007 Дети, кошки и парадный конный портрет (3)

ПЛОХАЯ ГОЛЛАНДСКАЯ ЖИВОПИСЬ 17 ВЕКА

 

 

Терборх

Когда голландские живописцы писали портреты совсем маленьких детей, то выходило странно. Не так дети на самом деле выглядят. Несмотря на то, что на картинах кружева и платьица различаются, а девочки и мальчики стоят, кто с овечкой, кто с собачкой, а кто с вишенкой, но почти у всех над нарядом механически наклеено какое-то стандартно-неживое лицо, а фигурки вроде одинаковых столбиков. И такое безобразие повторяется от портрета к портрету, а потому часто возникает ощущение, будто смотришь на одного и того же ребеночка. Хотя и понятно: младенцы разительно отличаются от других малышей, только когда они наши собственные. Если же начать рисовать и писать собственных, то никто не заплатит и даже краски не окупятся.

И ведь не только голландцы замечены в пренебрежении детством, но и фламандцы, и испанцы, да и на итальянских мадонн я уже как-то жаловался. Про голландских детей в этой главе я поговорю подробнее. Точнее – про малышей, тут важно определиться с возрастом. Детей постарше художники Низких земель часто писали с выдумкой, а иногда и замечательно.

Начнем с хорошей картины. В Старой пинакотеке в Мюнхене висит превосходная работа Терборха с мальчиком, ищущим блох у покорного пса. Совсем небольшая, но с давних пор известная (3 копии 17 века и 13 более поздних). Мальчик этот уже не совсем мал, а потому отлично получился – мастерство Теборха тут самой высшей пробы. Это как раз тот реализм, который не раздражает. Активный сюжет очень часто превращает картину в анекдот и тем самым изымает ее из живописи, которая есть всего лишь сочетание линий, пятен и знакомых форм, здесь же рассказ не мешает, а вообще не замечается, и жанр полностью соответствует манере исполнения. На самом деле это отличная картина, и стоит пропутешествовать в Баварию ради нее одной.

 

№ 1 Терборх Мальчик, ищущий блох у собаки 1655, Старая пинакотека, Мюнхен, 34.4х27.1 см.
001

Но вот портрет двухлетней девочки кисти того же художника. Страшный такой портрет, словно живописец нарочно хотел напугать: у малышки крючковатый длинный нос взрослого человека, огромные глаза, под глазами мешки, выходит она из ночной тьмы, а сама такая маленькая, бледная, словно сейчас умрет. (Кстати, не сразу умерла, а вышла замуж за торговца недвижимостью и потом уже умерла, действительно молодой.)

 

№ 2 Терборх Портрет Елены ван дер Схалке ок. 1648, Ряйксмузеум, Амстердам, 34х28.5 см.
002 SK-A-1786

Именно эта совсем небольшая панель в Ряйксе и заставила меня обратить внимание на голландские портреты маленьких детей. Да, Треборх иногда скучный живописец, но очень часто отличный, а тут вдруг непонятный провал. Как так получилось? Неопытностью художника не объяснить: в 1648 году, когда написан портрет, Герарду Терборху младшему Gerard ter Borch (II) (1611-1681) было тридцать, самое правильное для художника время.

 

Столбики

Если начинаешь рассматривать портреты других малюток из Голландии, то понимаешь, что множество изображений было сделано по одному шаблону – с 16 века там изображался не ребенок, а бессмысленный конус или столбик из негнущейся одежды со странным личиком, приклеенным наверху, а сбоку от изображаемого малыша часто пейзаж или собачка-овечка для оживления унылости.
Постараюсь на примерах показать, что я имею в виду.

№ 3 Приписывается Даниелю ван дне Квеборну Портрет Эмилии Секунды Антверпианы Оранье-Нассау ок. 1582, Зигерландский музей искусств, Зиген, Германия, 100х77 см.
003 nassau_galerie_09

№ 4 Ян Клаез Портрет мальчика 1606, Floris van Wanroij Fine Art, Нидерланды, 83.5х64 см.
004 claesz-jan-kindgroot

№ 5 Неизвестный художник Портрет Арнардуса Теодора ван дер Лаена 1630, Фризский музей, Леуварден, 117х88 см.

OLYMPUS DIGITAL CAMERA

 

№ 6 Приписывается Дирук ван Сантвоорту Портрет Дирка Алевайна 1640-е гг., Lawrence Steigrad Fine Arts, Нью-Йорк, 106.7х74.9 см.
006

№ 7 Ян Эверсе Кок Портрет девочки 1652, Музей Амстердама, Амстердам, 107х77 см.
007 Jan Everse Kock

 

№ 8 Виллем Плой Портрет девочки (возможно Элизабет ван Оостен) 1663, Ряйксмузеум, Амстердам, 118х83 см.
008 SK-A-807

Рассмотрев эти шесть картин (а заодно и еще пару сотен точно таких же) невольно чувствуешь желание пристыдить художников и сказать им, что так не годится. Слава богу, жили они в удобном 17 веке, в процветающей стране и работали для просвещенной публики. Но вместо поиска новых решений живописцы почему-то повторяли одну и ту же, надоевшую за 16 век схему.

Здесь надо сделать несколько оговорок.
Некоторые из приведенных портретов выглядят, на мой взгляд, вполне привлекательно, особенно ранние работы. Я вижу там что-то декоративное, условное, характерно-северное, а не подражающее итальянскому, во многом графическое, законно относящееся по стилю к шестнадцатому веку. Вроде бы и славно, только это всё не то искусство, о котором я пишу. Тут тоже надо определиться. Нынче живописью называют разное: и египетские фрески, и порезанные холсты Лучо Фонтана. Так что важно, обозначив тему, о которой пойдет речь, от нее далеко не убегать. Мне тут вспоминается разное и почему-то русские парсуны. Я же хочу о другом – о реалистической европейской живописи. Нижеприведенные портреты к ней не вполне относятся, это не «малые голландцы», да и не большие, не та новая живописная школа, которая возникла в 17 веке.

 

Еще столбики

Я приведу еще три примера впечатляющих, декоративных картин. Первая работа это самый конец 16 века. Работа вполне соответствует своему времени. На второй та же самая схема, но через 25 лет, а третья написана еще через четверть века. Видно, как схема изображения несмышленых детей никуда за пятьдесят лет не исчезла. Да и в последней четверти 17 века так еще будут писать малышей.

№ 9 Приписывается Исааку Клаезу ван Сваненбургу Портрет Катарины ван Вармондт 1596, Музей Меерманно, Гаага, 81х62 см.
009

№ 10 Неизвестный художник Портрет ребенка 1620, частная коллекция, 93.5х67 см.
010 Anoniem 1620

№ 11 Неизвестный художник Мальчик с козлом 1646, Музей Фицуильяма, Кембридж, 111х79.7 см.
011

Однако малых голландцев (например, Терборха) не понять, если о детях-столбиках не рассказывать. Листая портреты дальше и дальше, видишь, как многое из решений, найденных в середине 16 века продолжали использовать в Голландии и сто лет спустя. И хотя портреты взрослых людей, жанровые сцены, пейзажи, натюрморты стали писать по-другому, но живопись детских портретов забуксовала. Новый оригинальный подход для изображения сыновей и дочек многим заказчикам почему-то не потребовался, а художники до девятнадцатого века писали лишь те картины, которые можно было продать. Вот и Герард Терборх не был исключением, а работал лишь для заработка. Точно так же и дошли до нас сотни других столбиков-конусов с условными лицами, к натуре никакого отношения не имеющих.

Поясню, что значит «не имеющих отношения к натуре». Дело в том, что когда я смотрю на бодрых или спящих настоящих младенцев или на двухлетних девочек, или даже трехлетних мальчиков, то вижу припухлость, большие щеки, не взрослые, а детские пропорции (любящим родителям хорошо известные), курносость, замечаю неуклюжесть, неловкость, большую энергию, косолапость, лицо, которое после года перестает быть без характера и обещает внешность, хотя и не совсем понятно, какую. Волосы у маленьких детей тоже другие, а не как у людей на улице и не как у путти на картинах. Кроме того, еще – особые линии, мятая одежда, цвет кожи, непохожий на цвет кожи пожившего на свете человека.

 

Три фламандских младенца

В 17 веке совсем мало картин, где художники изобразили детей именно так. Это значит, что живописцы все же детей видели, понимали, как те выглядят, но бездействовали. Для примера я приведу трех фламандских детей. Однако у каждой из этих картин есть своя червоточина.

№ 12 Рубенс Ребенок с птицей ок. 1614, Государственные музеи Берлина, 50.8х40.5 см.

Öèôðîâàÿ ðåïðîäóêöèÿ íàõîäèòñÿ â èíòåðíåò-ìóçåå Gallerix.ru

 

Память и хождение по музеям мешают мне порадоваться этому неплохому эскизу: Рубенс тут написал типичного рубенсовского младенца, каких я видел несколько десятков или даже сотен, точно не помню. Все эти рубенсовские амуры, путти, добрые гении или даже собственные дети у него на полотнах выглядят на одно лицо и выполнены по одинаковой схеме. Получилось у Рубенса так же, как и с женскими фигурами: однажды найдя формулу изображения женского тела, даже неплохую формулу, он остановился, стал ее механически копировать и художником быть перестал. Он бессчетно эксплуатировал те же самые жесты, жировые складки и пропорции, те же детали и общее впечатление. На четвертой картине уже становится скучно, вязнет в зубах, а Рубенс не останавливается, все убыстряет и убыстряет живописный конвейер, забивает бессмыслеными квадратными метрами холста лучшие комнаты в музеях, а когда перестает сам писать, то пишут его многочисленные рабочие, а он ставит подпись (все равно рука его устала). Картин таких сотни. И картин с амурами не меньше, пару раз он вяло нарисовал детей с натуры, а потом ему обрыдло (и нам обрыдло!) и… гм…  великий фламандец вообще стал предпочитать живописи работу дипломата и времяпрепровождение господина. При чем тут художник? Какой художник?

Тут я должен добавить, что в Вене хранится портрет, считающийся рубенсовским, хотя манера там совсем-совсем другая. Это маленькая девочка в виде знакомого нам столбика. Точно то же самое средневеково-парсунное художественное решение.

№ 13 Рубенс Принцесса Элеонора Гонзага в возрасте двух лет  1600 или 1601, Музей истории искусств, Вена, 74.3х50.9 см.
013 Eleonora_Gonzaga_001

Теперь Якоб Йорданс, который был одним из рубенсовских рабов-исполнителей, хотя при этом писал и свои собственные работы.

№ 14 Якоб Йорданс Эскиз ребенка, 1626, Национальный музей, Гданьск, 38.3х28.3 см.
014

Йорданс написал хороший эскиз ребенка. Однако, к сожалению, все другие дети с его картин на этот эскиз вовсе не похожи, а написаны так же, как написаны все другие младенцы того времени: они стандартные, кудрявые, румяные, сахарно-резиново-пластмассовые, к натуре не имеющие отношения, скучные и схематичные. Приторно-ненастоящие. Было бы интересно узнать, на каком основании Йорданса посчитали автором этого малыша, ведь эрмитажные эскизы детских головок до неприличия похожи на рубенсовский тип и хуже, гораздо хуже гданьской работы.

№ 15 Якоб Йорданс Три этюда детской головки между 1618-1620,Эрмитаж, Санкт-Петербург, 43х56.5 см.
015 WOA_IMAGE_1

Пишут, правда, что № 14 это живописный набросок для картины со Святым семейством, приведенной ниже. Считают, что с эскиза написан младенец-Христос, но на этом полотне, по-моему, совсем другой (целлулоидный) подход к изображению ребенка. Да и поднятую руку, если бы это была подготовка именно к этому холсту, художник не написал бы, а на «Святом семействе с ангелом» ручки у мальчика обычные. А тут получается, что художник постарался, сделал пальчики, а потом самое выигрышное из композиции выкинул.

№ 16 Якоб Йорданс Святое семейство с ангелом ок. 1625-1626,частная коллекция, 87.3х77.2 см.
016 jordaens

И наконец, третий фламандец – Ван Дейк.

№ 17 Ван Дейк Три старших ребенка Карла Первого, 1635-1636, Королевское собрание, Виндзор, Англия, 134×152 см.
017 a

Двухлетний Яков II
017 b

017 c

Яков II вышел у Ван Дейка превосходно, хотя сама картина салонная и мертвая. Но это не отдельное изображение ребенка, а групповой портрет. Удивительным образом, но дети, написанные на картинах не в одиночестве, а, например, с родителями или кормилицей, или появляющиеся в жанровой живописи, гораздо ближе к натуре, чем дети на портретах. Тех всех обычно писали по одному лекалу.

 

Голландские детишки

Это были фламандцы, голландские же примеры хорошо написанных маленьких детей мне вспомнить гораздо труднее. Художники северных Нидерландов развивали парсунную схему, никакой революции там не случилось. Достижения живописи часто разбивались об однообразную композицию и желание родителей представить своих детей достойно, благородно и прилично (то есть в виде конуса). Живописцы же родителям не перечили.

№ 18 Вибранд де Гест Старший Мальчик с клюшкой для колфа 1631, Ряйксмузеум, Амстердам, 115.4х85.3 см.
018 SK-A-1908

№ 19 Ян ван  Лунен Портрет Виллема ван дер Муелена в трехлетнем возрасте 1634, Lawrence Steigrad Fine Arts, Нью-Йорк, 113.6х85.7 см.
019 1634 Jan Cornelisz van Loenen (Dutch artist, 1590-1630) Portrait of Willem van der Muelen, Age 3

№ 20 Говерт Флинк Портрет девочки, стоящей у детского стула 1640, Маурицхейс, Гаага, 114.2х87.3 см.
020 1640 Govert Flinck Little Girl by a High Chair

№ 21 Дирк ван Сантвоорт Мальчик в белом ок. 1641, Частная коллекция, 87.5х68 см.
021 Dirck_Dircksz_Santvoort_-_Boy_in_White_-_c._1641

№ 22 Альбер Кёйп Портрет годовалой девочки из семьи ван дер Бурх, вторая половина 1650-х гг., частное собрание, 41×31.5 см.
048L11034_62RLZ_PICTURE.jpg

№ 23 Цезарь ван Эвердинген Мальчик с яблоком 1664, Cannon Hall Museum, Южнй Йоркшир, Англия, 100х83.9 см.
023 Caesar van Everdingen

Работы де Геста и ван Эвердингена даже неплохи. Не могу утверждать с уверенностью, потому что, к сожалению, не видел их вживую, ибо первая пылится в запаснике, а вторая в Йоркшире. Хотя дети там несколько напоминают восковые фигуры из музея мадам Тюссо и не похожи на живых, но то вполне законный живописный прием (вермееровские персонажи, скажем, тоже довольно отстраненные). Некоторые умелые живописцы все же могли создавать крепкие картины, несмотря на мешавший им канон изображения. Но совладал с этим не каждый, Терборх, как мы видели, взявшись за портрет, живописность потерял, а графичность и декоративность утратил.

Малышей в виде столбиков писали и заказывали весь 17-ый век и не могли остановиться. Вот поздний пример, который приписан (непонятно почему) Аерту де Гелдеру, одному из последних учеников Рембрандта. Он ли это или не он, но портрет (на основании костюма) датируют 80-ми годами 17 века.

№ 24 Аерт де Гелдер Портрет Ребенка ок. 1680, Музей Фицуильяма, Кембридж, 91.6х86 см.
024 de Gelder, Arent 1680 cambridge

 

Человек рисовавший с натуры

Впрочем иногда голландцы смотрели на натуру пристально и изображали живых младенцев. Я приведу одну такую картину (и не знаю, есть ли еще). Однако будет невежливо художника не представить. Это Саломон де Брай Salomon de Bray (1597–1664). В чем-то необычный мастер, меня удививший – вдруг на нескольких его холстах вместо замыленных, скучных, всеми прочими художниками дружно изображаемых типических лиц героев и героинь на зрителя смотрят живые люди. При этом не совсем симпатичные. Совершенно явно, что натура художника увлекала и потому вместо юного царя Давида он написал модель – флегматичного, замедленного юношу астенического типа, вместо богатыря Самсона –  глупого и неотесаного мужика, а вместо библейской Яэли (из рассказа о Деворе и битве у Кишона) – кривляющуюся девицу. Однажды де Брай изобразил и крошечных детей: близнецов своего племянника и они у него получились вполне живыми. (Сама картина отталкивает золоченой роскошью и потемневшими местами, но дети там хороши!)

№ 25 Саломон де Брай Портрет близнецов Клары и Альберта де Брай 1646-1647, Шотландская национальная галерея, Эдинбург, 83х65 см.
The Twins Clara and Aellbert de Bray.

И получилось у де Брая потому, что можно было не торопиться, смотреть внимательно на натуру и сделать несколько набросков. Вот, кстати, единственный сохранившийся.

№ 26 Саломон де Брай Клара и Альберт де Брай 1646, Музей и библиотека Моргана, Нью-Йорк, 16х15.2 см.
026

А чтобы показать, как пишут чужих спеленутых детей быстро и на заказ, я приведу картину конца 16 века, изображающую лежащий столбик (или конус) с личиком.

№ 27 Неизвестный художник Портрет Корнелии Бурх 1581, Ferens Art Gallery, Кингстон-апон-Халл, Англия, 54х77.5 см.
027 swaddling

 

Групповые портреты и жанровая живопись

Отдельные детские портреты у голландцев не особенно получались, однако младенцы в групповых портретах (где присутствуют и взрослые) и в жанровой живописи иногда изображены совсем по-иному. А именно – профессионально. Кажется, что необходимость изображения отцов и матерей в хорошо разработанной и известной всем манере, следование (отчасти) натуре, препятствовали художнику уходить в парсунную живопись, заставляли его смотреть на малышей и связывать их с реалистично написанным окружением. Франсу Халсу для этого понадобилась всего одна фигура няни.

№ 28 Франс Халс Портрет Катарины Хоофт с няней между 1619 и 1620, Берлинская картинная галерея, 68х65 см.
028 hals

На одной из последних картин Рембрандта младенец, хотя и несколько слащавый, но вполне живой и помятый. Нормальный. Обычный. Как надо. И написан хорошо.

№ 29 Рембрандт Портрет семьи ок. 1668, Музей герцога Антона Ульриха, Брауншвейг, 126х167 см.

029 familieportret-braunschweig

 

И не только у знаменитых художников иногда получалось.

№ 30 Карел Дюжарден (или, возможно, Ян ван Ноордт) Семейный портрет между 1650–1674, Королевский музей изящных искусств, Брюссель, Бельгия, 136.5×108 см.
030 a dujardin-4056-l

Тут видно, что ребенок написан гораздо живее, чем его родители.
030 b

А вот и жанр. Пример из жанровой сценки у Питера де Хоха, где на весьма посредственной картине младенец изображен прекрасно.

№ 31 Питер де Хоох Кормящая мать и служанка между 1663-1665, Музей истории искусств, Вена, 64х76 см.
031 a Pieter_de_Hooch_-_Woman_and_Child_with_Serving_Maid_-_Google_Art_Project

031 b Pieter_de_Hooch_-_Woman_and_Child_with_Serving_Maid_-_Google_Art_Project

 

Дети постарше

Голландским живописцам упорно не давался нежный возраст, но терпение побеждает все на свете, и по прошествии нескольких лет подросших детей художники начинали изображать хорошо (Терборх, например). Вот портртрет девочки, написанный Дирком ван Сантвоортом. Хорошо его сравнить с портретами № 6 и № 21, я думаю, что разница в подходе очевидна.  И хотя девочка в маскарадном костюме, но все равно живая. Настоящая.

№ 32 Дирк ван Сантвоорт Портрет девочки в костюме пастушки 1632, Lawrence Steigrad Fine Arts, Нью-Йорк, 30х24.8 см.
032 Dirck Dircksz. van Santvoort bouymans

А вот, на мой взгляд, очень хороший портрет. Довольно нестандартный, потому что художник поставил мальчика на подиум и смотрел на него чуть снизу. То есть живописец тщательно выбирал положение модели. Обычно же голландские художники без лишних эмоций хватали кисти и краски, более или менее успешно (чаще менее) писали заказчика и о мелочах, вроде линии горизонта, не думали.

№ 33 Якоб Бакер Портрет мальчика в сером 1634, Маурицхейс, Гаага, 94.2×70.8 см.
033 Jacob Adriaensz Backer

Следующая работа очень известная, проникшая во множество реклам, книг и буклетов. Чуть скучная, слишком формальная, ничего нового не открывшая, но и не совсем плохая. И написана на портрете живая девочка, застывшая и чуть смущенная неудобным богатым платьем и присутствием какого-то художника. Тот же самый столбик, если вдуматься, но изображенный по-другому, по-новому. По-голландски.

№ 34 Йоханнес Верспронк Портрет девочки в голубом 1641, Ряйксмузеум, Амстердам, 82×66.5 см.
034 SK-A-3064

 

Вторая схема – отличная и заграничная

В семнадцатом веке Голландия стала превращаться в империю, а гордые жители империй почему-то считают, что необходимо украшать интерьеры золотом и заказывать портреты во французском вкусе. Вторая манера изображения малюсеньких мальчиков и девочек – это как раз такая шикарная (как голландцы себе это представляли) живопись. Просвещенные и пыжащиеся заказчики, неудовлетворенные парсунами, довольно рано стали заказывать портреты детей в окружении блестящих декораций, в костюмах пастушков, охотников или мифологических героев (так называемый portrait historié). Лучше Гоголя в «Портрете» никто об этом не написал.

«Обе дамы издали радостный крик изумленья и всплеснули руками. – Lise, Lise! Ах, как похоже! Superbe, superbe! Как хорошо вы вздумали, что одели ее в греческий костюм. Ах, какой сюрприз! Художник не знал, как вывести дам из приятного заблуждения. Совестясь и потупя голову, он произнес тихо: – Это Психея. – В виде Психеи? C’est charmant! – сказала мать, улыбнувшись, причем улыбнулась также и дочь. – Не правда ли, Lise, тебе больше всего идет быть изображенной в виде Психеи? Quelle idée délicieuse! Но какая работа! Это Корредж.»

Уже со второй половины 17 века много голландских художников покорно и радостно живописали то, что от них требовалось, и вот уже на портрете стоят не дети, а пастушка и пастушок. Из Аркадии.

№ 35 Бернардус Зваердекроон Портрет двух детей в пасторальных одеждах ок. 1645, Центральный музей, Утрехт, 143.5х158 см.
035 Centraal Museum

Ничего не подозревающая маленькая девочка становится Дианой в шляпке с перьями и поит своей дланью непомерно длинную лань.

№ 36 Николас Маес Портрет девочки вторая половина 17 века, частная коллекция, 44х33 см.
036 Nicolaes Maes 2

Еще одна Диана, исполненная художником поплоше.

№ 37 Неизвестный художник Портрет девочки в виде Дианы после 1660, частная коллекция, 123.8х95.2 см.
037 diana2

Мальчик превращается в Римского полководца и героя, тут с парсунностью борются добавлением исторических атрибутов. Лицом малыш почему-то сильно похож на предыдущую Диану. Впрочем, все гламурные дети написаны без каких-то характерных черт.

№ 38 Неизвестный художник Мальчик в костюме легионера 1675, Bowes Museum, Barnard Castle, Англия, 97х77 см.
038 b-m-846

Впрочем, не переодевание было главным для родителей-заказчиков, а роскошь, ибо их малютки заслуживали самого-самого лучшего. Точно так же, как «парсуны» были повсюду похожи одна на другую (есть даже американские дети-столбики, написанные в конце 17 века), так и портреты с атласом, розами и блеском были вполне интернациональны и походили на портреты детей из других стран Европы.

Еще я хочу заметить, что «шикарный» портрет иногда мог быть в сущности тем же самым столбиком с той же самой овечкой-собачкой-козочкой, но в атласно-блестящем богатом обрамлениии. Собственно от детей тут ничего и не осталось. Взрослые часто не знают, как относиться к детям, вроде бы те и люди, а вроде бы и не совсем, вот и ведут себя с детьми неестественно. Иногда, например, думают, что с маленькими надо разговаривать писклявым, ненатуральным голосом или что вместо курицы надо кормить малышей ненастоящей, протертой пищей, произведенной на заводе Гербер в городке Форт-Смит (Арканзас). Так же и с детскими портретами: художники странным образом писали не то, что перед собою видели, а что-то воображаемое, в природе не сущетсвующее.

№ 39 Дирк ван Сантвоорт Портрет Клары Алевяйн 1644, Ряйксмузеум, Амстердам, 122×89.5 см.
039 SK-A-1311

№ 40 Николас Маес Портрет мальчика с козочкой и собачкой вторая половина 17 века, частная коллекция, 69.2х57 см.
040 maes boy

№ 41 В. Бракел Портрет девочки последняя четверть 17 века, частное собрание, 73.2х63 см.041 AM1027-82-lr-1

№ 42 Адриан ван дер Верфф Портрет Кунеры Олтсхоорн 1683, Исторический музей, Роттердам, 120.5х93.5 см.
042 Adriaen_van_der_Werff_-_Cunera_Oltshoorn_-_1683

Таких кудрявых, нарумяненых детей в страусиных перьях и атласе художники писали с 17 века, с энтузиазмом продолжили и в 18-ом, да наверное, и не остановились. Ведь если заказывать портрет ребеночка, то пусть уж будет настоящий Корредж.

 

О других детях

Сохранилось некоторое количество картин, где дети изображены не только парсунно  или роскошно. Несколько холстов не относятся ни к какой группе (вроде младенцев де Брая), а еще полу-жанровые картины, а еще перетекание одной схемы в другую. Существуют и так называемые картины Homo Bulla, изображающие младенца или купидона, занятого пусканием мыльных пузырей. Сие веселое занятие на самом деле означает печаль и скоротечность человеческой жизни, похожей своею непрочностию на мыльный пузырь. Homo Bulla  это картины из рода vanitas, которые почти всегда натюрморты, а вот на наших полотнах для разнообразия изображли голого малыша (чтобы подкрепить идею художники там очень часто рядом с купидоном изображали человеческий череп).

И хотя картины Homo Bulla иногда и пытаются представить в качестве портрета всамделишных малышей, я с этим не согласен. Всегда эти младенцы противные и стандартные, словно произведены в Китае. Даже у Рембрандта с мыльными пузырями не получилось.

№ 43 Рембрандт Купидон, пускающий пузыри 1634, музей Лихтенштейн, Вена, 75х93 см.
043

Написано не с натуры, а потому лицо из разряда рембрандтовских одинаковых лиц, когда тревожишься, что вроде бы уже видел такое где-то. Голова на теле не сидит, она вклеена как-то справа, написана отдельно, да и не это главное, а приторность, скука, банальность. Половина картины выкрашена в черный цвет, вероятно, краска потемнела в результате дублирования, но я картину до дублирования не видел.

 

Несколько заключительных слов

Написать младенца в виде застывшего конуса из одежд долгое время во всей Европе казалось вполне естественным и художникам, и заказчикам. В этих условных изображениях даже умели рассмотреть гениальность, там отсутствующую. Трудно поверить, но нижепреведенный портрет из стокгольмского музея считался в восемнадцатом веке чудесной картиной кисти Тициана (именно как Тициан она и была куплена в Дюссельдорфе шведским коллекционером). Сейчас такая атрибуция кажется смешной, но авторство великого итальянца продержалось целых сто лет.

№ 44 Неизвестный художник Портрет девочки с собачкой 17 век, Национальный музей, Стокгольм, 94х56 см.
044 stocholm girl.png

Однако и наш сегодняшний (такой правильный и современный!) взгляд на живопись зависит от десятков причин и сами картины иногда к нему не имеют никакого отношения. Ведь и терборховский портрет Елены ван дер Схалке ныне считается гордостью голландской живописи. Что же… пусть…  у каждого свое мнение и о мнениях не спорят (ОЧЕНЬ плохой портрет!!!!).

Когда-то эта картина Терборха вызвал у меня недоумение, показалась мне беспомощной, но потом я понял, что был не совсем прав. Просто, голландцы писали маленьких детей (где-то до трех-четырех лет) не так, как они писали портреты их родителей, как писали пейзажи, натюрморты или жанровые сцены. Для изображения малышей голландцы пользовались чужими находками, чужими формулами и не видели в том ничего зазорного. Проехала голландская живопись через весь семнадцатый век, но портретами годовалых детей (именно они составляют большинство детских портретов) не заинтересовалась. Художники монотонно использовали всего две схемы изображений, хотя и использовали их по-разному – хорошо и плохо, мастерски и непрофессионально.

Плохая ли это живопись? В качестве станковой живописи (то есть той, которую рассматриваешь в музее) «парсуны» мне не интересны, как монументальная, украшающая собой стены залов, они иногда удачны. Интернациональный же стиль скучен, как всегда и везде.

Постараюсь одним предложением завершить эту главу из трех частей. Кошек голландцы писать не умели, конные портреты не особо и хотели, а портреты младенцев писали по чужому лекалу и потому они не очень интересны.

2 thoughts on “007 Дети, кошки и парадный конный портрет (3)”

Leave a Reply

Fill in your details below or click an icon to log in:

WordPress.com Logo

You are commenting using your WordPress.com account. Log Out /  Change )

Twitter picture

You are commenting using your Twitter account. Log Out /  Change )

Facebook photo

You are commenting using your Facebook account. Log Out /  Change )

Connecting to %s

%d bloggers like this: