Десятки Тысяч Картин без Автора

Картины без авторов, даты и страны для истории искусств бесполезны, потому что сказать о них нечего. Рассказу об искусстве нужны факты. В том самым верным помощником будут научные каталоги. Предполагается, что специалист, много лет занятый одним художником и каталог составивший, изучил все картины живописца до малейшего мазка и штришка, что он не заинтересован финансово (да и верно – какая возможна прибыль, когда пять или даже десять лет пишут одну книгу?), что карьера ученого поставлена тут на карту. Не так солидны, как каталог, но важны необычайно научные статьи в правильных журналах. Далее по убывающей идут информация из больших музеев, потом каталог и экспозиция серьезной выставки (готовится такая несколько лет), следом будет материал из далекого музея со скудным бюджетом. Наименее достоверны утверждения аукционов, но совсем игнорировать их нельзя. Чтобы войти в историю искусств, картине иногда приходится пройти через несколько таких ступеней признания. В этой главе я расскажу про массу безымянных работ, которые в большинстве своем пока не стали нетленным искусством.

Между тем, нетленного не бывает, оно плод наших фантазий и божественным только кажется, ибо к древним вещицам можно отнестись по-разному. В антикварных горы их навалены. Люди, усталые и озабоченные, туда не забредают, думают, что там сокровища «не про нашу честь». Некоторые же, покуда бодрые и с деньгами, в тех магазинах роются и, счастливые, домой тащат покупочку. Бывает на свете еще и та скучная публика, которая недоумевает, зачем весь этот мусор нужен. Живопись и есть тот самый антиквариат.

Многие десятки холстов и панелей появляются откуда-то на аукционах, жучки и специалисты пытаются их продать, кричат в надежде на бодрых и богатых, что вот оно искусство, прекрасное, важное, достойное, в конце концов. Большей частью к картинам высокие слова не липнут, в каталоги и статьи их не берут, а покупают неведомые мужчины и для неведомых целей. Однако без рассказа о том, как и откуда прибывают картины на стены музеев и в статьи-книг, историю живописи не понять. Часто необоснованные и поверхностные суждения становятся важными фактами, а потом привычка и инерция делают свое дело.

В этой главе я сначала покажу картины с недавних аукционов и расскажу о некоторых из них, потом на одном примере продемонстрирую, как иногда безо всяких оснований картине присваивают автора. Расскажу еще, как разномастные картины только лишь из-за сюжета приписывали столетиями одному художнику. Потом ученые все же одумались, и сразу картины «музейного уровня» лишились важности и переехали в запасники. В заключение приведу пример сомнительной работы, которой удалось пробраться в литературу и в большой, серьезный музей.

Милости просим на нашу распродажу

Вот холсты и панели, надерганные мной с нескольких аукционов: темная масса живописи, сначала безымянная и в книгу жизни не занесенная. Картины на № 1 и № 2 даются в одном и том же масштабе. Читатели приглашаются покупать предлагаемые сокровища!

№ 1
001

№ 2
002
Картин, подобных этим, на аукционах не сотни, а тысячи. И все они были объявлены как оригинальная голландская живопись 17 века. Верно ли? Голландская? Семнадцатого? Оригинальная? Хм… это и есть моя тема.

Описывать каждую из этих картин будет десять часов чтения, потому лишь бегло про некоторые.

Пример порядочного подхода к атрибуциям.

1) «Молодая пастушка» (№ 3) без подписи была признана картиной Яна ван Байлерта (Jan van Bijlert 1597-1671) и продана на (11.12.2018) за 5.000 евро на аукционе Dorotheum. До того «Пастушка» была никому не известна, ни в какой литературе не упоминалась, а пылилась где-то в Бельгии. Авторство установил составитель каталога ван Байлерта и его главный знаток Paul Huys Janssen. Янсен самолично поспешил исследовать саму панель, фотографии ему было недостаточно. Это пример правильной, культурной атрибуции, пусть картина и смехотворна (хорошие однофигурные композиции ван Байлерта могут уйти за 10, 20, 50 тысяч евро).

№ 3 Ян ван Байлерт Молодая пастушка частная коллекция, 55х44 см.
003

2) Подлинность «Натюрморта» (№ 4) Яна де Хема (Jan Davidsz. de Heem 1606–1683/84) была удостверена Фредом Мейером, главным по Хему специалистом, автором каталога художника (вышел в 2016 году). На аукционе Доротеум (21.4.2015), картина была продана за 149.400 евро. Сама картина известна с 1970 года, была сначала продана как картина анонима, но вскоре в авторы предложили Хема (тем более что сохранилась часть подписи), после атрибуции Мейера никаких сомнений не осталось.

№ 4 Ян де Хем Натюрморт 1632, частная коллекция, 75х57 см.
004

Несколько картин, которым не старались придумать автора.

1) «Бедные родители, богатые дети» (№ 5), которым никто и не пытался подобрать художника. Ибо то ранняя голландская живопись, еще не развитая, слабее изученная, не такая желанная. Продана на аукционе Bonhams (24.10.2018) за 6.568 евро, не слишком и дорого, а между тем работа важная. И в литературе упоминается, и одна из целого ряда картин на эту тему (интересно по ним сравнивать развитие голландской живописи), картина с моралью, что для голландцев редко (да, я знаю про нынешний консенсус, что вся голландская живопись нравоучительна).

№ 5 Неизвестный художник голландской школы Бедные родители, богатые дети 1604, частная коллекция, 57.5х95.5 см.
005

2) «Мыльные пузыри» (№ 6), типичный ванитас, где о бренности жизни говорят песочные часы, череп и сами пузыри, потому что человек хрупок и исчезает без следа, как мыльный пузырь. Тут автора тоже не стали искать и правильно сделали, потому что очень плохо нарисовано, это не оригинальная живопись, а копия с какой-то другой работы, по кальке неумелый копиист старался воспроизвести оригинал, но глаза, пальцы, череп, складки, даже простые песочные часы деформировались и кажутся сделанными из войлока. Дешевая картина для небогатых, имитирует приличную живопись. Имитация была благосклонно принята и нашими современниками: на аукционе Tajan (16.12.2016) «Мыльные пузыри» продали за 6.500 евро. Голландская ли? Откуда дата? Ответа не дам. Как можно так точно датировать копию, я не представляю.

№ 6 Неизвестный художник голландской школы Мыльные пузыри ок. 1630, частная коллекция, 64х57.5 см.
006

3) «Св. Антоний-отшельник» (№ 7). Не совсем стандартная по композиции картина в плохом состоянии (сильно потерта), к св. Антонию никакого отношения не имеет. Св. Антоний обычно не сидит внутри помещения с песочными часами на столе, а пустынничает, атрибутами же его являются Т-посох и свинья. У картины бодрый рисунок. Голландская ли школа? Ну, если на аукционе Tajan (25.10.2018) не умеют святых антониев определять, то и в школах, возможно, не сильны… Может, голландская, может, нет… За картину просили 1.500 евро. Не продана.

№ 7 Неизвестный художник голландской школы Св. Антоний-отшельник 17 век, частная коллекция, 41х41 см.
007

Придуманные атрибуции

1) «Нищие в развалинах» (№ 8) немецко-голландского художника Йоханна Лингелбаха (Johannes Lingelbach 1622-1674). Простая картина без претензий, без ужимок, чистенькая и соответствующая своей цене. Однако не продана на аукционе Tajan (25.10.2018) и за 800 евро (предварительная оценка). Читатели моих заметок могут попытаться купить ее все на том же Tajan (4.4.2019), за те же 800 евро.

№ 8 Йоханн Лингелбах Нищие в развалинах 17 век, частная коллекция, 25.4х20.9 см.
008

Лингелбах, известный автор бамбочад, давно находится в истории искусств. Картины его идут по несколько тысяч евро, самые дорогие (большие, многофигурные) могут быть более 100 тысяч. До этого в 1998 году ее три раза продавали в качестве написанной художником круга Лингелбаха. Картина наша (№ 8) является не оригиналом, а копией чего-то неведомого. Вот еще одна такая копия (судя по цене).

№ 9 Йоханн Лингелбах Продавец спрашивает у сапожника, как пройти 17 век, частная коллекция, 26х21 см.
009

Этой (№ 9) хотя бы дали название поточнее и повеселее. Была продана на Doyle 2014 году за 1875 долларов, цена маленькая. Словом, ни та, ни другая не оригинал.

Откуда же всплыло имя Лингелбаха? Бамбочады и нищих на фоне южного города писали многие. Ну… Лингелбах писал сапожников и тут тоже сапожник… Такое вечное и бесхитростное привязывание живописцев к определенныму сюжетам (без того, чтобы смотреть на манеру, на особенности живописи) вызывает у меня большое недоумение, потому что не только продавцы на аукционах в том замечены, но и солидные историки искусств с дипломом. Об одном из таких сюжетов (у Кейпа) я поговорю чуть ниже

2) Про «Фигуры в пейзаже» (№ 10) хотя бы не клянутся, что тут сам Бартоломеус Бреенберг, а лишь приписывают ему авторство. Но приписать тоже нужна наглость изрядная. После превосходнейшего каталога Marcel Roethlisberger, где этой картины, разумеется, нет, порядочные люди не возьмут на себя смелость такое утвреждать. Можно возразить, что неизвестные картины Бреенберга возникают время от времени там и сям, и вот эта, мол, тоже появилась на рынке (аукцион Tajan 19.12.2017). Да, возникают. Обычно со статьей в хорошем журнале, где какой-нибудь гордый открытием профессор, волнуясь, представляет их публике, а ему все завидуют. Но тут ни провенанса, ни подписи, ни профессора, ни копий, ни заключения экспертов… Просили за картину 1.200 евро (хм…), оданко никто не заплатил (хороший Бреенберг будет стоить 10-30-100 тысяч евро). Голландская ли? 17 ли век? Ох, ну зачем вы спрашиваете!

№ 10 Приписывается Бартоломеусу Бреенбергу Фигуры в пейзаже 17 век, частная коллекция, 38х30 см.
010

3) Напоследок «Портет мужичны» (№ 11), приписанный немецкому художнику. Это Кристофер Паудисс (Christopher Paudiss 1625-1666), ученик Рембрандта (с 1645 по 1650 в Амстердаме). Не слишком знаменит, более известен в Баварии, а еще его помнят те, кто пишет об учениках Рембрандта. Первая серьезная книга о Паудиссе вышла в 2007 году, там же было и подобие каталога. Недавно на Tajan (16.12.2016) № 11 был продан за 75.400 евро.

№ 11 Приписывается Кристоферу Паудиссу Портрет мужчины 17 век, частная коллекция, 34х28 см.
033

Портрет без истории продаж, без подписи, но сильная, хорошая работа, очень нестандартный подход к изображению, насколько можно судить по фотографии. Качество и определило высокую цену, которую кто-то дал за картину без провенанса и исполненную безымянным автором. Живопись того стоила.

Паудисс ли, 17 ли век? Голландия ли, Германия ли? Что ж… читатель должен решить сам. Как? Ведь это практически невозможно. Оная невозможность и является темой данной главы.

Тут я привел картины, более или менее сохранившиеся и внятные. Бывают же совсем темные, в плохом состоянии, потертые, смутные. Они на самом деле к искусству никакого отношения не имеют.

Неизвестный коричневый мужичок

Выше я говорил об атрибуциях бесспорных, даже фальшивые были бесспорными, их никто не принимал всерьез и продажам они не помогли. Сейчас же будет совсем другая история. Картину № 12 как раз пытались перевести из категории работ, которые ценятся лишь на аукционе, в категорию настоящего искусства, годного для музея. И вроде бы получилось. «Мужчина в шляпе и потрепанной одежде» был продан на венском аукционе Doroteum (11.12.2018).

№ 12 Неизвестный художник Мужчина в шляпе и потрепанной одежде 17 век, частное собрание, 25.4х22 см.
012

Более или менее профессиональная работа. Автор что-то умел, сделал красный нос, не дрогнув, написал морщины, усы и бороду, и они убеждают. Картина неинтересная совершенно, никаких задач художественных поставлено живописцем не было. Сейчас, когда материалы для живописи дешевы и доступны, можно было бы сказать, что художник разогревал руку, но в 17 веке такое было невозможно.

№ 12 а Фрагмент.
012 a

Известна с 1994 года, а до того потрепанный, коричневый крестьянин пропадал в безвестности. Поступила панель из туринской галереи (Galleria Caretto), о которой будет ниже.

Небольшой безымянный, анонимный, скучный эскиз… Провенанса нет, документов, копий, упоминаний нет. Как продать? Затем и аукцион, чтоб определить автора и присоединить картину к мировому искусству. Для атрибуции посылают фото в фирму Фреда Мейера. И Фред Мейер авторство устанавливает. Он всегда авторство устанавливает. По его мнению, картину эту написал Исаак ван Остаде, ибо в запасниках Берлинской картинной галереи хранится изображение другого мужичка, на которого похож (по мнению Мейера) наш коричневый. О Мейере я еще расскажу, но сначала мужичок из Берлина.

№ 13 Исаак ван Остаде Крестянин в помятой шляпе Берлинская картинная галерея, 45 x 38 см.
013

Этот этюд (№ 13) подписан, известен с 1874 года, никем не оспариваем, похож ли на этюд с Доротеума? О цвете по фото нельзя судить, но отрешившись от цветовой гаммы, похож ли? Похож тем, что мужичок. Исаак ван Остаде ли? Поди, знай… Как решим, так и будет. Продали картину на Doroteum за 6.250 евро. Продавцы не разбогатели, но ведь и лучше, чем за 500. Тут не жаль было и Доротеуму дать 25% от цены, и отсчитать гонорар фирме Мейера за консультацию. Не надо думать, что у Мейера было какое-то качественное фото. Не было. И атрибуция опять на основании сюжета. Все равно, что любую прозу, где главного героя зовут Тарас, приписывать перу Гоголя.

Интересно, что Мейер выбрал скромного берлинского мужичка для сравнения, а есть у Остаде еще один получше. Вот он.

№ 14 Исаак ван Остаде Пастух в широкоплой шляпе и с посохом 1642, частная коллекция, 40х31.8 см.
014

Тут (№ 14) всамделешный Исаак ван Остаде, который известен давно, с 1817 года, и вошел в литературу. Его на Кристис в 2006 году продали за 153.600 фунтов, а не за шесть тысяч. Качество живописи очень хорошее, потому с ним сравнивать мужичка с Доротеума никакого резона – № 12 сразу покажется посредственной работой другого автора. Два других небольших портретика кисти Остаде, «Автопортрет» из Стокгольма и еще один «Крестьянин» из Берлина, другие по манере (что видно даже по фото). Все они трехмерные, не похожи на плоско-профильного с Доротеума, которого механически наложили на коричневый фон. Хотя, конечно, Исаак ван Остаде мог написать и плоского. Ох, я заметил, что тоже сужу об атрибуции по фотографиям, как Фред Мейер… Добавлю еще, что цены на Остаде скачут вразброс – от нескольких тысяч (картина с Доротеума вполне укладывается), до рекордных 1.833.250 английских фунтов за пейзаж в 2010 году.

«Мужчина в шляпе и потрепанной одежде» будет теперь картиной ван Остаде, и никто того не будет опровергать. Не та цена, не тот шедевр, чтобы возиться. Единственная ему грозит опасность, что кто-то решит составить научный каталог Исаак ван Остаде. Тогда картину с Доротеума могут из истории искусств и выгнать.

Случаев таких немного на серьезных аукционах (а Доротеум вполне себе хорош), иначе они перестали бы быть серьезными. Но если учесть, что продаются тысячи и тысячи картин, то… То и набежит число смутных холстов, которые причесали, которым выправили документы и приняли в хорошую музейную компанию, несмотря на сомнительное прошлое.

Сейчас, как и обещано, о Фреде Мейере.

Фирма Фреда Мейера

Фреда Мейера поминал я тут два раза. Первый раз безоговорочно ему поверил, а второй раз заподозрил в нечестности.

Фред Мейер (Fred Meijer 1955-) ученый и голландский искусствовед. Обычно «голландский искусствовед» означает отсутствие доктората (PhD), к которому в Нидерландах историки искусств почему-то не всегда стремятся. Впрочем, Мейер докторат все же защитил, когда ему был 61 год. Молодец. Работал он в RKD (Нидерландский исследовательский институт по истории искусств) якобы негосударственной известной и важной организации по изучению голландского искусства. (Воспользуюсь случаем и поблагодарю RKD за их замечательный сайт, который так помогает в написании этих заметок). Фред Мейер несомненный знаток натюрморта (и пары других художников), написал каталог Яна де Хема (Jan Davidsz. de Heem) и несколько серьезных статей, во время работы в RKD он начал заниматься атрибуцией, сначала натюрмортов (его специализация), а потом и всего прочего (вовсе не его специализация). 20 лет тому назад атрибуция в RKD стоила 59 евро в час, не знаю, сколько часов тратили на картину искусствоведы. Каждый год RKD давал около 550 заключений, из них Мейер разбирался с 60 картинами. Затем он стал заниматься атрибуциями еще энергичнее, и они уже почти всегда были на основании фотографий. С 2017 года Мейер не захотел делиться и основал собственное искусствоведческое предприятие и продолжил определять авторов для многочисленных аукционов (в том числе для Сотбис и Кристис).

Работа эксперта-знатока предполагает смотреть оптимистическим взглядом на безымянную живопись и давать картинам животворящие атрибуции. В противном случае никто к эксперту не пойдет. Не надо заблуждаться, не каждую картину можно объявить Вермеером или Терборхом, особенно, если есть хороший каталог желаемого художника. Однако если нет никаких особо веских аргументов против, то почему бы и не объявить. Бывает возможно выбрать из 1. «мастер», 2. «мастер с участием подмастерьев», 3. «приписывается мастеру», 4. «другой малоизвестный художник», 5. «копия», 6. «непонятно что». Если вы выбрали пункт 1, 2 или 3, то вам суждено стать экспертом-знатоком. Если 4 и 5, то ваш путь это академическое искусствоведение, которое от рынка не зависит. Пункт 6 в европейской культуре неприемлем, и выбравший его должен будет уехать в Индию, где голландской живописью не интересуются. При этом нужно помнить, что по прошествии времени на сомнительные атрибуции знатоков и на каталоги аукционов начинают ссылаться серьезные искусствоведы. Эдакая диффузия двух несовместимых мнений.

Вернусь к картине Исаака ван Остаде. Мейер не специалист по Исааку ван Остаде. Нельзя быть специалистом по всем художникам и жанрам, но свободное предпринимательство творит чудеса и Фред Мейер сейчас в состоянии определить всё на свете. Мне-то с трудом верится, что можно быть знатоком ВСЕХ голландских и фламандских натюрмортов. «Мужичок в потрепанной одежде» натюрмортом, по-моему, не является. И еще нельзя судить по фотографии, даже по самой лучшей, по самой электронной, по самой цветной. Если сравниваешь с картинами в Берлине, то надо сначала ехать в Берлин, а потом в Вену на аукцион Доротеум. Да, но тогда экспертиза выйдет слишком дорогой (59 евро в час, билеты, отели и прочее) и не выгодной, ведь картина не стоит сотни тысяч. Но без поездок, без оценок самих картин это не экспертиза. Точка.

Куры и Альберт Кейп

А сейчас про сюжет/мотив, который часто служит резоном для определения авторства. Художнику такие рассуждения кажутся смешными, он-то, учась в академии, видел, как двадцать сокурсников одновременно рисуют, пишут, лепят одно и то же, и у каждого выходит что-то свое. Историки искусств такого опыта не имеют, потому и атрибутируют сапожников Лингелбахом а мужичков Исааком ван Остаде.

Альберту Кейпу, великому, по мнению англичан, пейзажисту, приписывалась когда-то масса других сюжетов, например, изображения домашней птицы. Случилось так из-за жадности и хитрости маршанов, ибо, сравнивая пейзажи и коров Кейпа с привычными для коллекционеров пейзажами-коровами, подлог обнаружился бы, а неожиданного и ужасного одинокого петуха сравнить было и не с чем. Так Кейп стал певцом кур, уток и индюшек, потом традиция окрепла, ибо английские продажи «кейповых» цыплят с несушками были весьма удачны. Устоялось. По каталогу Хофстеде де Гроота выходило, что Кейп написал более четырех десятков работ с домашней птицей. С тех пор начались и закончились две мировые войны, но связь Кейпа с курами не пропала, хоть и оказалась поколеблена.

Приведу несколько таких картин, которых из-за цыплят аукционы именуют Кейпами, хотя в то же самое время музеи в своих птицах начинают сомневаться.

Первой будет курица с цыплятами с аукциона Tajan, которую пытались сбыть 25 октября 2018 года. Живопись непрофессиональна, даже аукциону врать показалось боязно, и в Кейпы цыплят не записали, а определили неизвестным художником его круга. Сохранность оставляет желать лучшего, оценена в 800-1200 евро, не продана, значит, и 700 никто не хотел дать. Голландская ли школа, как было указано на аукционе, 17 ли век? Ох, неизвестно. Но отличный пример одной капельки из реки безымянной живописи.

№ 15 Круг Альберта Кейпа Курица с цыплятами 17 век, частное собрание 45х60.5 см.
015

Течем дальше. Еще один художник круга Кейпа, опять исключительно из-за кур, снова довольно непрофессионально. Аукцион Itineris Casa D’Aste, конец 2018 года, картина оценена в 2500-3500 евро, не купили. Голландская ли картина, 17 ли век? Неизвестно. Не будет же акуцион проводить экспертизу, которая встанет дороже картины.

№ 16 Круг Альберта Кейпа Животные 17 век, частное собрание, 87×72 см.
016

Аукцион Tajan, 2012 год. Работа в этот раз «приписывается Кейпу», хотя еще и не полностью Кейп. «Художник круга» это не для истории искусств, а с «приписывается» делается робкая попытка. Считается фрагментом картины. Продана за 3.825 евро, значит, коллекционеры не повелись на «приписывается». За подлинную картину одного из самых популярных голландцев заплатили бы в десятки раз больше. Про кур понятно, но почему еще и натюрморт с битой птицей, похоже ли это на Кейпа? Когда-то давно Кейпу приписывали еще и добытую дичь (теперь уже нет), здесь совместили с курицами, вот и вышло, что Кейп. Опять кто-то судил по сюжету. 17 ли век? Не знаю. Голландская ли? Не знаю. На аукционах хотят продать, а не выяснить, что за живопись.

№ 17 Приписывается Альберту Кейпу Натюрморт с бекасом, куропаткой и двумя курицами 17 век, частное собрание, 36х48.5 см.
017

Ну и теперь картина самого «Кейпа», которую можно купить на аукционе Cambi Casa D’Aste (4-5 апреля 2019 года). Оценивают ее в 2000-2500 евро, что к настоящему Кейпу не может относиться. Провенансом суют в лицо, что она из лондонской галереи Брод, а подлинность картины установил в 1972 году Giorgio Caretto из Туринской галереи. Да, из той самой галереи, которая продала «Мужичка» Исаака ван Остаде. Некоторые галереи не лучше аукционов. Они выставляют пару бесспорных картин, окружают их поддельным мусором и таким образом пытаются не обанкротиться.

Но какого века утка? Семнадцатого? Нет. Голландская школа? Никакая! Живопись не профессиональна. Кейпом еще сочли и потому, что в пейзаже нечеткий силует собора, который любят называть собором Дордрехта (бывает у Кейпа).

№ 18 Альберт Кейп Дикая утка на реке 17 век, частное собрание, 51х48 см.
018

Из грязи в князи

Море коричневых картин плещет за стенами галерей и аукционов, ищет щелочку, пытается просочиться. Вот еще одна картина из «окружения Альберта Кейпа». Состояла из нескольких панелей (видны повреждения краски на фотографии). Пейзаж там в стиле Кейпа (это значит, что желтоватое небо), на панели подпись художника, но ею никто из коллекционеров не очаровался, на аукционе Dreweatts в декабре 2011 была продана всего за 1178 фунтов. Кейп ли это? Вряд ли. Голландия ли 17 века? Не знаю.

19 Круг Альберта Кейпа Животные 17 век, частное собрание, 37×51 см.
019

Прошла пара лет… И на Кристис в 2014 продали нижнюю левую часть этой картины (№ 20), которую теперь смело обозначили Кейпом. Цена, впрочем, была опять невысока, 4.375 фунтов, но вчетверо против прежней и за огрызок!

№ 20 Альберт Кейп Петух и три курицы на фоне пейзажа (фрагмент) 17 век, частное собрание 15.5х31.5 см.
020

На аукционе честно указали, что фрагмент, кстати, непонятно, что стало с другими частями картины, на которых был тот же лак, тот же кракелюр, что и на оставшихся птицах. Я подозреваю, что реставрировать было слишком дорого, а в цене картина не выиграла бы. Отломали от картины доску с подписью и курицами и ее одну продали. На аукционе гордо указали провенанс, который прослеживается с 1826 года, на всех последующих трех продажах картина проходила как Альберт Кейп. О последнем аукционе, где ее сочли кисти «художника круга Кейпа», Кристис умолчал. Об отломанных частях тоже ни слова. Просочились курочки в историю, а?

Тут, конечно, история не прекратится, картине нужен упорный и трудолюбивый коллекционер, который станет толкать ее на выставки. Будет ли тогда шанс у огрызочка? Сейчас все упирается в Алана Чонга, серьезного историка искусств, который составил единственный научный каталог Кейпа. Если собиратель искусств до Чонга достучится и тот признает, то картина станет Кейпом.

Домашняя птица из музеев

Пришло время показать музейных, настоящих, а не маскирующихся под Кейпа уток и петухов. Это трудно, потому что почти все птицы художника из подлинных стали в последнее время считаться написанными художниками его окружения. Безоговорочны лишь две таких картины. Это куры и петух Кейпа из Гента.

№ 21 Альберт Кейп Петух и курицы ок. 1650, Музей изящных искусств, Гент, 48х45.1 см.
021

А вот еще знаменитая утка, в которой мало кто сомневается… кроме меня. Куплена музеем Дордрехта в 2004 году за 230.000 евро.

№ 22 Альберт Кейп Портрет утки Стяйтхен между 1647–1650, Дордрерхтский музей, 35х41.5 см.
022

Впрочем, есть и еще одна утка, копия с № 22. Находится у английского дилера Andrew Clayton-Payne. Чонгом признанная. Хм. Хотя Чонг и безусловный знаток, но в атрибуции его я не стопроцентно верю. Он, например, приписывает Кейпу ОЧЕНЬ плохо нарисованные портреты (в музее Дордрехта) и ОЧЕНЬ профессионально написанный портрет из Ряйкса. Все картины относит к приблизительно одному и тому же времени, а такой разницы в рисунке у одного художника просто быть не может. Тут Чонга подвело неумение рисовать, а мне, наоборот, помогло.

А подписи? Ведь есть подписи! Из-за грандиозного английского спроса на картины художника подписи его появились на совершенно разношерстных работах в таких количествах, что число этих подписей завораживает своей бесконечностью. Подпись вещь сомнительная и поддается различным интерпретациям. Например, Абрахама ван Калраета (Abraham van Calraet 1622-1722), у которого на беду (или на счастье) были те же самые инициалы, что и у Кейпа, когда-то из-за этих двух буковок почти целиком записали в Кейпы. Помимо прочего Abraham van Calraet писал натюрморты, часто с персиками, и вот считалось, что персики были кейповы, их покупали и радовались, что купили гения. У Хофстеде де Гроота таких насчитано более тридцати. Писал Калрает и коров, и лошадей, так те тоже оказывались кисти Кейпа, сейчас колесу дан обратный ход и коров, на кейповых не похожих, почти автоматически считают Калраетом.

Работы переставшие быть Кейпом

С другой домашней птицей, когда-то бывшей кисти Кейпа, дело не сладилось. Вдруг стало общепринято, что не Кейп писал петухов. Отказываться от авторства музеям было тяжеловато, но они согласились изменить авторство на «последователя Кейпа» или добавить к фамилии знак вопроса, мол, Кейп, но мы сомневаемся.

Правда, не всегда сомневаются. Петух и курица из Роттердама считаются подлинным Кейпом, но лишь в Роттердаме, стоит же проехать на электричке 40 минут до Амстердама, и совершается чудо трансфигурации: там уже Кейп превращается в художника его круга.

№ 23 Круг Альберта Кейпа Петух и курица после 1635, музей Бойманса – ван Бёнингена, Роттердам, 42.5×73.5 см.
023

Петух и две курицы из Харлема давно стали кругом Альберта Кейпа, перестали быть кисти гения.

№ 24 Круг Альберта Кейпа Петух и три курицы 17 век, музей Франса Халса, Харлем, 47.5×70.5 см.
024

Курицы со своим товарищем-петухом из Дордрехта перестали быть Альбертом Кейпом, но стали другим Кейпом – Якобом Геритзоном, отцом Альберта. За пределами Дордрехта, однако, считаются кисти художника круга Якоба Кейпа.

№ 25 Круг Якоба Геритзона Кейпа Петух и две курицы между 1609 и 1652, Дордрерхтский музей, 59×71 см.
025

Картина из Ряйкса перестала быть Альбертом Кейпом, и в авторы ее теперь определен неизвестный живописец. А ведь гремела, с нее делались гравюры и писались копии, была она хрестоматийной…

№ 26 Неизвестный художник Петух, сражающийся с индюком ок. 1655, Ряйксмузеум, Амстердам, 128×156 см.
026

№ 27 William Unger Гравюра с картины Кейпа «Петух, сражающийся с индюком» рубеж 19-20 веков, 22.2х25.4 см.
027

Было время, когда домашняя птица казалась восхитительной, не случайно и Гитлер забрал в свою коллекцию кейповых петуха с курицами из разоренной еврейской коллекции Гутмана (возвращена законным владельцам в 2002 году). Геринг тоже старался и тоже добыл кейповых петухов из другого собрания. А ведь не Кейп то был… Перестали быть Кейпом и стали ему лишь приписаны многие куры и петухи, например, «Домашняя птица с видом Дордрехта вдали» из Манчестера, а также «Птицы» из музея Брюгге. «Петух с пятью курицами и цыплятами» из Маурицхейса сначала приписывался Альберту Кейпу, потом его отцу Якобу Кейпу, а, в конце концов, работа нашла нового автора и стала кисти Гяйсберта де Хондекутера. Гяйсберту де Хондекутеру же приписали еще несколько холстов, ранее гордившихся авторством Альберта Кейпа (упомянутую картину Гернинга). Поставлено под вопрос авторство «Петуха и курицы» Кейпа из Старой пинакотеки в Мюнхене, а картина в запаснике. Но там и здесь атрибуция остается прежней, как в Роттердаме, к примеру, «Мальчик с уткой» из Ворчестера по-прежнему Альберт Кейп, хотя такие композиции обычно приписывают его отцу.

Вот мы и вернулись к единственному петуху из Гента, который написан Кейпом. Но сравнить его не с кем, потому и авторство тут ни опровергнуть, ни подтвердить.

Кто на самом деле написал все эти холсты и панели? Неизвестно. Но в этой главе мне и не надо выяснять. Я хотел показать, как общепринятое мнение влияет на атрибуции картин неизвестных авторов и как картинам анонимов пытаются найти художников.

Сомнительные картины в музеях

В запасниках музеев хранится много плохих и безымянных картин. Я не стану о них говорить, пусть они и указаны в каталогах и на сайтах как картины известных и хороших художников. Я приведу один пример, о котором я уже говорил во второй части главы о «Матери Рембрандта».

№ 28 Ян Ливенс Читающая старуха 1621-1623 Филадельфийский музей искусства, 71.4х67.3 см.
019

Не хочу повторяться (я писал о картине тут), лишь скажу, что когда-то давно коллекционеру John G. Johnson продали одну из безымянных картин, вроде тех, что я привел в самом начале этой главы. Джонсону сказали, что можно приобрести шедевр «Ливенса», он и обрадовался. С 1917 года картина в музее Филадельфии и автора ей не сменили. К Ливенсу картина эта не имеет никакого отношения.

Инерция великое дело. Хоть этого (№ 28) Ливенса в экспозицию и не включили, но на него ссылаются в литературе, а вопросов никто не задает… Примеров таких немерено. Ибо огромное количество безымянной живописи в музеи и историю искусств усилиями ученых все же просачивается.

Два слова в заключение

Выяснение атрибуций на самом деле важно. К сожалению, оно напрямую связано со стоимостью картин, которые продаются или хранятся в музеях. Потому нахождение авторов картин часто оказывается скомпрометировано. Для понимания истории живописи лучше иметь в виду, что большинство картин в музеях были когда-то безымянными, что имя художника им часто присваивали люди, у которых была в том не только академическая заинтересованность.

One thought on “Десятки Тысяч Картин без Автора”

Leave a Reply

Fill in your details below or click an icon to log in:

WordPress.com Logo

You are commenting using your WordPress.com account. Log Out /  Change )

Twitter picture

You are commenting using your Twitter account. Log Out /  Change )

Facebook photo

You are commenting using your Facebook account. Log Out /  Change )

Connecting to %s

%d bloggers like this: