Обычный, превосходный, слабый и ужасный художник Питер де Хох

Питер де Хох

Питер де Хох при жизни не сделал особой карьеры, известность пришла к нему лишь в 19 веке, но сейчас он считается одним из важнейших голландских живописцев «золотого века». Почему важнейшим? Тому есть прозаическое объяснение.

Вся история искусств это рассказ про гениев, беззаветное служение музам, божественные озарения и титаническую борьбу. При этом историки искусства пренебрегают художниками второго ряда, попробуйте, например, найти каталог скромного Яна Олиса (Jan Olis, 1610-1676) – такого каталога не было да и не будет в обозримом будущем (вероятно, Олис боролся недостаточно титанически и беззаветно). Но с гениями иначе: регулярно выходят книги о Вермеере/Рембрандте (так в 2017 году за два месяца уже вышло два серьезных научных альбома про Вермеера), а так как тексты в книгах должны все же хоть немного отличаться, то ученые и стараются. Именно в процессе переливания из пустого в порожнее на определенном этапе развития, гм, науки была выдумана «Дельфтская школа живописи». Генералом в этой школе был поставлен Вермеер, а его заместителем, полковником и предтечей Питер де Хох.

Таким образом Питеру де Хоху повезло: его не забыли. Повезло и нам: Питера де Хоха охотно возят на выставки малых голландцев, про него пишут статьи, существуют целых два каталога его работ, последний вышел всего 37 лет тому назад, в 1980 году: Pieter de Hooch, by Peter C. Sutton. Все же внимания работам де Хоха уделяется не столь много, как картинам гениев, а потому в каталоге присутствуют ошибки, например, иногда неправильно указаны размеры картин, а это значит, что автор удовлетворялся фотографиями, ленился и не ездил по миру, тщательно обмеривая и осматривая каждое полотно. Почти всегда работы де Хоха можно найти в экспозиции музеев (в Национальной галерее в Лондоне висят три холста из пяти, имеющихся в собрании, в Метрополитен четыре из семи). Правда, не везде де Хоху повезло одинаково: в богатейшем собрании Эрмитажа двум картинам де Хоха не нашлось постоянного места на стенах залов, зато в бедном собрании Пушкинского музея в Москве висят все его работы (целых три). Хочу тут отметить, что еще одна картина де Хоха, описанная в каталогах Эрмитажа в шестидесятые годы, сейчас на сайте Эрмитажа не числится, и ее инвентарный номер никак не находится. Непонятно, что случилось с этим небольшим холстом.

Обычный ремесленник в первые годы своей карьеры, Питер де Хох меньше чем за десять лет становится отличным живописцем, однако в конце жизни начинает писать скучные, а еще позже и ужасные картины. Но так как художника оценивают, глядя лишь на удачные работы, а де Хох написал несколько прекрасных полотен, то живописец он прекрасный.

Питер де Хох (1629-1684) писал исключительно жанровые сцены, кроме них есть три групповых семейных портрета в интерьере и один в дворике (еще ему приписывается один автопортрет и один пейзаж, но атрибуции этих последних во многом сомнительны). Замечу, что само понятие «жанровой картины» довольно новое и появилось в конце 18-начале 19 века, а в 17 веке (на аукционах) их просто скучно описывали, например, «Разговор», «Веселье» (то, что потом стали называть merry company), «Курильщик в таверне, пьющий из кружки», а если сюжет был непонятен, то его обозначали, как «Картина с фигурами».

Де Хох сделался живописцем в неподходящее время: если в первой половине 17 века ремесло художника приносило хороший доход, то с упадком рынка картины стали дешеветь, а художники менять профессию, не случайно именно в это время (1656) обанкротился Рембрандт, Гальс впал в нищету и его имущество было продано, чтобы выплатить долг булочнику (1652). Вот и Питер де Хох как художник при жизни не преуспел. Первые его работы датируют 1650 годом (когда ему был 21 год), последние 1684. В лучшем на нынещний день каталоге ему приписывают 166 картин, ну и, как обычно, стараниями аукционного бизнеса к более или менее устоявшемуся корпусу работ де Хоха добавили еще ряд произведений.

Ранние работы

Сначала де Хох писал как все, то есть скучно. Он был молодым художником, искал заработок и никаких революций в искусстве совершать не собирался. Первые его работы это небольшие холсты с двумя, тремя, четырьмя фигурами, без ясно расположенного источника света, исполненные местами тщательно и всегда весьма экономно (много темного фона, который удобен, ибо его можно было особенно не детализировать).

№1 Три мужчины в таверне, ок. 1650, Берлинская Картинная Галерея. Картина подписана.
001
Здесь де Хох заботится о рисунке: несколько раз исправляет шляпу курильщика.

№2 Пустой Стакан, ок. 1650-1655, Музей Бойманса ван Бёнингена, Роттердам.
002 The_Empty_Glass
Подписи нет, картину решили приписать де Хоху в 1920 году, до того она считалась работой Метсю.

№3 Интерьер с мужчиной, предлагающей женщине бокал вина 1650-1655, Эрмитаж, Санкт-Петербург. Картина подписана.
003 Man_Offering_a_Glass_of_Wine_to_a_Woman_-_WGA11682.jpg
Несмотря на более или менее тщательную отделку деталей, рисунок не удался: пропорции фигур нарушены, а мальчик, стоящий в дверном проеме вовсе нарисован без натуры. С изображением детей у де Хоха будут вечные проблемы, дети ему не позировали, и приходилось писать их по памяти, если же художник не вполне тверд в рисунке (а де Хох был именно таков), то при изображении людей по памяти недостаток мастерства сразу бросается в глаза.

№4 Игроки в трик-трак в амбаре, ок. 1652-1655, Национальная галеря Ирландии, Дублин. Картина подписана.
004
Вполне традиционно и неинтересно. Реалистически изображенный пол с картами, соломой и разбитыми керамическими трубками (так называемые трубки из Гауды). Де Хох старается сделать стоящего солдата рельефным, но это у него не получается, тогда он просто зачерняет пространство рядом с освещенной спиной, что выглядит несколько беспомощно и неоправданно. Сама стоящая фигура довольно живописна. У подбоченившегося солдата чересчур длинная рука (опять проблемы с рисунком). Неубедительно затемнена желтая доска за освещенным профилем сидящего солдата. Де Хох пробует играть со светом, но у него покуда не получается. Женщина на картине написана слишком миниатюрной и выглядит неубедительно: вместо того, чтобы освещенный солнцем белый цвет чепца и кофты выделялся, наряд женщины прилипает к желтой перегородке и в то же самое время светлое пятно нарушает пространственный строй и скачет на зрителя. Позже в своих картинах де Хох не побоится изображать белую поверхность затененной стены коричневым пигментом (и это будет здорово и эффектно), а тут он пишет белую освещенную ткань самыми белыми красками и такой выбор не работает.

Из деталей, оживляющих интерьер, можно отметить надписи мелом на деревянной перегородке, рядом с которой сидят игроки. Несмотря на набивший оскомину темный фон, картина написана лихо и имеет определенные живописные достоинства.

«Художник нам хотел сказать»

Прежде чем перейти к работам де Хоха, где он начинает использовать свет в качестве важного изобразительного элемента, я хочу объяснить, почему в своей истории живописи я не даю интерпретацию сюжетам картин и не истолковываю значение изображенных предметов, как это делается в бесчисленных книгах и статьях по искусству, почему не пытаюсь понять, «что художник хотел нам сказать».

Для того, чтобы начать «разгадывать» тайный смысл картины, нужно быть уверенным, что он (смысл) там есть. Иначе можно попасть впросак, как Вольфганг Эллер, составитель последнего каталога Джорджоне. В заметке о Джорджоне я писал, что описывая картину Il tramonto из Национальной галереи в Лондоне, Эллер цветасто, научно и длинно истолковал утонченный философский замысел художника и поведал нам, что означают святой Георгий, святой Антоний, низкорослый дракон и разные монстры. Беда заключалась в том, что всех этих персонажей щедро добавил на холст веселый и циничный реставратор двадцатого века (холст был ужасно поврежден и требовалось закрасить места с отставшей краской). Получилось смешно и очень неудобно.

В своих трудах искусствоведы обычно очень осторожны и никогда не высказываются категорически. Так как атрибуция трех четвертей сохранившихся полотен старых мастеров держится не на фактах, а на согласии большинства знаменитых экспертов, то даже про авторство той или иной картины обычно говорят расплывчато, опасаясь появления новых фактов и того, что возможно придется брать свои слова назад. Авторство можно оспорить. Оспорить же интерпретацию картины довольно трудно (случай с безусловным конфузом Эллера все-таки особый) ибо там по определению не может быть никаких документов и фактов. Вот и случается, что ученые и важные искусствоведы дают одной и той же картине десятки (!) разных истолкований.

До того, как иконология Варбурга-Панофского восторжествовала и искусствоведы начали находить в картинах символы, намеки и послания «столь ясные современникам и столь непонятные нам», они не сидели без дела, а сочиняли истории о том, что в таких-то работах де Хох изобразил «судя по всему» свою жену и «без сомнения» своего сына, а местом сцены «несомненно» является улица, где с «большой долей вероятности» жил художник в то время, хотя никаких документов не осталось. Позже эти предположения были отметены как ненаучные.

Ни в одном голландском трактате 17 века о живописи не ведется речь ни о том, как зашифровывать на картинах тайные послания, ни о том, что в картине присутствуют философские или этические смыслы. При этом в оных трактатах на многих страницах описываются разнообразные задачи художника, главной из которых считается копирование реальности.

Нет никаких упоминаний секретного значения картин и в нотариальных или аукционных описях коллекций, которые составлялись в 17 веке, нет об этом сведений и в письмах художников. Никогда не говорится, что цена произведения зависила от умения (или неумения) художника-шифровальщика при помощи кисти и краски доводить до сведения покупателей философские максимы. Прямые же свидетельства о зависимости цены от иллюзионистских способностей живописцев имеются.

В девятнадцатом веке толкования наконец появляются, и нам рассказывают истории про «семейные сцены» и «отцовские наставления». В двадцатом веке все прошлые объяснения того, «что хотел сказать художник», неожиданно отменяют, и ученым в каждом холсте, где изображена девушка в роскошном наряде, одновременно начинают мерещиться бордель и тщета земной жизни. С двадцатых годов двадцатого века начинается настоящий шабаш, количество истолкований безудрежно растет, этот маховик не остановлен и до сих пор.

Иногда в картине все же можно прочитать смысл, это, например, касается небольшой части натюрмортов, которые называются «vanitas» или, скажем, серий картин с изображением пяти чувств, данных человеку. Кроме того, существуют произведения, которые без обиняков и намеков прямо изображают различные аллегории (и именно так эти картины и называются, к примеру, «Аллегория свободной торговли»).

Картина в картине

Особую радость ученым, пишущим про малых голландцев, доставляет нахождение смысла картины, изображенной на холсте с жанровой сценой! До нас дошло много подобных работ, где помимо фигур, мебели, разнообразных предметов живописец изобразил и картины, висящие на стене. Это естественно, потому что, стремясь к правдоподобию, художники просто не могли игнорировать полотна, которыми были украшены интерьеры голландских домов. Мы видим изображения картин на холстах Вермеера, де Хоха, Охтервельта и многих, многих других. В нынешние времена, встретив такой мотив, искусствоведы потирают руки: сейчас, сейчас, сейчас мы разгадаем загадку и объясним миру, почему художник написал на своем полотне именно эту картину, а не другую! И они объясняют.

К сожалению, у этих толкований есть немаловажный недостаток. Любое (!) изображение можно десятками интерпретаций  (!) связать с большим набором тем, которые рождаются в несчастной голове сочинителя диссертации по истории искусств.

Так как я пишу блог, а не важную книгу, то я позволю себе немного позлословить. Поупражняемся? На каком-нибудь воображаемом примере, чтобы никого не обидеть? Допустим, художник изобразил женщину, а рядом павлина, или позади нее на стене картину, где в свою очередь изображен павлин… Ну, это очень просто! Это, несомненно, значит, что женщина, гордая, как павлин, заботится лишь о своей внешности и положении в обществе (пренебрегая вечным), и мы напрасно будем искать в недрах ее души нечто истинное и глубокое, или же это значит (не менее «несомненно»), что она беременна и надеется на покровительство Юноны (помощницы при родах), символом коей и является павлин, если же она не беременна, то, значит, она благодарит Юнону за успешные роды, если же и не рожала, и не собирается, то таким образом она э-э-э… демонстрирует свою принадлежность к высшему обществу, ибо павлин может символизировать королевскую власть. С другой стороны, павлин может означать, что дама является тайной католичкой, так как реформация требует скромности и отказа от павлиньих одеяний (согласно учению Филиппа Меланхтона, а для пущей убедительности можно сослаться на его конкретную проповедь Oratio contra affectationem novitatis in vestitu (1527))… Еще? Так как павлин происходит из Индии, то картина, конечно, намекает на Ост Индскую компанию и объясняет каждому происхождение богатства данного домохозяйства…

Павлин ко всему прочему является главой ангелов (Малак Тавус) в религии езидов, а еще геральдической фигурой князей Вид (правителей Албании), а также символом бессмертия, символом греха тщеславия, символом нетленной души, символом нетленного тела, символом надменности и тому подобное, и так далее без конца. Тут я умолкаю и предоставляю читателю возможность продолжать и стать хотя бы на минуту настоящим искусствоведом.

Такими риторическими упражнениями, хоть и обескураживающе бессмысленными, историки искусства не устают заниматься, огромное количество статей и книг предоставляют нам примеры этого безумия. Признаюсь, что меня впечатлили два пассажа Саттона в его второй книге о Хохе. В первом говорилось, что «…однако об одной картине де Хоха (Пирушка из Национального музея старинного искусства в Лиссабоне) мы можем с уверенностью сказать, что изображение картины в картине не случайно и имеет глубокое символическое значение…к сожалению, это символическое значение нам абсолютно непонятно…», а во втором его высказывании картина «Жертвоприношение Исаака» была истолкована как символ семейных ценностей.

Ну а что я могу сказать о картинах в картине? Неинтересная правда заключается в том, что художник в качестве образцов для их изображения использовал (если использовал) или гравюры, или зарисовки чужих полотен. И тех и других всегда было у художника не очень много, вот потому Питер де Хох в самых разных своих работах часто изображает одни и те же холсты с одними и теми же сюжетами.

Несомненно, что в каких-то случаях изображенные в интерьере картины могут соответствовать сюжету, который выбрал художник, однако почти никогда прямой связи не найти, доказать ничего нельзя, зато можно об этом спорить… Но ведь можно и не спорить! На мой взгляд, сюжет в живописи это вещь третьестепенная, а сюжет картины в картине и того более – десятистепенная.

Появление света

№5 Солдаты, служанка и игрок на флейте ок. 1650-55, Галерея Боргезе, Рим.
005 Soldiers with a serving woman and a flute player
Ясный и неразмытый источник света, освещение реалистичнее, чем в первых работах, однако картина традиционна, такие есть и у де Йонга и у прочих художников того времени.

№6 Солдат со служанкой и игроками в карты, ок. 1655, Музей Вальраф-Рихарц, Кельн. Работа подписана.
006 hooch wallraf richarz.jpeg
Совершенно стандартная и скучная композиция, однако справа, за тележкой, находится чуть приоткрытая дверь. И за дверью этой мы видим сильный солнечный свет, который пытается, но не может пробиться в пространство амбара и пространство картины. Потом у де Хоха именно струящийся с разных сторон свет и станет главным изобразительным элементом в живописи. Тут художник вплотную приблизился к своему открытию, но еще не сделал его.

№7 Интерьер с матерью, ребенком и подметающей служанкой 1655-57, частная коллекция. Картина подписана монограммой.
007 Interior_with_mother_and_child_and_a_maid_sweeping_d1480082x.jpg
В этой работе главным действующим лицом становится интерьер. Интерьер изображен пока еще робко, пока еще обильной коричневой краской, но здесь уже присутствует все, что будет у художника в лучших картинах: контрастный свет пробивающийся через переплеты верхнего окна, вдали за стеклом красно-зеленый пейзаж, побеленная стена, свет играющий на чепце, дополнительные источники света (огонь в печи и свет из низких окон пристройки). Тут же обычные минусы де Хоха: плохая перспектива, неубедительный рисунок сидящей фигуры, карикатурное лицо служанки, ужасный рисунок младенца.

№8 Женщина чистящая овощи ок. 1657, Лувр, Париж.
008 Woman_Peeling_Vegetables_in_the_Back_Room
Дальнейшее развитие темы света (особенно градации освещенности пола и стен). Коричневый цвет все еще торжествует.

Найденный стиль

С 1657 года стиль де Хоха изменяется. Свет, перспектива и пространство становятся главным в его картинах. Он начинает писать работы со светлыми или белыми стенами, с несколькими источниками света, со сложными окнами, перспективами, дверными проемами, отблесками, глубинами, рамами, дверями, тенями и световыми пятнами. Если у других художников есть две-три подобных картины, то у де Хоха их пара дюжин.

№9 Солдаты, играющие в карты 1657-1658, частная коллекция, Цюрих.
009 Soldiers_Playing_Cards_-_WGA11685
Я не видел этой картины, но мне кажется, что она в очень плохом состоянии. Изменения цвета, которые видны на репродукциях, обычно появляются при дублировании картины на новый холст, однако в каталогах указывают, что основой для этой работы служит дерево. Врочем, известно также, что некоторые картины якобы дублируют с дерева на дерево. В любом случае, темные краски тут очень сильно почернели (и рвут тоновое решение), а белые стали кофейного цвета (я полагаю, что освещенная стена, на фоне которой сидят игроки, когда-то была белой, а не бежевой!). Примером потемнения может служить шляпа на сидящем солдате, которая прилипает к фону и почти не отличается от закрытого ставня. В прошлых картинах де Хох специально затемнял часть фона, чтобы показать рельефность, а тут, в светлом интерьере, где возможно использовать все тоновые регистры, он вдруг этого не сделал. Как-то нелогично и странно… Если картину не погубили реставрацией, приходится признать, что виною тому – время.

Данное полотно обожают приводить в пример, когда сравнивают де Хоха с Вермеером (№10). Это отражает и дата 1657-1658, вокруг нее идут непрекращающиеся баталии, одни искусствоведы, говорят,что Вермеер был первым в композиции и подходе, другие дают пальму первенству де Хоху.

Насколько важен приоритет и кому он важен, я точно не знаю, но зато могу порассуждать о живописи де Хоха. Справа очень реалистично и очень цветно написаны стул, шляпа и красная подушка. Таким образом создается убедительный первый план, который помогает восприятию группы людей в центре полотна.

Когда де Хох работал и жил в Дельфте, он начал играть со светом и не скоро смог наиграться, свет на картине повсюду, и везде он разный: зеркало вверху слева показано в перспективе, стекло зеркала покрыто патиной и отражение света там соответствующее, резко выделяется блик на кирасе, через оконное стекло, которое тоже дано в сильном сокращении, еле-еле проступает улица, рука солдата, ходящего бубновым тузом освещена тем лучше, чем ближе она протянута к источнику света, скатерть тоже тем светлее, чем ближе к окну, реалистически и по-разному решен блеск рамы эбенового дерева и ручки на оконной раме. Хотя сейчас и очень трудно представить, какой была картина, когда ее написал художник, но мне кажется, что в ней были несомненные живописные достоинства.

Но все же это не Вермеер, у де Хоха никогда не получается до него дотянуться. Если световые эффекты у де Хоха превосходны, то с рисунком – полный провал. И это ужасно обидно. Все люди, изображенные на холсте, не соответствуют друг другу по масштабу, особенно видно это на женской фигуре, художник написал ее такой маленькой, что кажется, будо она стоит за пять-семь метров от стола. Голова ее в два раза меньше, чем у игроков-мужчин. Солдат в кирасе нарисован не с натуры и у него непонятно-длинная рука, странный женский профиль и голова, которая не посажена на туловище. Конечно, это может быть результатом потемнения краски, но не в такой же степени! Еще мне не нравится композиция, де Хох удовлетворился промежуточным, торопливым, несбалансированным результатом. Понятно, что для хорошей композиции нужны эскизы, рисунки или хотя бы долгие размышления, а де Хох, вероятно, не мог себе этого позволить. Работы надо было заканчивать быстро и сразу же начинать новые.

Хочу обратить внимание на изображение картины на стене, про нее, конечно же, пишут, что она тоже принимает участие в действии, и что на ней изображены играющие в карты солдаты. Правда, раньше считали, что там висит сцена с Христом и грешницей, и, разумеется, были уверены, что этот сюжет тоже очень к месту (предостерегает от греха).

А вот для сравнения та самая картина Вермеера из коллекции Фрика в Нью-Йорке.

№10
010 Johannes_Vermeer

№11 Женщина с младенцем и маленький ребенок 1658 Aurora Art Fund, Нью Йорк. Картина подписана и датирована.
011
Превосходный де Хох. Минимум предметов, замечательное изображение пустоты и воздуха, два источника света, один находится за спиной зрителя, другой мы видим в глубине пространства (окно). Свет сделан очень выразительно.

№11 (1) Фрагмент.
011 a.jpeg
Удачные композиция и тоновое решение. Снова всюду игра света: блики на изразцах, устилающих пол, отсвечивающее крашеное дерево порога, отблеск оконного света на двери и так далее.

Но и тут у де Хоха не все гладко: несколько нарушается перспектива, фигуры не пропорциональны (женщина с ребенком слишком мала).

Мне нравится эта картина, и ошибки художника не слишком ее портят. Почему? Я не знаю. Почти никогда не представляется возможным рационально объяснить, отчего что-то в искусстве нравится, а что-то нет, отчего какие-то неудачные детали прощаешь, а какие-то мешают восприятию. Если бы такие объяснения существовали и работали, то каждый человек, следуя точным инструкциям, смог бы создавать одни лишь шедевры. Я, однако, голосую за иррациональное, которое и делает живописное (и любое другое) произведение прекрасным и уникальным. И эта картина именно такова.

Я приведу еще несколько отличных работ Питера де Хоха безо всяких комментариев и объяснений, а потом расскажу о картине, которую видел на выставке в Гааге.

№12 Женщина с ребенком в кладовой ок. 1658, Ряйксмузеум, Амстердам. Картина подписана.
012.jpg

№13 Материнская обязанность 1658-60, Ряйксмузеум, Амстердам. Картина подписана.
013 Moedertaak.jpeg

№14 Интерьер с молодой парой 1662-65, Метрополитен, Нью-Йорк.
014.jpg

№15 Мать у колыбели 1661-63, Берлинская картинная галерея.
Pieter de Hooch Tutt'Art@

Картина на выставке в Гааге

№16 Игроки в карты 1658, Королевское собрание, Букингемский дворец. Картина подписана и датирована.
016.jpg
Картина куплена в 1819 году за 700 гиней (около пятидесяти тысяч фунтов на нынешние деньги).

Отличная картина!

Поток дневного света с улицы является главным героем картины, изображение света удалось, а значит, и картина удалась. Отсвечивающий пол написан превосходно. Обычно, когда встречаешь такой отблеск света в реальности, то прищуриваешь глаза, чтобы лучше видеть комнату вокруг, тут тоже хотелось прищуриться. Световой поток проходит через дверь, отражается от нее (отсвечивающая деревянная дверь тоже показана очень убедительно и здорово) и от плиток пола, изменяя их цвет. Свет настолько сильный, что белая стена, котрая написана темно коричневой краской, все равно кажется белой.
№16 (1)
016 01.jpg

Хорошо угадан тон нижнего переплета окна.
№16 (2)
016 02

Тут я должен сделать небольшое отступление и объяснить нехудожникам значение слова «тон». Прошу прощения у тех, кто знает, что это. Тон это освещенность и затененность какого-то определенного цвета. Если, допустим, у человека на картине светло-коричневые волосы, то для того, чтобы реалистически показать их, может вовсе и не понадобиться светло-коричневой краски. Одна часть прически будет освещена дневным светом и в тех местах, где волосы не отсвечивают, покажется зеленоватой, а теневая сторона головы може быть черной с синим отливом. Именно правильное тоновое сочетание цветов в наибольшей степени (если сравнивать с другими изобразительными средствами) дает реалистический эффект материальности, пространства и освещенности/затененности. Добиться этого непросто, потому что необходимо внимательно и непредубежденно смотреть на модель, стараясь изгнать знание того, что волосы человека каштанового цвета. У де Хоха это иногда отлично получается. «Попасть в тон» это значит верно изобразить цвет в тени и на свету.
№16 (3)
016 03

Группа людей на картине показана четко и убедительно, это не перечисление персонажей и не несколько натурщиков, нарисованных по отдельности и сведенных вместе, а с полным пониманием написанная группа людей. Именно так глаз и сознание и воспринимают нескольких незнакомцев в первое мгновение встречи с ними.
№16 (4)
016 04.jpg

Убедительно разобраны различные пространственные планы: вдали двор, потом переплет двери, пол, стул, передний план с изображенным мусором (традиционный, но правильный ход и тут он отлично использован).
№16 (5)
016 05

Картина получает глубину, и художественное решение пространства тут уникально, это не наработанное клише.
№16 (6)
016 06.jpg

Глядишь на холст и произносишь слово «здорово», а это случается не так уж и часто! Однако же сразу после того замечаешь, что в картине много неудачных, недотянутых мест. Заоконное пространство написано жидко и невнятно, пейзаж там лишь намечен, в этом пространстве нет живописности, а лишь перечисление предметов, которые обязаны находиться на улице за окном: вот дерево, вот зеленый цвет, вот ветки, но сам пейзаж выпадает из картины из-за своей недоработанности, я говорю про верхнюю часть окна (конечно, это лучше, чем начать пересчитывать все листики, но все равно жаль, что задний план не решен). На репродукции увидеть это невозможно, но я все равно приведу фрагмент.
№16 (7)
016 07

Снова де Хоха подводит рисунок, например, механически и уж слишком торопливо написано женское лицо. Для эскиза было бы нормально, а тут мешает. (И снова на репродукции не видно.)
№16 (8)
016 08

Хочу заметить, что изображение человека на картине, где главное интерьер, это не такая уж и тривиальная задача. Ее нужно решить, и каждый художник делает это по-своему. Например, Ян Стен писал персонажей карикатурно (мне это совсем не нравится). Вермеер изображал не живых людей, а словно фигуры из музея мадам Тюссо, почти ни у кого из людей на его полотнах нет характера, персонажа Вермеера невозможно будет узнать в лицо, это умный и продуманный ход, никто из изображенных им людей не привлекает больше внимания, чем ковер или мебель и поэтому возникает удивительное единство изображения. Хамершей просто не писал лица моделей, все его персонажи повернуты к нам затылком, прием простой, но вполне работающий и эффективный.

У той же женщины на картине де Хоха нога из туловища выступает каким-то непонятным образом, над коленкой бедро закругляется так, словно под юбку залезла кошка.
№16 (9)
016 09

Хотя эта модель присутствует на других картинах де Хоха, но возникает ощущение, что тут он рисовал ее не с натуры. А вот то же самое лицо (картина из музея Гетти), но написанное со всем вниманием. Тут де Хоху изображение удалось.
№16 (10)
016 10

Сейчас я на минуту остановлюсь и объясню, зачем я пишу об этом. Восприятие любой картины проходит через несколько этапов. Сначала необходимо первое впечатление, если ты не сказал «здорово», «ах!» или «ух ты!», то картина плоха, на нее можно дальше и не смотреть. Но если картина хороша, то начинаешь ее рассматривать и, к сожалению, часто тебя ждут там разочарования. Только у очень небольшого числа гениев части картины и детали сделаны крепко и неожиданно и не портят первое впечатление. Таким художником мне представляется Вермеер. А вот Питеру де Хоху даже в своих лучших работах детали удаются не всегда.

Например, тело у человека в желтом камзоле (с непонятным, кривым воротником) – условное, это не тело взрослого мужчины, а тело скособоченного десятилетнего мальчика-инвалида без плечей. Если подумать, что на этого человека надета рубашка, а потом камзол, а одежда обычно имеет объем, то выходит, что туловище под ними должно быть чуть шире шеи. Де Хох часто пренебрегает рисунком второстепенных персонажей. (Хотя пренебрегает не только он, в заметке о де Йонге я привел точно такую же плохо нарисованную фигуру на картине, хранящейся в Гронингене.) Рисунком желтой фигуры де Хох решил не заниматься, он попал в тон (очень удачно) и успокоился, складки намечены лишь на рукаве, остальной камзол, словно сделан из жести. Поворотом туловища, сочленением рукава и камзола – всем этим художник пренебрег. И когда я говорю «пренебрег», я не имею в виду, что все это надо было тщательно выписывать, как это делали искусные лейденские художники. Вовсе нет, все эти детали надо было обдумать, а потом решить, как их изображать. А де Хох поторопился.
№16 (11)
016 11

Рисунок стула неубедителен, ощущение, что стул заваливается назад. Это не слишком большое прегрешение, может быть, так и было в действительности, однако эта невнятность чуть царапает глаз, вот я и обратил на это внимание.
№16 (12)
016 12

И повсюду на картине видна небрежность в исполнении деталей («а у Вемеера такого нет» крутится в голове):

Торопливо и как-то смазано написанные манжеты у сидящего и у стоящего мужчины.
№16 (13) (14) (15)
016 13    016 14    016 15

Неправильная перспектива игральной карты на столе.
№16 (16)
016 16

Непопадание в тон при изображении красных перьев на шляпе (чтобы картина не показалась ахроматической, художнику необходимо было цветовое пятно, но он его не написал с натуры, а лишь обозначил, хотя, возможно, тут тоже выцвела краска).
№16 (17)
016 17

Невнятные занавески на окне (хотя тут, я думаю, просто выцвела большая часть краски, на репродукции же занавески смотрятся наоборот вполне эффектно).
№16 (18)
016 18

Многие детали не доведены до конца: скучная белая стена. (На репродукции этого не видно.)
№16 (19)
016 19

Картина и ее рама в нижней своей части не интегрированы со штукатуркой, кажется, что рама вдруг изгибается и отходит от стены. Так как сюжет картины на стене не особенно ясен, а искусствоведам все равно хочется хоть что-нибудь сказать про нее, на выставке картину эту приводят как пример того, что в 17 веке в Голландии живопись висела повсюду – даже в дешевом трактире. Однако в последней книге Саттона о де Хохе говорится, что интерьер этот вовсе не дешевый, а вполне себе респектабельный. (Удобная профессия – историк искусства, каждому дозволено утверждать, что угодно, все равно никто не побежит проверять.)
№16 (20)
016 20

Хорошо придуманный гвоздь почти пропал (снова выцвела краска?).
№16 (21)
016 21

Двор на заднем плане написан схематично, белесо и скучно, равно как и служанка с кувшином вина. Предметы, имеющие цвет и освещенные уличным солнцем, должны быть, по идее, красочнее и звучнее, чем предметы внутри комнаты. Питер де Хох никак не показывает это, а просто механически разбеляет предметы, оказавшиеся вдалеке, это механическая передача воздушной перспективы, а не взгляд заинтересованного художника. Из-за этого вся картина выглядит недостаточно цветной.
№16 (22)
016 22.jpg

Картина во многом выиграет, если ее поместить высоко и смотреть на нее издали. Я пишу подробно про эти недочеты, потому что у Вермеера (который висел на выставке совсем неподалеку) подобных небрежностей нет (или почти нет). И это поразительно, потому что таких идеальных картин в природе быть не может!

Часть всех этих минусов у де Хоха можно списать за счет того, что масляная краска выцвела и стала прозрачной (а у Вермеера не стала!). Весьма показательно, что прозрачность краски можно заметить на второй картине художника, представленной на выставке, там обувь стоящей женщины вызывала странное чувство, туфли были бесформенны, слишком бесформенны, но когда я посмотрел на репродукцию этой работы, то выяснилось, что туфли были написаны хорошо и убедительно – линза фотоаппарата ухватила структуру мазка, сделала ее гораздо более зримой, а расплывчатось, напротив, почти убрала, стало понятно, что виною всему триста пятьдесят лет за которые масляная краска стала прозрачной.

№17
A Courtyard in Delft at Evening: a Woman Spinning

Хороший пример того, как выцветает краска можно увидеть на картине де Хоха из Национальной галереи в Лондоне. Художник сначала написал пол, а поверх него служанку, но слой краски был слишком тонок и теперь через юбку (которая потеряла свой цвет) можно видеть плитки пола.
№18
018

Дворики

Жанровые картины де Хоха делятся на две большие группы – интерьеры и сцены на улице. Эти последние мне нравятся несколько меньше интерьеров, но и в них он старался найти что-то новое. Когда Питер де Хох писал дворики, то главным, что он стремился изобразить, по-прежнему оставались воздух, глубина и свет.

Вторая картина с выставки в Гааге.
№19 Дельфтский двор вечером: прядущая женщина 1657, Королевское собрание, Букингемский дворец. Картина подписана.
019.jpg
Куплена в 1819 году за 400 гиней. Дворики де Хоха были дешевле его интерьеров.

Я не буду детально описывать эту картину, скажу лишь про общее впечатление: картина неплоха, но во многом недотянута. (Одна из фигур смотрит в противоположную от нас сторону, совсем как у Хамерешея.)

№20 Задний дворик 1658, Национальная галерея, Лондон. Картина подписана и датирована.
020 The_Courtyard_of_a_House_in_Delft.jpg
Очень ловко показаны три плана: на первом плитка и метла, на втором мать с ребенком и арка с надписью, на третьем – фигура в дверном проеме с улицей вдали. Тем не менее, картина какая-то вялая и разбеленная, цвет получился скучным, возможно виною – дешевые краски.

№21 Служанка с ведром в заднем дворике ок. 1660, Кунстхалле, Карлсруэ. Картина подписана.
021 Magd_mit_Eimer_in_einem_Hinterhof,_um_1660

№22 Госпожа со служанкой в заднем дворике 1660-61, Национальная галерея, Лондон. Картина подписана.
022.jpg

Кроме картин с задними двориками и улицами, де Хох написал одну работу с элегантным французским садом. Именно на основании этой атрибуции ему приписывались две картины, считающиеся ныне де Йонгом (в заметке о де Йонге они приведены).

№23 Игроки в кегли 1665, Усадьба Ваддесон, Англия. Картина подписана.
023
Существует несколько копий этого полотна (копии делались и самим де Хохом, и другими художниками, копий, как всегда, довольно много и они с самых разных картин де Хоха).

Вечные проблемы с рисунком

Питер де Хох плохо рисовал. Если в лучших его работах конца пятидесятых и начала шестидесятых годов это не очень сильно мешает, то позже, когда он изменил свой стиль на более коммерческий, плохой рисунок стал сильнее бросаться в глаза.

Я могу привести много примеров, но думаю, что и одного будет достаточно. В конце же этой главы я задам вопрос, на который не смогу ответить.

Вот картина №24 Голландский дворик 1658-60 из Национальной галереи Вашингтона.
024 .jpg

Вот один из веселящихся солдат. №24 (1)
Öèôðîâàÿ ðåïðîäóêöèÿ íàõîäèòñÿ â èíòåðíåò-ìóçåå gallerix.ru

Он очень похож на персонажа, который был изображен на картине из королевского собрания (в желтом камзоле). И тот и другой были написаны без модели. На солдата надета кираса, и кираса эта слишком узкая. Если учесть, что кираса не может растягиваться или сжиматься, а под кирасой на теле есть еще как минимум рубаха из толстой материи (ткань рубахи плотная, это видно по толщине складок), получается, что грудная клетка вояки будет немногим шире шеи. Кроме того, центральная линия кирасы изгибается в левую сторону. Это ошибка, и мне она мешает: вместо того, чтобы смотреть на картину, в глаза бросается солдат с червеобразным торсом. Понятно, что фигура нарисована не с натуры. И вот тут я опять употреблю фразу, которая рефреном повторяется в моей голове, когда я смотрю на работы Питера де Хоха и многих других голландских живописцев: «а у Вермеера таких провалов нет!»

Кисти рук нашего солдата стыдливо спрятаны под крышкой стола и за кувшином, Некоторым художникам пальцы рисовать непросто (например, Уистлер так никогда и не научился), а варежки тут явно были бы не к месту, потому де Хох таким путем ускользнул от мороки.

Головы у всех людей на картине не соответствуют друг другу: голова у солдата в кирасе огромна, а у женщины слишком мала (и деформирована). Группа людей написана в перспективе, поэтому ближняя к нам фигура самая большая, а солдат в кирасе самый маленький. Но если сравнить эту перспективу с перспективой двора, то мы увидим полный разнобой

Глаз у солдата в черном камзоле почему-то находится посредине брови, а не в глазной впадине.
№24 (2)
Öèôðîâàÿ ðåïðîäóêöèÿ íàõîäèòñÿ â èíòåðíåò-ìóçåå gallerix.ru

Девочка (или мальчик? мальчики тогда тоже ходили в платьях и с длинными волосами, а потому историки искусств уклончиво называют подобных персонажей «ребенком»), несущая угли для разжигания трубок, нарисована очень неудачно: неправильная анатомия, старческое лицо, неестественнось позы. Я уже упоминал, что дети де Хоху не позировали, и ему приходилось писать детские фигуры по памяти. И результат был плачевен.
№24 (3)
Öèôðîâàÿ ðåïðîäóêöèÿ íàõîäèòñÿ â èíòåðíåò-ìóçåå gallerix.ru

А теперь наконец мой вопрос: ну и что? Ну, нарисовал Питер де Хох людей неправильно… И? Вот в Национальной галерее в Вашингтоне, где висит эта картина, плохой рисунок никого не тревожит, на сайте музея (где находится детальное описание картины, библиография, провенанс и т.д.) про него даже не заикаются. Признаться, мне нечего ответить… Равно как и на похожие вопросы: Почему певцу нельзя фальшивить? (Ответ: можно!) Зачем учить среднеперсидский язык? (Ответ: незачем!) Нужна ли нам грамматика? (Ответ: не нужна!)

Своими картинами де Хох словно подтверждал слова фламандского живописца Карла ван Мандера, написавшего в своей знаменитой книге биографий художников (1604), что голландцам следует рисовать получше, чтобы итальянцы над ними не смеялись. Ох, над этой картиной де Хоха злые итальянцы могут веселиться очень долго. И это обидно. Когда плохой художник что-либо неудачно изображает, то никто этого и не заметит. Скажем, унылый роттердамский караваджист Crijn Hendricksz Volmarijn был в рисунке абсолютно беспомощен. Ужасно ли это, друзья? Признаться, он меня нисколько не волнует. Да и никого не волнует. И правильно! Но Питер де Хох посмотрел на мир новым взглядом, сумел свое новое видение передать, он достиг очень-очень многого, ведь и в вашингтонской картине много удачных мест – это и красная кирпичная кладка и вымощенный желтыми кирпичами (которые поплыли волнами) двор. Именно из-за плохого рисунка, торопливости и небрежности де Хох так и не стал художником уровня Вермеера и Рембранда. Как жаль, что этого не случилось!

Утраченный стиль

В 1660 году де Хох переезжает в Амстердам. Вскоре стиль его живописи начинает меняться и меняется он не в лучшую сторону. Де Хох решает рисовать гладко и роскошно (и у него это не получается), в точности так, как рисовали многие голландские живописцы. Световые эффекты де Хох не забывает, даже придумывает новые, но они перестают быть доминирующей темой его картин. Вместо этого он перегружает композиции, пишет ковры, богатые блестящие наряды из дорогих материй, мраморные полы, фантастические выдуманные интерьеры, элегантных дам и кавалеров, показывает утонченную (как ему она представлялась) амстердамскую жизнь. Рисунок де Хоха ухудшается, композиции разваливаются, например, сатиновые платья дам блестят теперь вполне коммерчески, но не подходят по тону всей картине целиком. Все же иногда картины амстердамского периода напоминают произведения, написанные художником в Дельфте, и некоторые из них даже хороши, но это бывает нечасто.

№25 Приглашение 1660-64, Немецкий национальный музей, Нюренберг. Картина подписана.
025 Two_men_and_a_young_woman_in_a_distinguished_interior.jpg
Де Хох должен угождать новым клиентам, теперь он изображает красивую жизнь, можно отметить мраморный пол, обои из золоченой кожи, которые отныне будут часто появляться на его картинах. Световые эффекты забыты – фигуры, стена, пол равномерно раскарашены, нет никакой глубины.

№26 Игроки в карты 1663-65, Лувр, Париж. Картина подписана.
026 .jpg
Интерьер стал роскошнее: опять золотые обои, мрамор и наряды. Свет же потерял свои качества. Окно ничуть не светлее других белых пятен, освещение рассеянное, фигуры заднего плана нарисованы очень (!) плохо, композиция удовлетворительная, глубина пространства достигнута. Я хочу обратить внимание на стол покрытый ковром (сзади перед стеной). У де Хоха ковер это обозначение богатства. И всё. У Вермеера ковер это всегда важный элемент в композиции, но ни в коем случае не символ преуспеяния. Картина не коричневая, а довольно цветная.

№27 Вышивающая женщина с ребенком 1662-68. Музей Тиссен-Борнемиса, Мадрид. Говорят, что работа была подписана, но подпись исчезла в конце 19 века после реставрации… Была подписана? Ну-ну.
027 Interior_with_a_Woman_sewing_and_a_Child_1958.7.jpg
Серая, унылая картина, где свет лишь обозначен, он не только не организует пространство, но даже не лепит форму сидящей женщины, свет только отствечивает на кожаных золотых обоях. Работа потемнела после ужасной реставрации. Подозрительно смешаны элементы из самых разных картин де Хоха. Я не уверен, что это де Хох, но работа достаточно плоха, и ее можно спокойно приписать амстердамскому периоду художника. В каталоге Саттона работа считается подлинной, на сайте RKD (архив голландского искусства) работа отсутствует.

№28 Материнская радость 1662-66, Музей Амстердама. Работа подписана.
028 Moedervreugd.jpg
Здесь де Хох впервые использует новый мотив – изображение двух квадратов оконного света на затененной стене, на этих квадратах видны тени от переплета (де Хох напишет еще несколько картин с этим мотивом). Тут этот прием сработал (колыбель очень рельефно смотрится на фоне светлых пятен), но, на мой взгляд, картина все равно не получилась. Ужасный рисунок ребенка, плохой рисунок матери, увлечение изображением богатых одежд и дань амстердамским вкусам – непременный роскошный ковер (в Нидерландах до сих пор ими покрывают столы). В целом мне скучно (несмотря на мерцающий огонь в камине и дверь, открытую на улицу). Вечернее освещение получилось хорошо.

№29 Семейный портрет 1667, частная коллекция. Подпись картины то исчезает, то появляется: сначала на аукционе в 1986 году утверждают, что подпись есть, через двенадцать лет в 1998 на том же аукционе ее уже не могут найти, а в книге о Хохе того же 1998 года подпись опять найдена.
029 terrace.jpeg
Картина амстердамского периода. Де Хохом написано много таких шикарно-роскошных и важных семей и компаний, расположившихся на терассе, демонстрирующих зрителю дорогие наряды, ковры и прочие атрибуты богатства. Пейзаж сзади напоминает два французских сада с картин де Йонга, особенно тот, который находится на полотне из Королевской коллекции Англии, там такая же елка и похоже написанная статуя. Скучная, плохо нарисованная, вяло исполненная картина.

№30 Ребенок, кормящий попугая 1672, частная коллекция.
030 Interior_with_a_Child_Feeding_a_Parrot.jpg
Гладенькая, чистенькая, хорошо сохранившася, скучненькая работа. Первых трех достоинств было достаточно, чтобы эта вещь де Хоха была продана за 3,666,500 долларов на Сотбис в 2012 году. Похожих работ у де Хоха несколько. Свет показан, но не играет никакой роли, плохо нарисованные фигуры, перегруженная композиция, богатая (наряды, ковер, мрамор) обстановка.

№31 Музыкальная вечеринка ок. 1680, The Wellington Collection, Apsley House. Полустершаясь подпись.
031.jpg
Тут вроде бы присутствует даже новый световой эффект – просвечивающие красные занавески, заслоняющие большую часть окон и влияющие на освещение. Однако эффект этот де Хох не сумел использовать в полной мере и положения он не спасает: свет, проникающий в комнату, не може окрасить всю комнату убедительным и не назойливым красноватым отблеском, лишь на потолке это получилось, стоящая же у стены кровать задрапирована красноватой материей и наложение красного света на красную материю не работает (получилось масло масляное). Освещение интерьера придумано, а не увидено в жизни, потому оно кажется вялым и неинтересным, все это дополняется ужасным рисунком (ни одна фигура не сделана с натуры), картина пергружена, у нее нет пластической идеи (то есть работы с линиями, плоскостями, объемами, цветом и тоном). Кажется, что де Хох механически изображал изящные манекены и пририсовывал их один за другим. Все на картине выдумано – от собак на первом плане до интерьера, который перегружен двенадцатью фигурами. Герб над камином тоже считают вымышленным, так как покуда не узнали, какому роду он принадлежал (на картине де Хоха из Амстердамского исторического музея в том же самом месте над камином находится герб реальной семьи).

№32 Интерьер голландского дома 1680, Музей изящных искусств, Бостон. Картина подписана.
032.jpg
(Хм, опять (см. еще №24) странное название выбрали для этого холста в американском музее, как будто бы де Хох изображал еще немецкие и персидские интерьеры и было важно донести до публики, что этот – именно голландский, а не какой-то другой.) В картине де Хох вроде бы и показывает свой фирменный свет из окна сзади, но свет занимает небольшую часть поверхности картины и никак не влияет на композицию, а просто мирно соседствует с зеленовато-коричневыми пигментами, которыми написаны фигуры и весь остальной интерьер. Де Хох использует мотив света из окон и дверей лишь формально, не заботясь о его действенности.

Ужасные работы последних лет

К концу жизни де Хох стал писать совсем беспомощно и плохо. Я приведу тут лишь две такие картины, но подобных непрофессиональных работ у него больше. Увы, но даже хорошие художники не застрахованы от деградации. (Я вспоминаю замечательного русского живописца Николая Чернышева и стыдные работы, которые он написал в конце жизни.)

№33 Элегантная пара на терассе после 1680, частная коллекция. Картина подписана.
033 .png
Тут все ужасно: зеленоватый цвет, по-детски раскрашенная колонна посреди терассы, непрофессионально нарисованные фигуры, изгибающаяся перспектива, мертво-грязная драпировка, неуклюже нависающая надо всем.

Кривые постройки на заднем плане.
№33 (1)
033 a.png

Ужасно нарисованные лица и руки.
№33 (2)
033 b.png

№33 (3)
033 c.png

Не случайно, что на аукционе Кристи эту картину (подписанную!) не смогли продать в 2010 и в 2012 году и лишь в 2015 ее наконец купили за 9,375 евро.

№34 Элегантные музыканты 1684, частная коллекция. Картина датирована и подписана.
034 A_Musical_Company_with_Three_Figures
Эту картину тоже не удалось продать на Кристи (в 2009 году).

Разница в качестве картин четырех периодов творчества художника всегда бросалась в глаза знатокам искусства. Лучшие работы де Хоха связывают с Дельфтом, они относятся ко второй половине пятидесятых годов, работы первых амстердамских лет иногда тоже неплохи. В голландском биографическом словаре 1933 года (когда в словарных статьях и научных работах было меньше приторного сиропа) написано, что де Хох автор 180 работ, из которых 30 очень хороши.

Последний документ о жизни де Хоха датирован 1679 годом. Последняя из картин датирована 1684 годом. Раньше считалось, что он умер в доме умалишенных в 1684, но позже выяснилось, что в бумагах речь велась о его сыне. Дата и место смерти художника неизвестны.

Реализм

Когда Питер де Хох писал освещение с натуры, то картины получались превосходны, если он использовал модель, то его фигуры выходили неплохими (хотя это может заметить лишь тот, кто рисовал с натуры сам). А что еще он писал с натуры? Многое! Например камины. Одну и ту же зарисовку камина он использовал для нескольких работ.

№35 (1) (2) (3)
035 a Interior_with_a_Child_Feeding_a_Parrot    A woman handing a coin to a serving woman with a child, by Pieter de Hooch    035 c Teaching_a_Child_to_Walk

Когда де Хох писал золотые обои, он иногда использовал натуру. Один его образец даже сохранился до наших дней и хранится в Ряйкмузеуме в Амстердаме.
№36
036 goudleer2.jpg

Утверждают, что именно эти обои изображены в «Игроках в карты» из Лувра (№26).

№26 а
026 a.jpg

Есть еще один интересный пример. Когда Питер де Хох переселился в Амстердам, то в трех картинах он изобразил интерьеры Амстердамской ратуши. Ратуша символизировала равенство, демократию, считалась самым большим (и роскошным) общественным зданием в Европе и была предметом народной гордости (кстати, история повела себя несколько иронически: это демократическо-эгалитарно-гражданско-народное здание у народа потом отобрали и оно стало королевским дворцом, который в 1935 году был выкуплен у королевской семьи Оранье-Нассау голландским правительством).

Ратуша сохранилась и мы теперь можем сравнить картину де Хоха и интерьер, изображенный художником.

№37 Пара, гуляющая в «Зале граждан» в ратуше Амстердама 1663-65, Музей изящных искусств, Страсбург. Подписан монограммой.
037.jpg
Окрытая дверь слева, окно и пейзаж это позднее добавление 19 века, кто-то, видно, решил улучшить довольно скучную картину. И, как мог, улучшил (и у него не получилось).

№38 Галерея «Зала граждан».
038 royal palace amsterdam south east gallery2

В зале три окна, у де Хоха два, пропорции зала на картине непохожи на пропорции своего образца, рисунок пола иной (еще раз скажу, что это правильный подход: надо писать с натуры, изменяя ее по необходимости). Де Хох эксперементирует со светом и пишет изолированное пятно солнечного света. Прием хорош, но картину он не спасает, картина не удалась, именно потому «реставратор» 19 века решил ее оживить.

Часто в голландской картине 17 века мы можем посчитать реализмом не индивидуальное наблюдение художника, а некий прием, давно известный всей когорте живописцев. Примером может быть трещина на стекле у де Хоха из Национальной галереи в Лондоне, из Национальной галереи в Вашингтоне и разбитое стекло у Вермеера в «Молочнице». (У Вермеера получилось более изобретательно, у де Хоха в одном случае она изображена просто темной линией, в другом стекло разбито, а у Вермеера это блестящие отражения света по всей длине трещины и рядом вверху еще разбитое и немытое стекло, как и на картине де Хоха отличающееся по тону от неба.)

№39 Де Хоох
039 crack hooch.png

№40 Де Хоох, Вашингтон.
040.jpg

№41 Вермеер
041 Johannes_Vermeer

Многое из мотивов, которые писал де Хох, можно увидеть и в сегодняшних Нидерландах. В домах самой современной архитектуры встречаются фойе, отделенные от главных комнат стеной с окнами (совсем, как у де Хоха), улицы голландских городов, как и триста лет назад, мостят желтыми кирпичами, правда, чуть другой формы, зато точно такого же цвета, и точно так же, как и триста пятьдесят лет тому назад, голландцы в солнечные дни сидят на улицах рядом с домом и пьют вино.

Несколько заключительных слов

Та самая тема световых эффектов, которой только коснулся де Йонг, становится у де Хоха главной в творчестве, он находит ее не сразу, постепенно она развивается, усложняется, и именно тогда де Хох превращается в по-настоящему интересного художника. Не сюжеты, не анекдотичность, не механическое копирование прозрачности стекла, блеска металла и фактуры тканей занимают его. Питер де Хох новаторски взглянул на натуру, понял, что можно изображать не только предметы, но свет, тень и воздух. Почему это важно и важно ли это для истории искусств? На это я могу лишь ответить, что я не знаю. Мне очень нравятся лучшие картины де Хоха, а картины, скажем, искусных лейденских живописцев не нравятся вовсе. (И я думаю, что это единственный приемлимый ответ, потому что стараться представить свое личное мнение всеобщим, научным и объективным удавалось лишь марксистским идеологам, религиозным фанатикам и какому-нибудь Гомбриху, а на них походить уж больно неохота.)

К сожалению, открытия де Хоха в то время никто и не заметил, светом в живописи снова начали интересоваться лишь через сто с лишним лет. Именно тогда, в самом начале девятнадцатого века на де Хоха и обратили внимание любители живописи. Но в 17 веке изображение света не впечатлило покупателей и заказчиков картин, и поэтому де Хох, как всякий разумный голландец, бросил свои никому не нужные и не приносящие дохода новшества и стал писать, как все. Поэтому или по иным причинам, но вскоре в его живописи начался явный спад, полотна его делались все хуже и хуже.

Де Хох был думающим живописцем и ставил перед собой серьезные художественные задачи: он работал над композицией, писал на холсте фигуры, а потом изменял картину и убирал мешавших ему персонажей. Художник искал и новые цветовые эффекты, в конце своей жизни он часто изображал яркий, желтый, свет заходящего солнца.

№42 Пара играющая в карты и служанка 1665-67, Метрополитен, Нью Йорк.
042.jpg

К сожалению де Хох не был виртуозом, рисовал он плохо. Тут можно вспомнить, что не все великие рисовали хорошо. Например, один из моих самых любимых художников, Клод Моне был несколько неуверен, когда ему приходилось изображать людей, а не пейзаж. Но я смотрю на его пейзажи и остальное меня не заботит. У де Хоха такое бывает редко, лишь в немногих картинах плохой рисунок не мешает. Особенно плохой рисунок заметен тогда, когда де Хох пишет не с натуры (например, изображения детей). Краски де Хоха со временем сильно изменились, у него много разбеленных, бесцветных плотен, иногда, наоборот, на холсте торжествует чернота, виною этому время (например, почерневшие изображения зеленой листвы) и неудачное дублирование на новый холст. Часто живописный слой очень жидкий и фигуры и вещи, которые он писал поверх записанных плоскостей, стали прозрачными. Это тоже мешает восприятию.

Когда смотришь на картины де Хоха, то волей-неволей, но сравниваешь его с Вермеером. И сравнение делает понятнее разницу между гением и талантом. Это именно то, что так ясно проступило на выставке в Гааге, то, что я пытаюсь поймать и сформулировать. К примеру, краски Вермеера гораздо ярче, или еще – де Хох часто пренебрегает деталями, он оставляет на холсте мертвые зоны, про которые он не думал, а писал их по привычке или даже вообщене писал (темный фон), а у Вермеера почти нет непродуманных мест.

Мастшаб фигур у де Хоха довольно традиционен. У Вермеера люди, изображенные на полотнах крупнее, они имеют форму и объем. У де Хоха этого часто нет. Подход Вермеера мне ближе и понятнее, люди у него не персонажи комикса, а нечто другое (потому-то холсты его такие малонаселенные). Вермеер не рассказывает историю, а изображая людей, смотрит на объемы, воздух, пространство, световые пятна, линии и этот формальный подход гораздо более созвучен теперешнему времени. Де Хох смог по-новому посмотреть на освещение, но во многом оставался вполне традиционным живописцем, Вермеер же смотрел на натуру гораздо более свежим взглядом. Вероятно, такой список различий можно продолжать и продолжать, но все же мне следует прерваться, потому что разницу между этими двумя художниками каждый видит по-своему.

Цены на картины де Хоха сейчас колеблются от нескольких десятков тысяч долларов до нескольких сотен, некоторые картины продаются за миллионы (№30), а некоторые настолько плохи, что не находят покупателя.

Жаль, что Питер де Хох плохо рисовал, торопился и изменил свой стиль. Жаль, что работы его сильно потемнели, а краска стала прозрачной. Тем не менее, тем не менее, тем не менее, он важный и очень хороший художник.

                                             

14 thoughts on “Обычный, превосходный, слабый и ужасный художник Питер де Хох”

  1. Восхитительный журнал!
    Во-первых, – необычайно познавательный (я ужасная невежда по части живописи), а во-вторых – слог, слог-то каков! – сразу выдает поэта!
    Начитавшись ходила в субботу по музею, разглядывала кто как обращается со светом и какими средствами изображается белый цвет дамских платьев.
    Продолжаю читать.
    Сплошные откровения для меня.
    Спасибо.

    Like

    1. Спасибо, мне ужасно приятно!
      (Вот теперь мне придется и про Герарда Доу писать. Ох, поругаюсь всласть!)

      Like

  2. Спасибо вам большое, неравнодушное, искреннее, пристрастное отношение к предмету подкупает. Вы заставляете критически смотреть, я открыл сейчас знакомую с детства эрмитажную картину “Хозяйка и служанка”. Снова, как много лет назад, я восхитился блеском медного ведра, треснувшей плиткой на полу, живой кирпичной стенкой. Но только сейчас заметил, что корзина не стоит на полу, а висит в воздухе, и что у служанки невозможный торс. Вы объясняли про увядание красок, и вот тут я тоже увидел, что листья на деревьях больше не зелёные. И всё равно я люблю эту картину. Пожалуйста, пишите ещё.

    Like

    1. Спасибо, очень приятно слышать.
      Я тоже к этой картине де Хоха неравнодушен (вероятно, потому что с детства видел цветную репродукцию в БСЭ). И всегда мне жаль, что он картину не дотянул.

      Like

  3. Уважаемый Сергей! Спасибо за статью о Питере де Хоохе и голландской живописи. Очень познавательно! интересно пишете, с юмором, спасибо! Особенно интересна интерпретация художника, я так понимаю, вы именно художник?

    Я сегодня читала книгу П. Вайля “Гений места”, там есть глава Амстердам – де Хоох. Было очень интересно узнать такого художника, хоть я и была в Rijksmuseum, и в Лувре, и в Эрмитаже, и Венском музее истории искусств и проч тем не менее только сегодня познакомилась с творчеством де Хооха. Ещё раз благодарю за ваш блог!!

    Like

  4. Какое наслаждение читать ваши статьи !!! Спасибо большое за “человеческий” подход к описанию, эмоционально и живо. Очень очень интересно, заставляет задуматься, засмотреться и задуматься, “А какое мое мнение?” “А что заметила я?

    Благодарю от всего сердца
    С Уважением Александра

    Like

Leave a Reply

Fill in your details below or click an icon to log in:

WordPress.com Logo

You are commenting using your WordPress.com account. Log Out /  Change )

Twitter picture

You are commenting using your Twitter account. Log Out /  Change )

Facebook photo

You are commenting using your Facebook account. Log Out /  Change )

Connecting to %s

%d bloggers like this: