старушка оказалась как раз такой. Зеркальное отражение оригинала, значит, гравировали с самой картины.

№ 16 Неизвестный художник Офорт с картины Рубенса «Старуха и мальчик со свечой» межу 1650 и 1700, Метрополитен, Нью-Йорк, 25.4х19.9 см.
016

Тут граверы, гравировавшие с картины ((№ 8) заканчиваются и начинаются те, кто делали свои офорты с офорта Понтиуса-Рубенса (№ 15). Pieter Soutman, голландский ученик Рубенса, использовал гравюру своего бывшего учителя. Тут уже зеркальное отображение офорта.

№ 17 Pieter Soutman Копия с офорта Рубенса «Старуха и мальчик со свечой» межу 1620 и 1657, Британский музей, Лондон, 24.4х19.5 см.
017

В 1646 году в Риге Jakob Stahl выполнил свою копию и тоже по офорту.

№ 18 Jakob Stahl Копия с офорта Рубенса «Старуха и мальчик со свечой» 1646, Британский музей, Лондон, 24.4х20.3 см.
018

Делались не только офорты, но и меццо-тинто. Для ночных сцен меццо-тинто подходило особенно, ведь там надо было изображать лишь светлые места, а печатная доска изначально печатала черный цвет. Вот лист, исполненный французским гравером Jacques Meheux.

№ 19 Jacques Meheux Копия с офорта Рубенса «Старуха и мальчик со свечой» межу 1680 и 1699, Британский музей, Лондон, 23х21.7 см.
019

Не бездействовали и английские копиисты, вот еще одно позднее меццо-тинто.

№ 20 Joshua London Копия с офорта Рубенса «Старуха и мальчик со свечой» межу 1680 и 1720, Британский музей, Лондон, 21.2х15.7 см.
020

Иногда копии делались вольно, и фигуры с мотивами, изобретенные когда-то художником, включались в похожие, но иные композиции. Willem Panneels из Антверпена (работал на мастерскую Рубенса) ввел в сцену человеческий скелет, изменил мальчика и старушку. Тут странно, что Panneels, который был хоть и не гений, но профессионал, в этом листе абсолютно беспомощен. Хотя офорт и подписан, но с трудом верится в его авторство.

№ 21 Willem Panneels Копия по мотивам офорта Рубенса «Старуха и мальчик со свечой» 1631, Британский музей, Лондон, 23.8х16.8 см.
021

Следующим будет не офорт, но рисунок с офорта Понтиуса (№ 15). Сделан в Италии через девяносто лет после картины Рубенса. Рисунок пером, имитирующий гравюру.

№ 22 Raimondo della Croce Рисунок с офорта с картины Рубенса «Старуха и мальчик со свечой» 1706, Gabinetto Disegni e Stampe degli Uffizi, Флоренция, 25.9х19.7 см.
022

Копии масляными красками

В этой главе будут плохие живописные копии. Они делались не для коллекционеров и не для образованных ценителей искусства, это халтура и дешевка, самый нижний сегмент рынка.

По количеству сохранившихся холстов и панелей можно судить, как 300 лет тому назад жаждали изображений, платили за них и получали сообразно плате. Все эти старушки написаны не любителями, решившими скопировать и поучиться у Рубенса, а бедолагами-художниками, которые штамповкой зарабатывали себе на хлеб. На старушек был постоянный спрос. Совпадение или нет, но по количеству копий с картин Рембрандта одно из первых мест держит так называемый «Портрет матери» из Маурицхейса (потом выяснили, что то вовсе не мать художника и что в Гааге вовсе не оригинал Рембрандта, а копия). Тоже ведь старушка. Старички Рембрандта, например «Петр в темнице»,  тоже были в ходу у копиистов.

Почему старушки? Цель художника и вожделение любителя живописи лучше всего описать словами Гоголя из «Портрета»: «Ах, мужичок! Lise, Lise, мужичок в русской рубашке! смотри: мужичок!» На картинах вместо мужичка появились старушка и мальчик, которого иногда, правда, называют девочкой, но это в том случае, если копиист сумел передать особенную миловидность.

Первая картина из Польши, в музее она как копия с Рубенса, на самом деле это чуть увеличенный офорт Понтиуса, исполненный масляными красками. Очень низкое качество рисунка и живописи. Борясь с порожней тарой, копиист наполнил корзинку куриными яйцами, а еще добавил стол, чтобы не оттягивало руку. Хотя некоторые детали чуть вернее, чем в последующих копиях (синяя юбка), но всё остальное переврано. Ясно, что оригинал был автору неизвестен. Даты у картины нет и не будет.

№ 23 Неизвестный художник Копия с офорта с картины Рубенса «Старуха и мальчик со свечой» 17 век (?), Muzeum Narodowe, Варшава, 31х24 см.
023

А сейчас пойдут блины похожего размера, испеченные во множестве, все приблизительно сорок на тридцать сантиметров, все сделанные с Понтиуса и хранящиеся в запасниках музеев и в небогатых частных коллекциях. Большинство этих картин считалось (а на аукционах и по сей день считается) копиями с лейденского искусного живописца Готфрида Схалкена. Как это случилось, я расскажу ниже.

О том, что это разные картины (репродукции их очень похожи), а не одна и та же, многократно перепроданная на аукционах, говорят сантиметры и миллиметры, которыми размеры одной отличаются от размеров других копий. Правда, работники аукционов (да иногда и музеев) часто торопятся или линейки у них порченные, а потому нельзя никогда быть полностью уверенным, что высота и ширина указаны правильно. Ответственный историк искусства, составляющий каталог, измеряет каждую картину сам. В данном случае мне приходится верить аукционам, измерить самому не было никакой возможности.

Хочу отметить одну особенность всех этих копий. Абсолютно ясно, что картины эти писали разные… трудно назвать их «художниками»… разные люди и в разное время. Источником их вдохновения и моделью, которую они использовали в производстве, был один и тот же черно-белый офорт Понтиуса (№ 15). Везде на этих копиях одежда старухи, состоящая у Рубенса из рубахи, поддевки и юбки, неизменно превратилась в безрукавное платье зеленого цета (везде зеленого цвета!) и рубаху под платьем. Размеры большинства картин похожи, это 40 на 30 сантиметров. Отсюда почти наверняка следует, что все картины были изготовлены на небольшом производстве какого-нибудь скромного торговца прекрасным. Продавец хранил образец, а рабочие писали старушку с мальчиком.

№ 24 Неизвестный художник Копия с офорта с картины Рубенса «Старуха и мальчик со свечой» 17 век (?), Королевский музей изящных искусств, Брюссель, 39×32.3 см.
024

№ 25 Неизвестный художник Копия с офорта с картины Рубенса «Старуха и мальчик со свечой» 17 век (?), Victoria Art Gallery, Bath, Англия, 43.3х31.3 см.
025

№ 26 Неизвестный художник Копия с офорта с картины Рубенса «Старуха и мальчик со свечой» 17 век (?), Shipley Art Gallery, Gateshead, Англия, 40.5х30.2 см.
026

№ 27 Неизвестный художник Копия с офорта с картины Рубенса «Старуха и мальчик со свечой» ? век, частная коллекция, 38х29.5 см.
027

№ 28 Неизвестный художник Копия с офорта с картины Рубенса «Старуха и мальчик со свечой» ? век, частная коллекция, 40.8х30 см.
028

№ 29 Неизвестный художник Копия с офорта с картины Рубенса «Старуха и мальчик со свечой» ? век, частная коллекция, 44х34 см.
029

Следующая копия другого, меньшего, размера, но старуха та же зеленая. Писали ее с одной из картин вышеприведенной серии.

№ 30 Неизвестный художник Копия с офорта с картины Рубенса «Старуха и мальчик со свечой» ? век, частная коллекция, 28 x 22.5 см.
030

Есть еще копии с Понтиуса, так на Кристис в 1997 году продали картину, размером, не похожим на все предыдущие: 23.8х19.5 см. Так как копия была в раме 17 века, то возможно, что и ее написали в 17 веке. Где сейчас эта работа, неизвестно. Наверняка есть и еще картины, до аукционов не дошедшие.

У следующей копии даже есть автор, немецкий художник 18 века, Иоганн Траутманн (Johann Georg Trautmann 1713–1769). Автор… Хм… Все же не надо принимать эту атрибуцию (данную аукционом Hampel) всерьез. Траутман писал иногда ночные сцены с сильными пожарами (пожар Трои, разрушение Содома), вот ему и приписали заодно камерную ночную сцену с пламенем свечи. Подписи или провенанса, которые бы доказвали авторство, конечно, нет. Тут то же самое зеленое платье.

№ 31 Приписывается Иоганну Траутманну Копия с офорта с картины Рубенса «Старуха и мальчик со свечой» 18 век, частная коллекция, 37 x 27 cm.
Johann_Georg_Trautmann_(attr)_Alte_Frau_mit_Knaben_bei_Kerzenlicht

В музеях, где хранятся некоторые вышеприведенные картины, пишут обычно, что они созданы в 17 веке, на самом деле большинство их появилось на сто лет позже. Хотя заметки мои лишь о 17 веке, привести эти копии было необходимо.

Тут интересны несколько вещей: неотличимость копий 17 и 18 века, копирование художниками одного и того же (сюжета, мотива), готовность покупать такого рода картины. Двести пятьдесят лет большинство картин этих считалось типичным 17 веком.

Вот копии 19 века. По крайней мере, так было указано в аукционных каталогах. Платье по-прежнему зеленеет, а юбка по-прежнему заменена платьем.

№ 32 Неизвестный художник Копия с офорта с картины Рубенса «Старуха и мальчик со свечой» 19 век, частная коллекция, 39х29 см.
032

№ 33 Неизвестный художник Копия с офорта с картины Рубенса «Старуха и мальчик со свечой» 19 век, частная коллекция, 25.5х20 см.
033

Копии ужасные и кошмарные

Отдаляясь по времени от подлинника, радиосвязь теряется, старухи и мальчики со свечами становятся полным безобразием, деформируются, меняют свои размеры и пытаются продаться на современных аукционах всего за пару сотен евро. Зеленое платье исчезает. Вот эти непрофессиональные и ужасные копии без году без племени.

№ 34 Неизвестный художник Картина по мотивам офорта с картины Рубенса «Старуха и мальчик со свечой» ? век, частная коллекция, 50х40 см.
034

№ 35 Неизвестный художник Картина по мотивам офорта с картины Рубенса «Старуха и мальчик со свечой» ? век, частная коллекция, 25.5х20 см.
035

№ 36 Неизвестный художник Картина по мотивам офорта с картины Рубенса «Старуха и мальчик со свечой» ? век, частная коллекция, 86х68 см.
036

№ 37 Неизвестный художник Картина по мотивам офорта с картины Рубенса «Старуха и мальчик со свечой» ? век, частная коллекция, 85.5х73.5 см.
037

Иногда покупатели завещают подобное музею и оно остается там. Кураторы таким добром не интересуются и оставляют смешные атрибуции обанутого коллекционера. № 38 в музее указана как оригинал Схалкена.

№ 38 Неизвестный художник Картина по мотивам офорта с картины Рубенса «Старуха и мальчик со свечой» ? век, Figge art museum, Девенпорт, Айова, размера на сайте музея нет.
038

№ 39 Неизвестный художник Картина по мотивам офорта с картины Рубенса «Старуха и мальчик со свечой» ? век, National Trust for Scotland, Leith Hall Garden & Estate Huntly, 27.2х22.3 см.
Pontius, Paulus, 1603-1658; Old Woman and Boy with Candles

Копия со Схалкена

Одну из таких живописных копий с Понтиуса во второй половине 17 века продали в Англии некоему Джорджу Робертсу. Дилер, как обычно, должен был покупателя обмануть, безымянную картину расхвалить и автора ей найти. Это было просто. Самыми знаменитыми художниками, писавшими фигуры в свете свечи, были Хонтхорст, Латур и Схалкен. Продавец дешевой поделки объявил автором Схалкена.

Годфрид Схалкен (Godfried Schalcken 1643–1706) был учеником Герарда Доу, такой картины никогда не писал, а приписали ему ее из-за сюжета, из-за мотива, так как у него на самом деле много картин с ночным освещением и свечой и даже парами со свечой (я покажу их ниже).

Какая то была картина, сохранилась ли она, нам точно неизвестно, несомненно, что копия с офорта. Вскоре с этой живописной копии Фрэнсисом Витли (Francis Wheatley) была изготовлена гравюра, где черным по белому стояло, что она исполнена с картины Схалкена из собрания Робертса. Так как оттиск зеркально отражает оригинал, то теперь офорт стал даже повторять композицию Рубенса.

№ 40 Фрэнсис Витли Офорт с картины с офорта с картины Рубенса «Старуха и мальчик со свечой» ок. 1760-е или 1770-е годы, Британский музей, Лондон, 32.4х23 см.
040

Офорт Витли тоже копировали. По крайней мере, один раз (№ 41). Я благодарен этой копии хотя бы за то, что я смог дать ей такое замысловатое название!

№ 41 Неизвестный художник Картина с офорта с картины с офорта с картины Рубенса «Старуха и мальчик со свечой» ? век, частное собрание, 36.8х44.5 см.
041

Гравюра с упоминанием Схалкена стала причиной неразберихи, которая продолжается (особенно на аукционах) и до сих пор. Все живописные копии с Понтиуса стали считаться копиями с картины Готфрида Схалкена, да и сейчас провинциальные музеи иногда называют свою старушку картиной круга (последователя) Схалкена. В музее же Фигги в загадочной Айове и доныне заявляют, что именно у них (№ 38) находится оригинал (!) Схалкена. Все эти бредовые измышления были устоявшейся правдою еще в 1988 году, когда Thierry Beherman, выпустивший серьезный (хм…) каталог Схалкена, разобрался с копиями, определив за подлинник Готфрида Схалкена варшавскую картину (№ 23), ни оригинала, ни фотографий которой он никогда не видел, но зато слышал о ней много хорошего. Ну и как после этого верить таким каталогам?!

Хотя Схалкен когда-то и стал популярен из-за гравюр (меццо-тинто Николаса Верколье), но к нашим старушкам он не имеет ни малейшего отношения. Лишь в самом конце 20 века стали слышны трезвые голоса, утверждавшие, что история со Схалкеном, копирующим Рубенса, это чистый вымысел.

Словом, офорты важны, но не надо верить им абсолютно: на бумаге можно выгравировать все что угодно, бумага стерпит.

В оправдание искусствоведов

Было бы нечестно не привести две картины Схалкена, похожих на «Старушку». Возможно, из-за них атрибуция и оставалась неверной так долго. Кроме того любопытно посмотреть, как найденный Рубенсом мотив используется другим художником без особых угрызений совести.

Первая картина из того же самого музея, где хранится № 24.

№ 42 Годфрид Схалкен Молодой человек ест кашу между 1692 и 1698, Королевский музей изящных искусств, Брюссель, 76×63 см.
042

Есть немало (и весьма немало) копий и с этой картины (и офорт тоже).

А вот еще одна ночная сцена с двумя фигурами из мюнхенской Старой пинакотеки.

№ 43 Годфрид Схалкен Мальчик пытается задуть свечу девушки между 1699 и 1706, Старая пинакотека, Мюнхен, 80×64.8 см.
043

Количество копий этой картины тоже очень велико и офорт тоже есть.

Несколько слов в заключение

Целью этой главы было показать МНОГО копий, что я и сделал, напоследок, однако, надо сказать еще несколько слов. Копиями любоваться трудно, они обычно неинтересны. Правда, слишком восторженный любитель прекрасного получает удовольствие и от них. К примеру «Портрет Женщины в тюрбане» (так называемая «Сестра Рембрандта») кисти Рембрандта сотню лет считался оригиналом и все это время им усиленно любовались.

№ 44 Неизвестный художник Сестра Рембрандта между 1660 и 1669, Cantor Arts Center, Stanford university, USA, 50.2х38.7 см.
044

Любовались строго до появления в начале 20 века оригинала этого портрета (сейчас вроде бы в Лос-Анжелесе, хотя мне и не удалось найти упоминаний о нем). Теперь уже восхищались новонайденным шедевром, что продолжалось до 1969 года, когда решили, что этот тоже копия, а оригинал утерян.

№ 45 Неизвестный художник Портрет женщины с книгой 1630-е гг., Лос-Анжелес (?), 67х52.7 см.
045

Однако же портрет кисти Рембрандта, скорее всего существовал. И копии это то, что от него осталось.

Копии незаменимы для изучения вкуса публики, хотелось бы разобраться, почему некоторые сюжеты становятся очень популярными, а какие-то никого не привлекают. Мы можем понять, на что обращали внимание, рассматривая живопись. Пример с язычком пламени свечи за пальцами старушки весьма показателен. Копии помогают выявлять приемы художественнной школы, они важны для осознания особенностей стиля.

Чтобы понять, чем отличается искусство от неискусства (от копий), нужно это неискусство изучать. Конфуз со Схалкеном и атрибуцией «Старушки» произошел потому, что о месте копий в голландском искусстве историки искусств не имели ясного представления. Они не чувствовали, например, разницу в качестве, не были профессионально подготовлены, не обладали теорией, а потому и посчитали картину из Варшавы (№ 23) оригиналом. Да и описаны копии на редкость неполно.

У копий есть определенные особенности, обычно это поплывший рисунок. Копиист чаще всего не понимал, что художник хотел изобразить. Часто пальцы, руки, всё, что построено логично и по законам, от копииста ускользало, и вот фаланги пальцев превращались в бесформенные колбаски, нос отклонялся чуть в сторону, а глазные яблоки немного промазывали мимо глазниц. Человеку никогда не рисовавшему (то есть искусствоведу) заметить это не всегда просто. А еще, когда становится понятным количество плохого искусства, понимаешь, каковы заслуги серьезных, профессиональных и хороших художников.

Копии это неисследованная часть голландской живописи. Поэтому эта глава и получилась короткая и с одним подробным примером.

3 thoughts on “Копии”

  1. Даже представить себе не могла такого грандиозного флешмоба со старушками!
    Их отражения в кривых зеркалах будут сниться мне ночью.
    Спасибо. Очень полезно, интересно и неожиданно.

    Like

Leave a Reply

Fill in your details below or click an icon to log in:

WordPress.com Logo

You are commenting using your WordPress.com account. Log Out /  Change )

Twitter picture

You are commenting using your Twitter account. Log Out /  Change )

Facebook photo

You are commenting using your Facebook account. Log Out /  Change )

Connecting to %s

%d bloggers like this: