Историческая живопись Голландии 17 века. Ван Гален.

Всем известная картина, которую трудно увидеть

История искусства иногда удивляет чудесами. В 1657 году знатный и богатый гражданин города Хасселт (1000 жителей, провинция Оверэйссел) по имени Николаес ван Гален получил заказ на украшение зала городского совета в ратуше. Ван Гален, который не был профессиональным художником (или был?), написал большое полотно, где граф Виллем Третий в 1336 году повелевает обезглавить бесчестного злодея-бальи, подменившего откормленную корову бедного крестьянина и поставившего ему в стойло свою тощую. Картина превосходная, необычная, выделяющаяся из голландской живописи 17 века и мастерством, и композицией.

Однако прежде чем привести репродукцию, я должен с грустью предупредить читателя, что за несколько столетий многие пигменты в красочном слое выцвели, а в 1900 году во время дублирования на новый холст полотно было (как обычно) безнадежно испорчено: все темные цвета стали черными и слились в несколько грязных пятен. Подобное случилось с огромным количеством произведений мировой живописи, о загубленных картинах все равно пишут статьи и книги, значит и об этом холсте тоже стоит поговорить.

№ 1 Николаес ван Гален Правосудие графа Виллема Доброго 1657, ратуша, Хасселт, 192х213 см.
001

Несколько слов о сюжете

Известный по «Хронике города Гауда» (1478 год) сюжет стал популярен у заказчиков (городских властей) после 1600 года, хотя встречается он и в 16 веке. Существует, по крайней мере, три картины на эту кровожадную тему, а еще были рисунки, немало гравюр и изображения на витражах, украшавших окна судов или муниципалитетов. Власть имущие в Голландии почитают своим долгом мирное население запугивать; как я писал в заметке о Терборхе, мечи для обезглавливания висели в зале совета в Девентере, можно найти их и в ратуше Хасселта.

Виллем Добрый на картинах и гравюрах с этим сюжетом всегда изображался больным и в кровати, а потому его фигура на полотне ван Галена так странно расположена (слева в розовом плаще с золотым шитьем). Хотя и при смерти, но граф в этой истории не расставался с мечом для казни (а это особый вид меча) и сразу же вручил его палачу, который на всякий случай не отдалялся слишком далеко от тяжело больного правителя. Как удобно.
Я привожу всего одну гравюру на этот сюжет, но все живописные работы.

№ 2 По рисунку Йоахима Втеваела (Joachim Wtewael) Граф Вильям III Голландский разрешает отрубить голову своему бальи (7-ая гравюра из серии «История правосудия») ок. 1605-1606, 30х38.5 см.

56.597.40(9)

№ 3 Клас Хек (Claes Heck) Суд графа Виллема Третьего 1618, Stedelijk Museum, Алкмаар, 130х210 см.
003 alkmaar

№ 4 Неизвестный художник Правосудие графа Виллема Доброго 1624, Ратуша города Горинхема, Нидерланды, ?х? см.
004 Gorinchem

№ 5 Симон Хенрикс (копия) Суд графа Виллема Третьего ок. 1620–1649, Ряйксмузеум, Амстердам, 135х195 см.
005

Не уверен, что возможно объяснить разницу между приведенными картинами человеку, который сам никогда не «компоновал» (по выражению Фаворского), но я постараюсь. Картина № 3 довольно неумелая, подражающая фламандскому подходу к сюжету, когда художник рассыпал игрушечных солдатиков-персонажей в изобильных декорациях. Их можно было четверть часа рассматривать и потом объяснять непосвященным тонкости изображенной истории. Полотна № 4 и № 5 чуть посильней, но они вполне традиционные, там не живопись в моем понимании, а кино с трагическими актерами, привычными мизансценами и объяснимыми, конвенциональными жестами. Да, конечно, раньше историческая живопись заменяла еще не изобретенный кинематограф, для того ее и держали на дворе, так что художники и не стремились писать картины по-иному. Но однажды кино все-таки изобрели, и сейчас все рафаэли и достижения, которыми целыми столетиями восхищалась публика, кажутся архаичными и не работают. Нужно что-то иное. А вот картина ван Галена, хоть и прошло 350 лет, до сих пор впечатляет. Фигуры на ней не танцуют балет, а кажутся пятнами цвета, света и тени, продуманными и организованными. Когда я смотрю, то вижу первый план (темный), пространство, потом второй план со светом, формами, движением и сюжетом, а потом снова пространство, которое сливается и видно не столь ясно, но все равно не однообразно (стена, драпировка, солдаты в тени). Очень современный подход. Другие художники тоже изображали пространство: в № 3 и № 5 есть даже дверной проём с уходящим вдаль пейзажем, как и предписывли правила по изготовлению картин. Пейзажей таких со времени Ренессанса было без счета, если забыть на минуту, что это «старые мастера», то кажутся они наклеенными обоями или декорацией и сейчас в качестве дальней дали не воспринимаются. Надо учесть, что № 5 это копия, а копии всегда слабее и торопливее оригинала, к тому же № 5 еще и обрезали немилосердно. Там видна попытка изобразить пространство и свет, но художник ограничился лишь первым планом. Характер фигур и лиц, динамичность, новизна, построение композиции Симона Хенрикса сильно проигрывают картине ван Галена. Впрочем… впрочем тут у меня неправильная точка отсчета. Надо бы сравнить ван Галена с самыми лучшими историческими полотнами того времени, не утыкаясь в случайные холсты с тем же самым названием, а потом посмотреть, как художники конструировали исторические сюжеты и как зрители их воспринимали. Однако слишком длинное отступление помешает рассказу про картину из Хасселта. Я постараюсь написать еще несколько заметок об исторической живописи, сейчас лишь скажу, что если судить ван Галена всего по одной работе, он не уступает никому из голландцев и почти всех превосходит.
Теперь же о самой картине.

Место

Редко случается увидеть живопись не в музее, а точно на том же самом месте, которое и имел в виду художник. Наше полотно вот уже больше трех с половиной веков висит на стене, для которой оно и было предназначено (более или менее – сначала там был камин, верх которого картина и венчала, потом здание перестроили). Мне выпала удача увидеть «Правосудие» ван Галена в зале городского совета, и я был вынужден удивиться тому, что яркий дневной свет, который лился из многочисленных (!) окон не слишком большого помещения, был явно недостаточен, чтобы живопись рассмотреть. Картина казалась темным пятном на белой стене. И это солнечным днем, который в серой Голландии не так уж и обычен!

№ 6 Зал совета
006

Странно, словно была живопись никому не интересна, а магистрат города Хасселт удовлетворялся мыслью, что заседает в достойно обставленном и украшенном зале и даже большая, серьезная картина у них есть – все как у людей. Таким образом, хотя и специально исполненный для мэрии (на это указывает изображенный на полотне герб города Хасселт), но игнорируемый городскими клерками Виллем Добрый со своим верным палачом (у добрых людей всегда при себе палач) и злым бальи (это опционально) уже несколько столетий теряется в темноте и никому не нужен. Вероятно, что от полотна и не требовалось ничего большего, что «рассматривание живописи» это поздняя мода, а в 17 веке важно было лишь иметь что-то громоздкое на стене. (Вроде не существует научных статей о том, что голландцы могли или не могли разглядеть на картинах в своих темных комнатах, а было бы интересно исследовать эту тему.)

Но не только яркое солнце за окном не помогло мне рассмотреть полотно, но и обычное электрическое освещение тоже, оно было слишком слабым для зала. Музейного же вида лампы, специально установленные, чтобы освещать живопись ван Галена, оказались столь же бесполезны: когда их включали, живопись становилась желтее, чем покрывной лак, а краска начинала сильно отсвечивать. По всему выходило, что и сейчас никто не ощущал необходимости в картину вглядываться.

Картина

Невозможно объяснить, что именно делает живопись хорошей (талант потому и талант, что не поддается объяснению, измерению и расчету), но без нескольких слов о картине не обойтись.

Фигуры на ней правильного размера, не слишком большие, не слишком маленькие для этого помещения, для этой стены. Сама картина тоже правильного размера, детали продуманы и не нарушают цельность восприятия, монументальность выдержана.

Рисунок. Прекрасный, крепкий, объемный. Почти всё с натуры, а фигуры убедительно сопряжены вместе (редчайший случай!), пропорции соблюдены, но самое главное – в рисунке уверенность, понимание формы и пространства, которые появляются у талатливых художников после нескольких лет учебы и работы. Есть в рисунке пара слабых мест – пушистая голова палача как-то странно сидит на его худом теле, а правая рука секретаря, сидящего у стола с книгой, кажется слишком короткой (впрочем, краска там так потемнела, что трудно сказать наверняка). Но как обычно бывает в хороших картинах – неудачные детали не мешают восприятию.

Композиция. Нестандартная. Художник (а значит и зритель) смотрит на сцену снизу (и действительно зритель стоит под картиной). Это здорово и необычно. Как правило голландские художники расставляли костюмированных куколок на холсте, вручали им атрибуты (в соответствии с Библией или Ливием) и на том успокаивались. У ван Галена же современное понимание композиции. Подобный поиск оригинальных решений всегда был редок. Не похож ван Гален ни на кого из современников, в том числе и на караваджистов, к которым его обычно причисляют – там почти любая сцена составлена из одномасштабных поясных фигур, если же персонажи написаны целиком, то обычно они на темном фоне. И даже не в этом дело: не писали караваджисты светлого пространства, реалистично освещенного солнечными лучами.

Манера и детали. Хотя на картине рассказывается история, но на самом деле художник пишет формы, воздух, световой поток, материальность и иллюзорность видимого мира – решает те же самые задачи, которые решает хороший живописец, как я его понимаю. Так в 17 веке иногда писали самые лучшие и их было мало (Вермеер, Рембрандт, де Хох, Терборх). О каждом предмете художник размышляет и находит особенный прием изображения. Вот лица двух советников Виллема Доброго, на одно падает тень и форма головы в тени лепится негативом – очень ловко найденный прием, помогающий избежать однообразия двух соседствующих лиц.

№ 1 а Деталь
001 a

Изображая деревянный подиум, можно было бы просто написать его освещенную и затененную стороны двумя разными коричневыми цветами. Бухгалтер Герард Доу написал бы на дереве годичные кольца. Но ван Гален делает ребро подиума истертым и белесым. Точно таким бывает старое, стершееся дерево. Художник когда-то заметил эту деталь, запомнил ее, использовал, и поэтому подиум приобрел чуть большую объемность, стал чуть рельефнее. И вот из таких находок, из мелочей, которые всего на чуть-чуть выразительнее деталей живописи других художников, и получается не имитация, не повторение, а настоящяя, превосходная картина, которая до сих пор вызвает изумление даже у историков искусства, в страстности не замеченных.

№ 1 б Деталь
001 b

Цвет. Я уже посокрушался в самом начале этой заметки: темные краски на картине практически исчезли после дублирования на новый холст. Правда, не только реставрация погубила колорит. Долгие годы члены городского совета собирались в зале и, как делают настоящие господа, дымили сигарами, о картине никто не думал и к 1900 году она была покрыта копотью сигарного дыма, который обычно не способствует колориту. Да и ничему он не способствует: состояние полотна было таково, что сюжет перестал быть вполне понятен и осужденный бальи из-за слоя сажи долгие годы считался зрителями коленопреклоненной Сюзанной, которую вот-вот казнят по навету старцев. Копоть удалили, Сюзанна исчезла, но и следующие несколько десятков лет муниципальные служащие курили (опять сигары) во время заседаний. Так что в 1999 году копоть пришлось счищать еще раз.

Часть пигментов на картине исчезла или стала черной грязью. Выцвел и потемнел герб Хасселта слева сверху, а затененная белая стена слилась с золотым обрамлением герба. Потемнела и лишилась формы драпировка справа от стены, одеяние Виллема Доброго выцвело и приобрело невнятный розовый оттенок, цвет же пропал. То же самое можно сказать и об одежде стоящих людей на втором плане. Изменился зеленый цвет наряда бальи, черная краска там забивает зеленую.

Хотя многие краски увидеть нельзя, но при помощи линз и компьютерной программы можно понять, какими были цвета в 17 веке. На фотографии в ракурсе и при определенной настройке фотоаппарата становится видно, что секретарь суда, сидящий рядом с открытой книгой, был изображен в сером, а не черном одеянии, сапоги его были светлее и написаны теплой краской, стол перед ним был накрыт синей скатертью с узорами, а не черной без узоров, книга законов перед секретарем была с красным, а не черным обрезом. Ничем не вооруженный глаз всех этих цветов не видит и зрителю они кажутся однородным темным пятном.

№ 1 в Деталь
001 c

Мне очень-очень жаль, что из-за потери оригинального цвета картина пропала.

Центральная групп на картине (палач и осужденный) сильно напоминает композицию Рембрандта (1640) на рисунке из Британского музея, поза палача та же самая. Группу эту Рембрандт и его ученики рисовали с нескольких сторон ( офорт Рембрандта с казнью Иоанна Крестителя, рисунок школы Рембрандта из Метрополитен и набросок Рембрандта из Ряйкса). Связаны ли рисунок Рембрандта и картина ван Галена, сейчас выяснить невозможно.

Другие работы в зале

Кроме «Суда Виллема Доброго» зал городского совета в Хасселте украшают еще три полотна. Первое это одна из бесчисленных копий с Мирвельтовского «Портрета Морица Оранского» (местный Ленин той поры, который неизменно висел во всех местных обкомах той поры). Портрет висит на камине, который был возведен позже и который картина ван Галена не могла украшать просто из-за своего большого размера.

№ 7 Зал совета и портрет Морица Оранского
007

Слева от Морица висит плохонький, старательный, еще более чем ван Гален отствечивающий «Динарий кесаря» (1675 год), написанный с гравюры, исполненной по картине Рубенса 1612 года (из-за того, что образцом была гравюра, композиция Рубенса зеркально перевернута).

№ 8 Копия с Рубенса
008

Третий холст – «Нахождение Моисея» (1630) полупрофессиональная картина анонимного полупрофессионала.

№ 9 Нахождение Моисея
009

Почему я рассказываю о других картинах в зале совета? Потому что именно такого рода живопись смотрится там на своем месте и удивления не вызвает, на аукционе ее оценят в несколько сот евро, она никому особенно не нужна и вполне уместна в игрушечно-пряничном голландском городке где сейчас живет всего 7 тысяч жителей. И вдруг там же на одной из стен – непонятно откуда взявшийся шедевр.

«Правосудие графа Виллема Доброго» известно узкому кругу знатоков довольно давно. Картину реставрировали в 1901 году в Ряйксмузеуме по инициативе столичных историков искусства. Иногда «Правосудие» возят на второстепенные выставки, совсем скоро в марте 2018 года полотно на несколько месяцев уедет в бельгийский Мехелен.

Вообще же добраться до работы ван Галена не совсем легко. Если в итальянский Сансеполькро ради одной фрески Пьеро делла Франческа ездят на паломничество туристы, то в Хасселте старая ратуша (здание 16 века) закрыта и надо загодя звонить на неотвечающий телефон и договариваться с тамошними волонтерами, которые сначала удивляются, что ты дозвонился (ибо они собрались на единственную свою встречу перед апрельским «началом сезона», не знаю, что это значит), но назавтра готовы отпереть двери странному энтузиасту. Да и находится сам Хасселт где-то там – два раза в час из города Зволле туда двадцать минут медленно спешит автобус.

№ 10 Герб города Хасселт над запертой дверью в ратушу
010

№ 11 J. Blaeu План Хасселта 1649, ратуша, Хасселт, 38х50 см.

011 Hasselt_1649_Blaeu

Ван Гален

Картина написана зрелым, умелым, талантливым художником. Но так как из ниоткуда замечательная живопись не появляется, то возникает вопрос – где остальные работы ван Галена? Путь к такому полотну обязательно должен как-то прослеживаться. Чтобы достичь подобного уровня живописи, надо учиться и долго учиться, надо много работать, получать заказы, и от целой этой жизни должны были остаться следы. Иначе придется допустить, что кто-то уровня Вермеера писал, писал, писал свои картины, а потом они исчезли и сам он пропал, и не осталось почти никаких свидетельств о нем, о его заказах, заказчиках, учениках и учителях. В Голландии так не бывает, там со средневековья хранят все бумажки, квитанции, записочки, амбарные книги  и прочие документы, которые мне даже и не вообразить. Про ван Галена-регента мы знаем, знаем, когда он родился и умер, чем занимался. Ван Галена-художника надо как-то объяснить, потому что все наше знание о голландском искусстве будет скомпрометировано, если окажется возможным, что богатый и не молодой господин в шляпе на досуге написал шедевр, а потом опять занялся своим любимым банковским делом.

Затруднение это старались преодолеть самыми странными способами. Боб Хаак в основополагающем кирпиче про голландскую живопись написал, что художником был на самом деле некий Абрам ван дер Планке (нам о нем ничего не известно, кроме того, что он неподалеку покупал краски, а квитанция сохранилась). Якобы случилось так потому, что ван дер Планке не был членом гильдии художников, а ван Гален был и подписал чужую картину, чтобы обойти закон. Из тома Хаака ван дер Планке проник и в другие книги по голландскому искусству. Словно замена неизвестного ван Галена на еще более неизвестного ван дер Планке решает проблему… Да и вообще какой-то бред – если по закону НЕхудожник не мог исполнить картину на заказ, то тогда выходит, что ван Гален художником БЫЛ, заказ получил, на картине поставил свою подпись, деньги за картину получил, но автором ее почему-то не был. Зачем тогда, скажите, все эти экзерсисы? Хотя есть предположения и побезумнее, например, что картину написал не ван Гален, а его брат (двоюродный, про которого тоже ничего не известно). Напоминает мне известную теорию, что пьесы Шекспира написал не Шекспир, а его брат, тоже Шекспир. То, что ван Гален был из благородной семьи, то, что он возглавлял больницу в Хасселте, а потом основал банк, запутывают историю еще больше. И вообще – где ван Гален учился, не в Хасселте же?! Кто на него повлиял, какие работы он видел?

Известный голландский искусствовед Хофстеде де Гроот (1863-1930) считал, что Гален подражал караваджистам, а в частности Класу Муйарту (Claes Corneliszoon Moeyaert или Nicolaes Moyaert или Mooyaert) (1592–1655). С тех самых пор и пошли толки про караваджистов. На мой взгляд, родство совершенно притянуто за уши. Приведу в качестве примера две картины Муйарта.

№ 12 Клас Муйарт Гиппократ, посещающий Демокрита 1636, Маурицхйес, Гаага, 80х85 см.
012 Nicolaes_Moeyaert_005

№ 13 Клас Муйарт Моой-Аал (Mooy-Aal) и ее кавалеры ок. 1630-1640, Ряйксмузеум, Амстердам, 113х126.7 см.
013 Mooy-Aal_en_haar_aanbidders_Rijksmuseum_SK-A-270

№ 12 это стандартная скука, каких миллион, картина того же типа, что и № 4, только не под крышей, а на природе, и на ней всего две фигуры. № 13 поинтереснее, частично с натуры и даже (частично же) неплоха, но опять тут ординарное, манерное расположение моделей, не особенно отличающееся от других композиций с фронтально расположенными фигурами в три четверти, опять традиционный фон, который просто побыстрее закрасили, чтобы ни о чем не думать и не заботиться. Излишнюю театральность фигур не спасает и то, что на картине (судя по всему) изображены главные персонажи пьесы G.A. Bredero «Игра мавра». Кроме того, что головы двух левых фигур написаны объемно, не вижу ничего общего с ван Галеном.

Другие работы ван Галена

Ван Галену приписывают еще четыре холста, которые никак дело не проясняют. Два из них это плохие пейзажи (утверждают, что они подписаны ван Галеном), которые иногда появляются на аукционах (1954 Кристис в Лондоне, 1994 Филлипс в Лондоне).

№ 14 Ван Гален Пейзаж с телегой и мельницей частное собрание, 17.2×22.3 см.
014

№ 15 Ван Гален Пейзаж с телегой в речной долине частное собрание, 17.2×22.5 см.
015

Ван Гален это или нет, я не знаю, подписи сравнить я не могу. Если это тот же самый художник, то тогда еще непонятнее, КАК он мог написать «Правосудие». Если же художник другой, то недоумения остаются по-прежнему.

Есть еще одна картина, которая подписана (и, судя по всему, подписью нашего ван Галена) и датирована 1648 годом: Nic v Gale fec 1648. Вот она. Странное, бесхитростное название дали ей в галерее Douwes Fine Art, но я тут не виноват.

№ 16 Ван Гален Граждане и солдаты с удовольствием перекусывают в руинах голландского города 1648, частная коллекция, 38.5х28.5 см.
016 galen1648

Картина лучше пейзажей № 10 и № 11 (что не трудно), не совсем стандартная (!), в чем-то неумелая (фигуры разномасштабны, рисунок хромает), но и написана она за девять лет до «Правосудия». Вовсе не караваджизм. «Перекусывающих с удовольствием» я не видел, ничего не могу сказать о них, хотя, конечно, велик соблазн начать сравнивать складки и лица там со складками и лицами из Хасселта. Однако подобные занятия бессмысленны, всегда можно найти похожесть чего угодно на что угодно. На этой панели нет черных и мертвых пятен, нет темного или коричневого фона, вся картина цветная, таким, вероятно, было когда-то и «Правосудие». Если отыскалась вторая картина, то значит был ван Гален художником! Был, да куда-то весь подевался. Удивительно!

Последняя картина приписывается ван Галену только в Lowe Art Museum в Майами, где она и находится (и еще в одной научной работе). Очень странная, ни на что не похожая композиция. Кажется, что из-за этой непохожести на коричневых малых голландцев да из-за хорошего рисунка ее и приписали неведомому Николаесу ван Галену. Картины этой я тоже не видел.

№ 17 Ван Гален Застигнутый вор 16??, Lowe Art Museum, Майами, 120х80 см.
017

Несколько заключительных слов

Относительная безвестность «Правосудия графа Виллема Доброго» связана с тем, что картина висит в далеком Хасселте (в 1901 году она была отреставрирована с условием, что ее никогда не продадут), а еще с тем, что о ней и ее авторе не сложишь никакой занимательной или ученой, или назидательной истории. Для меня полотно в Хасселте остается загадкой. И никто ее не разгадает. Ван Гален свалился с Луны, создал странную, прекрасную и современную картину и исчез навсегда.

2 thoughts on “Историческая живопись Голландии 17 века. Ван Гален.”

Leave a Reply

Fill in your details below or click an icon to log in:

WordPress.com Logo

You are commenting using your WordPress.com account. Log Out /  Change )

Twitter picture

You are commenting using your Twitter account. Log Out /  Change )

Facebook photo

You are commenting using your Facebook account. Log Out /  Change )

Connecting to %s

%d bloggers like this: