Про известного художника и неизвестную модель, а также про известную модель и неизвестного художника

003 ПЛОХАЯ ГОЛЛАНДСКАЯ ЖИВОПИСЬ 17 ВЕКА

Чего-чего, а плохой голландской живописи 17 века сохранилось много. Можно привести сотни примеров, только заунывное их перечисление будет не особо интересно да и не объяснит ничего. А вот если увидеть структуру конструкции, называемой живописью, рассмотреть некоторые случаи подоробно и субъективно, разобраться в причинах небрежности и непрофессионализма, тогда и можно будет осмыслить не только плохую, не только хорошую, а вообще живопись – что это такое, откуда она берется, кто является художником, а кто нет…

В первой главе я говорил, что цена вовсе не является признаком, по которому выявляется плохая картина. Потом на примере Вигеруса Витринги оказалось, что другие маркеры плохой живописи тоже не совсем надежны. Примером же Германнуса Коллениуса из следующей главы я хочу продемонстрировать, что маркеры эти все же существуют. Но предварительно я должен рассказать небольшую историю

Сохранилось без счета портретов немногочисленной голландской знати – виконтов, герцогов и просто юнкеров. А немногочисленным дворянство было потому, что после освобождения от испанцев избранников небес с голубой кровью в Соединенных Провинциях становилось все меньше и меньше, ведь для возведения в рыцари необходим король, короля же в Нидерландах не было. Так как новых графов и маркизов не появлялось, тем важнее для родовитых семей становились когда-то обретенные титулы, тем больше они гордились своим происхождением. Эти люди дорожили своей родословной, по возможности не смешивались с простолюдинами и держали свой герб в чистоте. Они не гнались за модой, как столичные купцы или подражающие Амстердаму и Гааге провинциальные господа, им не надо было ничего никому доказывать. Однако этим трезвомыслящим голландцам с правильной фамилией, историей, титулом, гербом и славными предками никогда не приходило в голову искать прославленного живописца и дорого платить ему за портрет. Да и зачем? Ведь аристократия, заказывая постоянно свои изображения, заботилась не об их качестве, а лишь о том, чтобы была показана славная генеалогия и потомкам были предоставлены зримые образы знатности и благородства крови.

Так и получилось, что почти все портреты голландских аристократов не интересны. И найти среди них хорошую картину не всегда получается. Не то чтобы изображения юнкеров и графов были исполнены непрофессионально, но они скучны, скроены по одному и тому же лекалу и выглядят архаично.
Я приведу пример.

Вот парные портреты из Гронингского музея, которые несколько дней тому назад я увидел на выставке «Богатые в Гронингене – замки и городские дворцы 1600-1800»

Вот славный Эдзард Якоб Клант.
№1 Неизвестный художник Портрет Эдзарда Якоба Кланта 1629, Гронингер музеум, Гронинген, 101×76 см.
001 Edzard-Jacob-Clant

А вот его жена.
№2 Неизвестный художник Портрет Баувины Кундерс ван Хелпен 1630, Гронингер музеум, Гронинген, 115×85 см.
002

Теперь что-то совсем иное.
Парные портреты из музея искусств в Копенгагене принадлежат кисти Томаса де Кайзера (1596–1667), который был наиболее востребованным портретистом Амстердама вплоть до 30-х годов 17 века, пока Рембрандт не сверг его с этого пьедестала и не стал самым модным художником.

№3 Томас де Кайзер Портерт мужчины 1631, Государственный музей искусств, Копенгаген, 50.7×41.4 см.

KMS8151

№4 Томас де Кайзер Портерт женщины 1631, Государственный музей искусств, Копенгаген, 50×41 см.

KMS6703

Разница между двумя подходами к портрету очевидна. Первая пара картин это во многом схематическое изображение, с перечислением кружев, шпаги, носа, платья, прически и (самое главное!) с правильными гербами! Композиционное, цветовое или какое-либо другое художественное решение отсутствует. Это вроде паспортной фотографии, где даже необязательно сильное сходство. Вторая пара не только гораздо более реалистична, но художник на холстах решал многочисленные задачи, он думал о цвете и композиции, мастерски изображал платье и драпировки. Ковер на столе, красный занавес с кистями позади колонны, кресло, пол, пространство – все в картине важно. И все эти детали были бы необязательны, если бы живописец писал на холсте генеалогию. Герба на картинах нет. Кому-то портреты могут нравиться, кому-то не очень, но это именно живопись и искусство. Первая же пара полотен к живописи почти и не имеет отношения.

Заметьте, что в первом случае мы не знаем имени художника, зато нам в деталях известны биографии Эдзарда Якоба Кланта и Баувины Кундерс ван Хелпен. Остановимся на женской биографии. Мы знаем, что Баувина родилась в 1610 году, была дочерью Алларда Кундерса ван Хелпена и Амеле Энтенс, стала второй женой Эдзарда Якоба Кланта в 1629 году, у нее было шестеро детей и среди них Дерк Якоб Клант ван Юкема, который был женат на Маргарете Йосине Рипперда из известнейшей семьи Рипперда (об этой семье речь пойдет в следующей главе). Если же кто-то думает, что это не совсем биография, то я уверяю вас, что у аристократов почти и не бывает других жизнеописаний, от них требуется лишь важно надувать щеки и передавать потомкам беспримесную голубую кровь.

Во втором же случае мы знаем имя художника, но не знаем имен моделей! Хотя пара эта была богата и могла заказать портреты у самого дорогого портретиста Амстердама, но имена их пропали навсегда. Зато нам известна биография Кайзера: сын скульптора и архитектора Хендрика де Кайзера, он сделал блестящую карьеру, был необычайно популярным, но в 40-х годах потерял всех своих клиентов, чтобы свести концы с концами стал продавать базальтовые блоки, однако же в 1654 году сумел вернуться к своему ремеслу и стал писать конные портреты богатых амстердамцев (до этого верхом изображались лишь дворяне), с 1662 до своей смерти в 1667 он был главным надзирателем над постройкой Амстердамской ратуши.

Нельзя сказать, что №1 и №2 это плохая живопись, однако никто не отнесет их и к хорошей живописи. В следующей главе я приведу еще не один пример из того, что нравилось аристократам. Провинциальным аристократам. Пока же можно осторожно сделать один небольшой вывод: то, что немодно, живописью не считается, а шумиха и некоторый ажиотаж для искусства необходимы. Иначе картины навечно ожидает запасник музея, где почти безвылазно и пребывают изображения Баувины Кундерс ван Хелпен и Эдзарда Якоба Кланта.

One thought on “Про известного художника и неизвестную модель, а также про известную модель и неизвестного художника”

Leave a Reply

Fill in your details below or click an icon to log in:

WordPress.com Logo

You are commenting using your WordPress.com account. Log Out /  Change )

Twitter picture

You are commenting using your Twitter account. Log Out /  Change )

Facebook photo

You are commenting using your Facebook account. Log Out /  Change )

Connecting to %s

%d bloggers like this: